Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека

Никонов Александр Петрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Конец феминизма. Чем женщина отличается от человека (Никонов Александр)

, 2014

* * *

Я – враг народа.

Не всего, правда, а примерно половины. Точнее, 53 процентов – столько в народе женщин.

О том, что я враг женского народа, я узнал совершенно случайно – наткнулся в Интернете на статью одной возмущенной феминистки. Эта дама (кандидат филологических наук, между прочим) написала большой трактат об ужасном вербальном угнетении нами, проклятыми мужчинами, их – нежных, хрупких теток. Мы угнетаем их, помимо всего прочего, еще и посредством средств массовой информации…

Статья та называлась «Язык вражды». Ее авторша провела мониторинг российской прессы, проанализировала, какими словами пишут о женщинах грязные угнетатели, и ужаснулась, обнаружив кругом оголтелый сексизм. В этой сравнительно небольшой статье слово «Никонов» (в негативной ключе, естественно) встречается 7 раз. Главный враг!

Никонов говорит с женщинами языком вражды. Разжигает… Является типичным примером… Обзывается… Надсмехается… Демонизирует женщин… Обвиняет феминизм в том, что тот «покушается на почти подсознательную протипическую систему ценностей…».

Да, вот такой я страшный! Вот такой я ужасный враг феминизма на Земле!

Впрочем, не только Никонов отличился. Вся отечественная пресса в этом смысле хороша. Вместо того чтобы вместе со всем прогрессивным человечеством семимильными шагами бежать к пропасти, наши журналисты пишут про женское движение всякие враждебные гадости!

«Женщины предстают в газетах либо как чрезвычайно жестокие преступницы или психически больные… либо как субъекты «забавных» случаев… либо как носительницы явных отклонений», – убежденно пишет авторша материала. И приводит в доказательство несколько заголовков из желтой прессы: «Из-за Пугачевой мужчина лишился гениталий», «69-летнюю террористку обезвредил спецназ», «Крыса разлучила женщину с унитазом», «Бабушка засыпает, только поев окурков».

Но и это еще не самое страшное, что творят журналисты с женщинами. «Есть другой распространенный прием языка вражды», – открывает читателю глаза авторша феминистического исследования. Это когда к женщинам обращаются следующим образом: «милые, дорогие наши женщины», «любимые женщины», «милые дамы». Причем, что особенно возмущает феминистку, последнее выражение («милые дамы») употребляется «даже на женских конференциях»! Это уже вообще ни в какие ворота не лезет! Язык вражды!..

…Если вам кажется, что феминистки – безобидные смешные сумасшедшие, обратите внимание на первый эпиграф к этой книге. Эти слова – перевод с английского. А на Западе нужно набраться большого мужества, чтобы такое сказать или написать. Примерно как во времена СССР вякнуть против Советской власти. И если диссиденты в стране победившего капитализма поднимают головы, значит, далее молчать честным людям уже невозможно. Край.

Нам здесь немного проще. Мы похожими болезнями уже переболели. Теперь можно опасаться только второй волны социального гриппа, катящейся на нас с Запада. И пока не накатило, есть шанс спастись. Выработать иммунитет.

Эта книга – пилюля. Проглотите ее, чтобы не заболеть. А я по ходу заглатывания объясню, почему избрал для своего «лекарства» столь провокативное название. Заголовком этой книги я вовсе не хотел сказать, будто женщина не принадлежит к виду homo sapiens – это противоречило бы основам биологической науки, а науки нужно чтить не менее, чем уголовный кодекс. Я просто хочу обратить ваше просвещенное внимание на то, что практически во всех языках слово «мужчина» тождественно слову «человек». А «женщина» – не «человек». И это неспроста…

Часть 1

ВЕЛИКАЯ КУЛЬТУРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

…необходимо еще лучше вооружать себя идеями Мао Цзэ-дуна, еще лучше усваивать и овладевать… теорией, линией, курсом и политическими установками, чтобы довести до конца Великую культурную революцию.

Нынешняя Великая культурная революция проводится лишь первый раз. В дальнейшем она обязательно будет проводиться много раз. Никто из членов партии и народа не должен думать, что после одной-двух или трех-четырех великих культурных революций все будет благополучно. Ни в коем случае нельзя утрачивать бдительность.

«Великий исторический документ». Редакционная статья журнала «Хунци» и газеты «Жэньминь жибао», 18 мая 1967 г.

Однажды премьер-министр Норвегии Хьель Магне Бунневик подверг резкой дружеской критике шведских товарищей, плодотворно работающих на мебельном гиганте ИКЕА. В своей речи председатель Хьель Магне, в частности, сказал:

– Исключительно важно способствовать достижению равенства полов не только в мусульманских странах!

И обратил внимание присутствующих на то, что в инструкциях по сборке мебели ИКЕА присутствуют нарисованные мужчины и совершенно отсутствуют женщины.

«Нет никаких оправданий этому факту!» – добавил уважаемый Хьель Магне.

Шведские товарищи оперативно откликнулись на критику лидера соседнего государства. Они признали за собой досадную политическую ошибку и от лица корпорации заверили, что отныне изображение женщины-мастерицы займет почетное место в инструкциях по сборке икеевской мебели – в равной пропорции с изображениями мужских особей…

Это не шутка. Это бытийная правда скандинавских государств – стран победившего феминизма. Для того чтобы разобраться, отчего и как во времена глобального потепления в цивилизованном мире так крепчает маразм, давайте сделаем небольшой, но крайне занимательный экскурс в ментальное пространство Запада.

Дикий Запад

Все познается в сравнении. Поэтому лучше всего о жизни там могут судить те, кто имел возможность сравнить разные жизни. Например, бывшие эмигранты, уехавшие когда-то за океан, а потом вернувшиеся. Такие есть. И в их репатриации «виновна» как раз американская действительность, с которой они ужиться не смогли.

Александр Гордон – угрюмый небритый телеведущий в круглых очках очень любит рассказывать про ужасную Америку. Александр много лет назад эмигрировал в Америку. Эмигрировал, что называется, всерьез и надолго. Он не просто поселился там. Он изучал страну, стараясь в нее вжиться. Однако понял, что это не удастся: страна оказалась слишком непараллельной его натуре. Мне было интересно, почему…

Для затравки разговора я рассказал Гордону случай, приключившийся в Америке с одним из моих знакомых. Биолог Николай приехал с семьей в небольшой американский городок, снял дом. Чтобы сразу наладить отношения, пригласил соседей к себе на барбекю. Познакомились, улыбались при встрече друг другу, раскланивались. А в один прекрасный день приходит Николаю повестка в суд. Оказывается, сосед на него подал. За то, что Николай не стрижет у себя перед домом газон, чем заставляет соседа нравственно страдать от некрасивого вида. Заметьте, Николай СВОЙ газон не стриг. Тем не менее американский суд присудил ему наказание в виде штрафа. Вечером после суда сосед встретил Николая все той же белозубой американской улыбкой и легким поклоном: «Хеллоу!» После этого Николай разлюбил Америку, хотя прожил в ней не больше месяца…

– А я разлюбил Америку, потому что слишком долго жил в ней, – тянет сигареты одну за другой Гордон. – Эмигрировал я в 1989 году и прожил в Штатах семь с половиной лет. Больше не выдержал.

– Что подкосило?

– Да все! Мне не нравятся в Америке люди и отношения между ними. Мне не нравится необходимость постоянной, непрерывной, почти маниакальной заботы о завтрашнем дне. Это возведено там в религию. Если ты сегодня не позаботишься о завтрашнем дне, то завтрашний день тебя за это накажет… Там огромное количество условностей, которые придумал для себя средний класс. Обязательная смена машины со сменой работы. Хочешь или нет, но в пятницу ты должен одеться легкомысленнее, чем в обычные дни. Ты должен улыбаться в любой ситуации, вне зависимости от настроения. Их так много, этих условностей, и они такие мелкие… но когда они складываются в систему, становится очень тяжело жить.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.