Урок истории

Кукаркин Евгений

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Евгений Кукаркин

Урок истории

ЗАЩИТА.

- Я утверждаю, что Святослав в сражении под Доростолом не был побежденным, как утверждают Византийские историки, он был победителем, - так заканчивал я свою диссертацию о Великом Князе Святославе.
- Действительно, продержись Святослав в Доростоле еще неделю и тогда неизвестно какие печальные события могли бы произойти. Император греческий Иоан Цимиский, спешил на любых условиях заключить мир, так как боялся потерять вечно шатающийся трон. Он рвался в Константинополь, потому что знал, что сторонники свергнутого им императора Никифора вот-вот возведут на престол его отпрыска, Феофана. Вечно враждующие полководцы Фока и Склир не могли заменить его под Доростолом и не было к ним доверия после страшного поражения от росичей под Адрианополем, которое было за год до Доростола. У меня все.

- Если вопросы к Михаил Ивановичу?
- спросил ученый секретарь.

- Можно, - поднялся тощий седой профессор Писемский.
- Скажите, уважаемый Михаил Иванович, вы все говорите о Иоане Цимиском, а что было бы с Росичями, если бы они попытались продержаться неделю или две после 22 Июня 971года?

- Они бы, вероятней всего, потерпели поражение, но прекрасно осведомленные от пленных тем, что творилось в столице Империи, они готовы были продержаться.

Тут выскочил нервный Дмитрий Константинович, мой вечный оппонент и секретарь парторганизации университета.

- Откуда вы достали материалы о Феофане? Признайтесь, что фактически это является краеугольным камнем данной работы.

- Естественно. После подлого убийства Императора Никифора, часть византийских войск воевавших в Италии против франков и не поддержавших Цимиского, выступила в защиту малолетнего Феофана, который находился под присмотром своего двоюродного брата Ирисмея в Риме и собиралась выступить в поход против Константинополя. Франкам даже это было весьма выгодно, бесконечные войны опустошили казну, поэтому они заключили на год мир с полководцем Ирисмеем и тот двинулся в путь. Это одна из причин заставивших Иоана Цимиского спешить. Данные об этом найдены мной в Лионских архивах, времен воин франкского государства V- IX веков.

Вопросов больше не было. Мне закатили 19 красных шаров при двух черных. Это была победа.

Дмитрий Константинович вяло мял мою руку и выговаривал тоном учителя.

- Я хочу вас поздравить, хотя честно скажу, один черный шар мой. Но еще больше я расстроен тем, что вы останетесь на историческом факультете и будете смущать молодых людей своими неординарными идеями.

- Разве история не должна быть правдивой?

- Она должна служить тому государству, в котором вы живете.

- Весьма корректная формулировка. Я что-нибудь написал не так о Святославе?

- Все так, но нужна еще слава русскому оружию, а не неопределенность. За это я вам вкатил черный шар.

Мне ничего не оставалось, как поблагодарить Дмитрия Константиновича за поздравления и за черный шар.

БИТВА НА РЕКЕ ВОЖЕ

Заведующий кафедрой, милейший членкор Дальский, тихим голосом говорил со мной.

- Михаил Иванович, у нас завал по древне русской истории, так что возьмите на себя любезность читать студентам этот курс. Знаю, в нашей истории всегда было много чего непонятного и вы своей эрудицией постарайтесь зажечь молодых людей так, что бы они прониклись в поиски и открытия неизвестного. В основном надеюсь на вашу зрелость и мудрость.

- Я постараюсь.

- И еще, не успев вступить в должность, вы уже заимели массу врагов. Будьте осторожны, не давайте им повод, что бы начать травлю. Русская история самый опасный предмет на сегодняшний день.

Вот так меня напутствовал милейший безобидный человек.

В квартире тихо и пусто. Жена, уже как три года тому назад, съехала с ребенком к своим родителям. Получила от меня развод и теперь живет с другим человеком. Наверно, что бы тогда не лезть с тоски на потолок, я и занялся научной деятельностью, превратившись, как смеется мой друг Женька, в архивного червя. Сегодня Женька у меня.

- Мишка, мы сегодня поддаем. Во, смотри какую красавицу я принес.

Он достает и кармана бутылку водки и крутит ее на свет.

- Где там у тебя еще есть мытые стаканы?
- нахально продолжает он.

- У меня все мытое.

- Да ну?

Женьке невдомек, что перед защитой я прибрал всю квартиру. Он идет на кухню, приносит два стакана, колбасу, батон и удивляется.

- Чего это с тобой, может ты с куста упал? Все чисто. Или может ты на радостях, что защитился домработницу приобрел?

- Все в порядке. Я же теперь преподаватель со степенью.

- Какое слово-то "со степенью", как будь-то с грузом каким. Ладно, тяпнем за твой первый добавочный груз и пусть будет он началом восхождения к Олимпу.

- На что намекаешь, стервец, на Сизифов камень?

- Это твоя конечная стадия, - хохочет Женька.

Мы выпиваем стакан и с наслаждением грызем колбасу. Женька не плохой конструктор, бабник и выпивоха. За три года он сменил три жены, прожив самое большое с одной из них, пол года. Мы с ним еще с детства жили в одной коммуналке и когда разъехались по квартирам, то оказалось, что в новом доме семья Женьки живет выше меня этажом. Так иногда и ходим друг к другу, не разрывая последнюю ниточку детства.

- Слушай, Мишка, рванем сейчас к моей подружке Марте.

- Ты-то к Марте, а я зачем?

- Дурачок, там сейчас такой бабий сбойчик. Поехали, Мишка, мы сейчас уже зарядились.

- Поехали, - решился я.

Не лезть же мне опять на потолок от тоски.

- Мальчики, пришли, - вопит чей-то девичий голос.

Марта выскакивает в прихожую и повисает на шее Женьки.

- Женечка, вот хорошо.

- Я же не один.

- Мишка, ты молодец, что пришел, - теперь Марта обращает внимание на меня.
- У меня сегодня такие девочки, закачаешься. У нас же на работе из мужиков, один начальник и тот импотент. Вот сегодня девочки и собрались, что бы хоть как-то погулять.

Девочки действительно были шикарные, разных возрастов и одетые как на праздник.

- Девчата, - представляла нас Марта, - к нам пожаловали холостые мужчины. Одного звать Миша, другого Женя. Прошу любить и жаловать.

- Любить мы всегда можем, - засмеялась рыжая девушка, - а вот жаловать..., это еще надо разобраться чем и как? Меня звать Лиля.

Она зачем-то растопырила пальцы и протянула нам руку.

- А я вас знаю, - передо мной возникло симпатичное создание, - вы преподаете на истфаке.

- Точно. Зато я вас чего-то не видел.

- Мишка, так был занят наукой, что мог заметить только слона, отвечает за меня Женька.

- Я не слон, я, Таня.

Она протягивает мне тыльную часть ладони... для поцелуя.

- Смотрите-ка, - зашумели девчонки, - ну Танька дает, уже ручки целовать дает, что дальше будет. Ей больше не наливать.

- А меня звать, Галя, - толстоватая женщина с хитринкой смотрела на меня.
- Мне о вас столько говорили, а вы вон какой.

- Разочарованы?

- Наоборот, не ожидала.

- А я, Гюльнара, - последняя, черноволосая, подстриженная под мальчишку девушка, протянула мне руку.

- Все за стол, - скомандовала Марта и компания повалила в гостиную.

Меня втиснули между Таней и Гюльнарой, налили водки и... мы продолжили пиршество полупьяных мужчин и женщин. К ночи все были тепленькие и стали расходиться. Женька пожелал остаться у Марты, а я, Таня и Гюльнара пошли провожаться по улицам. Остальные смылись по-английски.

Только к утру пришел домой и заснул сном праведника.

Я смотрю в аудиторию набитую студентами. Интересно, здесь есть Татьяна или нет.

- Я сегодня буду читать вам древнерусскую историю и хочу вас подвести к мысли. Для чего она нам нужна? Уроки истории нам нужны для того чтобы мы не повторяли ошибок прошлого, что бы мы знали как выжить в дальнейшем без малой крови и быть могущественным государством. К сожалению история, как по витку спирали возвращается к нам и если мы знаем что было тогда, нам легче справиться с невзгодами, а если нет, мы можем погубить целые народы. Вспомните Канны великого Ганнибала, разве мы не повторили опыт его под Сталинградом. И другой более злосчастный пример, когда при битве с татарами при реке Калке, князь Мстислав Романович поверил предателям и сдал татарам оружие, за что и поплатился жизнью вместе со своими войсками. Прошло сто лет, князь Остей в осажденной Москве опять верит князьям изменникам и история повторяется. Остей сдает оружие, гибнет сам и Тохтамыш уничтожат Москву вместе со всем населением. А ведь в том и другом случае татарам победа не светила.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.