Голова без женщины

Никулина Ютта

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Ютта Никулина

Голова без женщины

Глава 1.

Казалось бы, дождь за окном идет экологически чистый - но стоит дождевой воде собраться в лужу на балконе, там непременно плавает всякая погань. Откуда что берется - трудно сказать. Фаина слабо разбиралась в явлениях погоды.

В свои тридцать с малюсеньким хвостиком она к своему ужасу вообще мало что понимала в жизни. Хотя во всем старалась поступать согласно здравому смыслу. Если не считать старшего школьного возраста, когда она пару лет бесилась и перебесилась. А потом, в полиграфическом институте, она уже не крутила романов с кем попало, и даже анашу курить хоть и пробовала, но очень скоро перестала.

Сперва здравый смысл состоял в том, чтобы выйти замуж. И симпатичный бухгалтер Вадим прекрасно подошел для этого, тем более, что семья у него была небедная, а когда настала экономическая свобода, он неплохо устроился на работу в полукоммерческий банк.

Потом Фаине показалось, что здравый смысл состоит в рождении ребенка. И она родила Дениску, в процессе было довольно неприятно, зато потом очень счастливо и весело. Но Дениска рос, а Вадим оставался как бы сам по себе. То есть, как-то вяло реагировал на её законное желание иметь нормальную семью, насчет которой Фаина все уже заранее прекрасно продумала и спланировала.

В принципе, Фаина смирилась с этим "сам по себе". Но очень скоро её стало раздражать, что Вадим приезжает из своего банка с оловянными глазами и ожидает ими увидеть на столе накрытый ужин - причем не какой-нибудь, как Бог послал, а изысканный, с грибами, жареной курицей и разнообразными салатами. Кроме того, Фаине полагалось - делать больше нечего!
- прикупить две-три банки пива, без которых Вадим просто не мог прийти в себя после своих банковских афер. То, что занимается он аферами, Фаина поняла в девяносто четвертом году, когда на октябрьских валютных спекуляциях банк, где работал Вадим, сильно обогатился. Из-за этого неизвестные киллеры пунктуально, в порядке старшинства, застрелили у них сперва директора по валютным операциям, а затем исполнительного директора.

После этих заказных убийств Вадим стал нервным и не очень приятным, на крошку Дениску стал орать, и тогда Фаине показалось, что здравый смысл заключается в том, чтобы отдать Дениса маме с папой на пять-шесть дней в неделю, а самой пойти работать. Тогда у родителей появится дополнительный стимул к жизни, а Фаина будет отчасти избавлена от навязчивых мыслей о пеленках и яслях, не считая грибов, куриц и салатов.

Она удачно нанялась менеджером в книготорговую фирму, где платили не так уж много, но вполне достаточно, чтобы она могла содержать себя и малыша. Родителям тоже кое-чего перепадало, так что они не возражали против милого и приносящего стабильный доход внука.

И вскоре тот же самый здравый смысл подсказал Фаине, что пора прощаться с Вадимом, дивиденды от которого становились все более призрачными и ненадежными. Тем более, он упорно не хотел прислушиваться к её разумным предложениям по поводу правильного расходования денег, чуть что - сразу замыкался в себе, прятал голову в плечи. Наверно, на него так подействовала обстановка террора против банковских работников.

Они и распрощались. Вадим перебрался к себе, в свою однокомнатную, а Фаина осталась в собственной однокомнатной. Обе квартиры устроили ещё до бракосочетания их родители: каждому - свою.

Вадим, в общем-то, никогда не был особенно интересным, нежным или послушным. Первые пару месяцев совместной жизни - да, но дальше - дудки. Фаина много советовалась тогда с замужними подругами, и ей все твердили, что это дело обычное. Подруги не пощадили её иллюзий, нет: мужчина в принципе абсолютно ничем не отличается от электрической фритюрницы, говорили они. Пока она красиво стоит на полке, ею можно дразнить завистливых знакомых. Но стоит только попытаться использовать фритюрницу для прямой пользы, поднимается такая вонь, что хоть в окно прыгай без парашюта. Действительно, процесс приобретения даже самой незначительной мелочи, вроде нового кресла или журнального столика, сопровождается шекспировскими метаниями и упреками, а потом ты в любом случае оказываешься виноватой, даже если углы столика поцарапали его собственные дружки, когда затаскивали мебель в дом.

Конечно, существуют на свете и другие экземпляры, но все особенное и хорошее на свете имеется в ограниченном количестве, а значит, далеко не всем достается. Так что Фаина и после развода не расстраивалась. Не очень-то ей хотелось снова пускаться в такие безвыигрышные лотереи типа брака. Другое дело, если подвернется достойный человек, который её обеспечит всем с головы до ног - тогда ещё можно подумать. До свадьбы у неё была пара-тройка (нет, все-таки тройка) более-менее продолжительных романов - ну и после развода тоже парочка, точно такие же неинтересные. Их количество можно было наращивать, конечно, но качество от этого не менялось. Мужчины подворачивались какие-то боязливые и не готовые даже на небольшие свершения ради неё - а тогда зачем?

Вот на работе - тут была жизнь! Фаина достигла определенных деловых успехов, организуя продажи детективных романов, переводных с французского, и ей уже намекали на перспективу стать заведующей отделом сбыта. В том случае, конечно, если умрет нынешняя её начальница, которая обладала колоссальными связями в книжном мире, поскольку большую часть жизни проработала в советских органах и в Доме журналистов. Кроме смерти, ничто не могло вышибить Елизавету Марковну из седла, точнее, из кресла завотделом.

Но сегодня утром произошло главное и самое страшное в жизни Фаины. Это отменяло все её понимание здравого смысла. Она между делом зашла за результатами анализов к давно знакомому врачу в гомеопатической клинике, и тот, словно стесняясь собственных слов и интеллигентно потея, кое-как выдавил из себя: дескать, пусть Фаина не волнуется, не переживает... "Рак?" - готова она была вскрикнуть в голос, но врач опередил её и протянул листок выписки из истории болезни. "В подобных случаях мы всегда информируем больных," - скорбно заметил он. В неразборчивом диагнозе выделялось одно кошмарное слово - ва... "Это что такое вы тут понаписали?!" - возмутилась Фая. "Увы, Фаечка... Все анализы подтверждают, но... Это ведь не так страшно. У вас вампиризм хоть и тяжелый, запущенный, но ещё не в конечной стадии. То есть, вы уже успели, возможно, выпить много крови, но это пока никого не довело до смерти, это уж точно... Вы только не волнуйтесь! Самое главное - остановить болезнь в её начале. Или хотя бы на середине. А сейчас вы - в надежных руках."

"Так этот вампиризм можно лечить?" - с надеждой спросила Фаина.

Но надежда была шаткая. И ведь читала она в серьезном женском журнале про вампиров, читала, да только была уверена, что её эта беда никогда не коснется. А вот коснулась!

Мир вокруг расползался на клочки, как полная гниль. Но хотя бы врач был отчасти аппетитный. Это уже кое-что.

"Конечно, с помощью определенных гомеопатических воздействий вампиризм лечится, купируется и удерживается под контролем! Хотя это в вашей стадии - очень, очень трудно. Но возможно. Только под контролем врачей, поскольку вампиризм часто развивается на бессознательном уровне и вы его не сможете подавить в себе. Но наши современные методики способны притормозить, облегчить протекание заболевания. Если будете постоянно наблюдаться у нас, чаще есть сырую морковь и непрожаренный мясной фарш с кровью, крайние проявления вампиризма могут вас никогда и не посетить! А ещё я вам выпишу сейчас травки и эссенции..."

Фаину передернуло. Питаться сырыми котлетами - ужасно, а ощущать, что эти котлеты служат тебе заменителем свежей человеческой крови - ещё хуже. Тут просто язык не повернется перепихнуть котлетину с правой стороны на левую, где у Фаины имелись более-менее здоровые зубы. Этой стороной рта она всегда жевала наиболее ценные продукты питания, типа мяса. И ещё - она довольно часто смотрела американские фильмы про вампиров. Раньше она считала это интересной фантазией, а сейчас поблагодарила судьбу за то, что хоть что-то знает о своей болезни из независимых источников.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.