Амнезия

Никитин Антон

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Антон Никитин

Амнезия

Предисловие к первому изданию.

Уважаемые читатели!

Вы держите в руках свидетельство о событиях, происходивших в

одном из многочисленных Образов Существования.

В силу ряда обязательств, связанных с интересами ныне живущих

свидетелей происходившего, мы не можем рассказать вам о том, каким

образом эта рукопись попала к нам редакцию. Ясно лишь одно

подлинность этого документа не вызвала у нас сомнений, так как была

подвергнута тщательнейшей проверке и всестороннему анализу.

Тем не менее, ряд обстоятельств, имен, и мест действия, затронутых в

повествовании, потребовали дополнительных пояснений и уточнений.

Обратившись в Академический Институт Историографии и Социальной

Истории, редакция с удивлением обнаружила черезвычайную скудость

доступного для изучения материала. Особенно удивительным показалось

нам то обстоятельство, что обширным купюрам был подвергнут именно

интересовавший нас материал, в то время как соседние периоды и Образы

остались нетронутыми. Это обстоятельство, нимало нас удивившее, и

привело к немногочисленности примечаний. Все же, мы старались пояснить

события настоящей рукописи, исходя из собственного опыта, догадок, а

иногда даже и чистой интуиции.

После этих, минимальных дополнений, мы отдаем эту рукопись на ваш суд.

Редакционная коллегия

Еще должно прийти время,

когда глас посвященных

будет еще раз услышан ...

и Мастер Скрытого Дома

будет ждать в Молчаливом

Месте пришествия

человека, который,

отбросив в сторону ложные

доктрины и догмы, будет

искать простой истины и

не будет удовлетворен ни

заменой ее, ни подделкой

Мэнли П. Холл

"Энциклопедическое

изложение масонской,

герметической,

каббалистической и

розенкрейцеровской

символической философии"

Иисус сказал: Пусть тот,

кто ищет, не перестает

искать до тех пор пока не

найдет, и когда он

найдет, он будет

потрясен, и, если он

потрясен, он будет

удивлен, и он будет

царствовать над всем.

Апокрифическое Евангелие

от Фомы

Пролог

То ли будильника не было слышно: то ли забыл завести... Проспал страшно, практически безнадежно. Скорее всего, действительно забыл, хотя еще вечером собирался обязательно поехать в институт.

Да и за окном на удивление мерзко. Невозможно себе даже представить десятиминутный поход через пустырь к метро в этой сырости. Весна уже скоро месяц как наступила, а кроме тумана, да моросящего дождя - признаков никаких.

Тут, однако, хочешь - не хочешь, а ехать придется. Тем более, есть еще шанс застать преподавателей на месте.

Пока брился, в прихожей длинным, почти междугородним звонком, зазвонил телефон. Разбрызгивать пену по коридору не хотелось, а когда добрался до аппарата, звонивший, видимо, отчаялся - только и было слышно, как загремела трубка на рычаг, да пошли короткие гудки.

Мама ушла уже, видимо, давно, и с завтраком придется разбираться самому. Впрочем, готовить мама не любит и не умеет, так что неизвестно, что лучше. Чайник стоял на плите уже едва теплый, и разогревать его я не стал. Пришлось съесть два сухих бутерброда с сыром (масла тоже не было).

Пока ел, по привычке включил телевизор. Показывали какой-то многосерийный детектив из жизни английских лордов. Что-то в духе Джеймса Бонда. Пришлось задержаться еще на полчаса, и одеваться я начал уже убедившись, что Британской Империи ничего не угрожает. Странным образом господство над миром в этом сериале связывалось исключительно с властью над Британией. Видимо, это на Островах в порядке вещей.

В тот момент, когда я уже стал проверять наличие всего необходимого по карманам - ключи, паспорт (на всякий случай), кошелек (только позавчера получил стипендию) - телефон снова зазвонил.

- Дмитрий?
- я этого человека никогда раньше не слышал, - Дмитрий, нам нужно с Вами поговорить, - собеседник был вежлив, но тверд, - Я думаю, что Вам нужно подождать немного дома, и мы сможем выслать за Вами машину.

Мой одногруппник Гриша Вицлебен отличался неуемной страстью ко всяческим дешевым розыгрышам и приколам. Все его шуточки были какого-то весьма специфического трупного оттенка. А его своеобразный юмор, какое-то странное заигрывание с Органами, меня уже очень давно раздражал. В последний раз он почти что довел до сердечного приступа единственного в нашей группе еврея, Игорька Блинкина, талантливого, но очень слабого здоровьем паренька. За эту антисемитскую эскападу, я был готов набить ему морду, да Гриша почему-то перестал появляться в институте.

- Да пошел ты!!
- я аккуратно, даже без злобы, положил трубку на рычаг.

Когда я запирал дверь на наружный замок, в квартире опять зазвенело.

У поворота около булочной ко мне пристал какой-то пьяный пролетарий в разодранной синей, куртке из болньи и, ссылаясь на "чрезвычайно затруднительное материальное положение", стал требовать денег на опохмел.

- Земляк, помогай - никакой возможности нет выжить, - пролетарий неожиданно сменил тон и лексику, все больше наваливаясь на меня. Из его безобразной пасти несло чем-то вроде смеси дешевой водки и дорогого одеколона, а правый верхний резец был золотым, что меня немало удивило.

- На, дятел, держи...
- я сунул в немытый кулак алкоголика мятую купюру и приготовился драться.

Дядька, однако, не отреагировал на "дятла" и тихонько заковылял в сторону винного.

Неприятно, конечно, но не в первый же раз

Район наш далеко от центра, живут здесь, в основном, рабочие с окрестных заводов. Старые дома, еще довоенной постройки - раньше это был далекий пригород, куда выселяли неугодных властям. Вечерами народ развлекается кто во что горазд, но наиболее распространенная забава что-то вроде соревнований на выживаемость. Вот и вчера над пустырем гремело, какие-то дикие голоса в отдалении орали матерно, так, что в ответ лаяли собаки, и под конец забухали пистолеты.

В подземном переходе опять темно, но тепло. На днях только поменяли все лампы, но во вчерашней схватке, видимо, их снова перебили. А вот остановить метро у местных боевиков сил пока не хватает.

Я толкнул прозрачную дверь, и тут почувствовал, что кто-то напирает сзади. Это было странно, потому что в переходе почти никого не было. Выяснить в чем дело, я не успел - в левом боку что-то неприятно кольнуло, хрустнула хрупкая ледяная игла, и я начал проваливаться в темное и холодное марево. Где-то рядом промелькнула темно-синяя шуршащая ткань, какая-то девчонка закричала "Дяденька, дяденька упал!" - и стало темно . 1. Книга о Вратах

Проходят дни, годы, и

человек умирает. В агонии

он спрашивает: "Возможно

ли, что за все годы, пока

я ждал, ни один человек

не пожелал войти, кроме

меня?" Страж отвечает:

"Никто не пожелал войти,

потому что эти врата были

предназначены только для

тебя. Теперь я их закрою"

Хорхе Луис Борхес, "О

Честертоне"

Я очнулся довольно быстро - так мне, по крайней мере, показалось. Болел левый бок, по левой же руке бежал какой-то неприятный липкий холодок - я ощупал болевшую кисть свободной рукой и обо что-то уколол палец. С трудом разлепив глаза, посмотрел на руки. Командирские часы, доставшиеся в наследство от недавно умершего деда, были разбиты и стрелка торчала вверх видимо, кто-то задел ногой.

Только тут я заметил, что лежу уже не там, где упал, а под неработающими разменными автоматами. Неподалеку на корточках сидела девочка лет пяти и с явным любопытством за мной наблюдала.

- А тетенька доктор сейчас придет, - сообщила девочка, - тетенька доктор сказала, что она должна полицейских позвать, что это Вас кто-то так специально толкнул, а полицаи приедут, они во всем разберутся, у них это быстро. А что часы Вы сломали, так это ничего. Тетенька доктор сказала, что рука у Вас целая, перелома нет - так, порезы одни. Может, сказала, стекла от часов в порезах есть. И все.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.