Три грации

Каминский Владимир

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Владимир КАМИНСКИЙ

ТРИ ГРАЦИИ

Фантастический рассказ

В тени ракиты, у реки, три грации застыли в изумленье, любуясь плывущими по небу облаками.

- Как красиво!
- сказала Первая Грация.

- Изящно, - согласилась Вторая.

- Конечно, - тихо произнесла Третья.

- Что "конечно"?
- спросила Третью Грацию Первая.

- Конечно, это очень изящно и красиво, - вздохнув произнесла Третья Грация и отвернулась.

- Девочки, - голосом классной дамы, так не вяжущимся с ее внешностью, воскликнула Вторая Грация, - сюда кто-то идет. Встаем в позу Радостного Изумления.

Богини плавно перегруппировались: Первая и Третья обняли Вторую. Так они и застыли, глядя куда-то вдаль... Глаза их были широко распахнуты, губы полуоткрыты. Очаровательные статуи из бело-розового мрамора в Летнем саду Природы. Но если бы кто пристальнее пригляделся к богиням, то увидел бы только безжизненные маски, под которыми не раглядеть живых лиц. Отработанные тысячелетиями грациозность, изящество, жеманство, как бесформенные одежды, скрыли очертания фигур, похоронив живые чувства богинь. И только глаза Третьей Грации выдавали какое-то смятение в ее отшлифованной душе.

- Как изящно, - воскликнула Вторая Грация, глядя на жужжащую стрекозу.

- Красиво, - согласилась Первая.

- Конечно, - вздохнула Третья.

- Что с тобой?
- спросила Третью Грацию Первая.
- Ты что, не согласна с нами?

- Нет, отчего же, я полностью с вами согласна.

- Так почему же ты вздохнула?

- Я устала...

- Что?

- Я устала любоваться... Смотреть только на то, на что смотрите вы, восхищаться только тем, что нравится вам. Я думаю, что, может быть, вы не всегда правы...

- Как ты можешь так говорить?
- Грации растянули губы в полуулыбке. Каждый предмет мы рассматриваем с трех сторон, но приходим всегда к единому мнению. Разве это не замечательно, что мы думаем обо всем одинаково?

- А я не хочу думать одинаково. Я хочу думать по-своему!

- Девочка, ну как ты можешь думать по-своему?
- Грации нежно обняли подругу за плечи.
- Ведь мы похожи друг на друга, как три капли воды. Мы одно целое!

- Нет, я не одно целое с вами. Я сама по себе!

- Что?
- Грации обхватили Третью своими мягкими точеными ручками, из которых уже было не вырваться.

- Встанем в Позу Очарования Природой!

Грации снова перегруппировались. Теперь Третья стояла между Первой и Второй. Их руки лежали на ее талии. Грация попыталась пошевелиться, но острые ноготки тут же вонзились ей в поясницу, как шипы растущих поблизости роз.

- Как красиво, - сказала Первая Грация, мило улыбнувшись Третьей.

- Изящно, - воскликнула Вторая.

Третья ничего не ответила.

- А ты что думаешь?
- спросила Третью Первая.

- Мне кажется, это ужасно.

- Что?
- ахнули богини.

- Нет, нет, не то, что вы думаете. Мир прекрасен, я знаю. Очаровательная Природа. Но меняются века, и все меняется вокруг, все... Красота тоже. А мы застыли в глупых скучных позах, которым нас научили когда-то. Мы устарели, как и мир, который окружает нас.

- Это бунт!
- взвизгнула Первая Грация.
- Мы настолько знаем и любим друг друга, что думаем обо всем одинаково. Мы триедины, а ты груба. У тебя испортился вкус.

- На вкус и цвет товарищей нет, - крикнула Третья Грация.

Два шипа вонзились ей в поясницу.

- Фи, как ты дурно говоришь.
- Грации улыбнулись.
- Нет, милая, мы не можем допустить, чтобы ты так говорила. Красота останется красотой, как бы ее ни называли. А те, кто не видят ее, глупцы. Только мы можем заставить понять, что есть красота!

- Нельзя заставлять любить, заставлять восхищаться, заставлять очаровываться. Да и вообще, что вы сами смыслите в красоте?

- Красота - это то, что ласкает взляд, слух... И кто этого не понимает...

- Это все глупости, глупости. Красота - не липкая конфетка. Мы только притворяемся, что наслаждаемся красотой, на самом же деле она впереди нас и мы не в силах ее догнать. И тогда мы плюем на ту красоту, которую не понимаем. А уж потом, когда она все-таки завоевывает себе место под солнцем, мы громче всех кричим, что это мы открыли миру ее прекрасные формы. Вам нужна застывшая красота, как ваши скучные позы. А я не желаю, не желаю быть с вами. Прощайте...

Грация хотела побежать, но бархатная ручка Второй Грации схватила ее за локоть, а Первая обняла ее за плечи. Это была поза Сосредоточенности.

Грация заплакала.

- Ну что ты, успокойся. Это нервы. Тебе надо посмотреть на порхающих стрекоз.

- Это очень изящно.

- Не хочу, не хочу я смотреть на стрекоз. Мне надоело жить по подсказке. Я смотрю на то, на что меня заставляют смотреть, я слушаю то, что все слушают. Я хочу сама смотреть, ощущать, слушать то, что я хочу слушать, смотреть и ощущать. Не потому, что это красиво или некрасиво, а потому, что я хочу сама все понять. Зачем вы меня мучаете?

- Кто тебя мучает?

- Как ты можешь так говорить?

- Мы хотим только показать тебе подлинную красоту.

- Мы хотим, чтоб у тебя был хороший вкус.

- Чтобы ты разбиралась в жизни...

- Мы тебе показываем...

- Не хочу, не хочу чтобы мне показывали. Не желаю слушать. Откуда вы знаете, что мне действительно необходимо. Я сама как-нибудь разберусь.

- Но нам со стороны виднее. Мы же коллектив.

- Вы не коллектив. Вы насильники, желающие все уравнять, как Прокруст. Но я тоже частичка красоты, которую уравнять нельзя! Прощайте!

Она побежала. Ветки деревьев хлыстали ее по лицу, плечам. Волосы путались в паутине. Ядовитые колючки вонзались в босые ноги. Но она ничего этого не чувствовала. Она бежала, бежала, бежала... От себя, от своего прошлого, от всего, что мешало ей все эти годы быть свободной. Свобода! Какое чистое и звонкое слово. Свобода!

А она бежала, бежала, бежала... Пока не упала, обессиленная, в густую сочную траву. Тишина обступила ее, зловеще-величественная тишина. Она была одна среди этих деревьев, травы, неба... Одна в целом свете. Одна во Вселенной. Одна! И никто теперь не посмеет заставить ее смотреть только на то, на что смотрят все, любоваться лишь тем, что нравится большинству. Она сама знает, что ей нужно, а что нет. Она сама вправе распоряжаться собой. Сама. Только сама.

По руке полз муравей, шустрый и нахальный. Он метался от локтя к плечу, сбегал на грудь и снова возвращался к локтю. Он заблудился и никак не мог найти дорогу домой. А она смотрела на его мучения и смеялась. Ей было хорошо. Где-то далеко-далеко в небе сходились макушки деревьев, а между ними стремительно неслись облака. Казалось, что земля висит над небом, как воздушный шарик. И все, кто находится на его скользкой поверхности, вот-вот сорвутся в синюю пустоту Вселенной.

"Интересно, - подумала Грация, - что бы об этом сказали они?
- И тут же испугалась: - Боже мой, опять я думаю о них. Как можно? Забыть! Во что бы то ни стало забыть! Зачем интересоваться мнением тех, кто тебе противен? Меня они больше не интересуют. Абсолютно".

Она сощурила глаза и снова стала смотреть на остроконечные макушки деревьев, которые, разрывая пухлые облака, улетали от земли.

Где-то вдалеке заиграла музыка. Грация прислушалась. Исполняли какую-то неизвестную ей симфонию. Мягкую, наивную мелодию скрипок нарушали диссонирующие звуки духовых. Но вот они все смелее стали вмешиваться в нежную мелодию скрипок. На какое-то мгновение все смешалось. Оркестр гремел, как канонада, и даже листья опадали с деревьев. Музыка металась. В ней были и отчаяние, и восторг, и надежда, и неопределенность. Но вот трубы стали стихать, и светлая мелодия скрипок вновь зазвучала над лесом. Все вернулось к началу.

"Интересно, - подумала Грация, - это талантливо или нет?"

- Ну а тебе нравится?
- спросила она себя.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.