Любовный роман

Полынская Галина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Полынская Галина

Любовный роман

Пародия

Одиноко и неприкаянно он прогуливался по пустынному берегу океана. Это было на закате. Над обагренными последними лучами солнца волнами с невыносимо печальными криками летали чайки. Одна из них, самая белая и самая печальная, то мертвым камнем бросалась в пучину волн, то подобно стреле, выпущенной умелой рукой из упругого лука, взлетала ввысь. Он замер у самой кромки воды, пронзительно синими глазами глядя на эту чайку... Хотя уже прошли годы, ему казалось, что вся эта трагедия случилась только вчера... Только вчера его прекрасная возлюбленная невеста Мириам летела на небольшом частном самолете, принадлежащем его авиакомпании к нему на остров, дабы стать его законной любящей женой и матерью его будущих детей. Только вчера белоснежный фасад его роскошной виллы, доставшейся в наследство от дедушки по отцовской линии, графа, была украшена цветами и лентами и гости пили шампанское в белых, увитых гирляндами беседках, и священник благостно улыбался облакам... ах, если бы мог знать святой отец, какую трагедию несли в себе эти невинные облака! Они не захотели отдать ему его прекрасную невесту, они решили прибрать ее к себе. Самолет с Мириам рухнул в океанскую пучину, как неприкаянная чайка, не дотянув до острова всего каких-то несколько тысяч ярдов... А он... он был убит, растоптан, уничтожен. Он продал самолеты, сжег аэродромы и заточил сам себя в маленьком некомфортабельном домике на берегу очень вялой реки. Он забросил все свои дела, все свои корпорации и, несомненно, был бы разорен, если бы не верный старый дворецкий Соломон, взявший на себя управление всей многомилионной империей своего хозяина.

Итак, он стоял на берегу океана, впервые выйдя на воздух за все долгие годы и ласковые, соленые, как слезы, волны касались его дорогих светлых ботинок, как вдруг послышался странный приглушенной топот. Обернувшись, он увидел, как к нему приближается стройная гнедая лошадь, а на ее матово сверкающей спине он заметил девушку, похожую на сон, виденье, грезу и мечту вместе взятые. Ее длинные белые локоны свободно парили в струях ветерка, огромные голубые глаза, осененные длинными густыми ресницами, взирали на жестокий мир открыто и доверчиво, ее стройное тело со смуглой кожей, под тонкой белоснежной тканью платья, казалось телом самой Евы прародительницы всех живущих. Пышная, чувственная грудь то страстно вздымалась, то внезапно опадала, алые, чуть приоткрытые губы звали и манили припасть к ним долгим яростным поцелуем, а когда ветер, заигрывая с ее платьем, приподнял его края, то восхищенному взору открылась длинная стройная нога и атласная, шелковая кожа бедра. Остолбенев от внезапно пронзившего его чувства, он вперил свой пронзительно синий взор в незнакомку, как вдруг... внезапно из океанских волн на берег метнулся огромный краб, и бросился прямо под копыта лошади. Жалобно заржав от ужаса, бедное животное встало на высоченные дыбы и сбросило со своей атласной спины прекрасную незнакомку прямо в бездонную пучину. Не медля ни секунды, он снял ботинки, рывком сорвал рубашку с загорелого мускулистого торса, стянул облегающие джинсы с узких бедер и почти совсем не волосатых ног и бросился вслед за нею. Нечто неясное, но щемящее и прекрасное подсказывало ему, что спасает он не просто девушку, он спасает свое давно потерянное счастье... море отняло, море и возвращает...

Он вынес ее на берег, мокрое платье, облепив божественную фигуру, не оставило никаких потаенных уголков, все открыв его жаждущему взору. О, да. Она была прекрасна! Подавив сумасшедшее, внезапно нахлынувшее желание целовать и откусывать эти торчащие темные соски, ласкать эти точеные бедра и плоский живот, он положил незнакомку на песок и не в силах сдержаться, все же прильнул своим твердым чувственным ртом к ее нежным, беспомощно полуоткрытым губам.

- О...
- вдруг слабо простонала она, - что с Мириам?

- С Мириам?!
- его словно током отшвырнуло от девушки.
- Вы знали Мириам?!

В его голове зароилось тысячи и тысячи мыслей... что за странный рок преследовал его?!

- Мириам...
- снова простонала девушка, - где моя бедная лошадка?

- Ах... вашу лошадь зовут Мириам?
- он беспомощно посмотрел на гнедое животное, вот уже битый час пытающееся подняться на ноги. Оно тоже упало, но не в воду, как несчастная хозяйка, а на твердый, безжалостный песок.

- О, да...
- длинные ресницы затрепетали и вскоре наивные голубые глаза взглянули на него, - где она?

Не волнуйтесь, я помогу ей, не волнуйтесь!

Сорвавшись с места, он подбежал к лошади, и помог ей подняться. Вскоре по берегу они уже шли втроем.

- Кто вы, как вас зовут?
- ее голос был подобен пению сирен, а над маленьким розовым ухом темнела родинка, к которой он мечтал прижаться губами.

- Я...
- за несколько секунд он исколебался в правильности своего решения, но все же солгал: - Я Сэм, просто Сэм.

Естественно, он не сказал, что полное его имя было Самюэль Макферсон лорд Стэнфелский, граф Лебедянский.

- А я Энджела Бум, - сказала она, скромно потупив очи и заливаясь восхитительным нежным румянцем.
- У нас здесь ферма неподалеку, я живу там с моим женихом, но вы ничего не подумайте, мы спим в разных краях дома и поэтому я совершенно невинна. Вот видите, я намеренно сказала "краях дома", потому что я не в силах произнести слово "концах"... о боже, какой стыд, я это все же произнесла!

"Я люблю ее, люблю!
- возопили ангелы в душе Сэма.
- Я должен ею обладать!"

А почему же вы не станете женою своего жениха?
- задал он терзавший его вопрос.

- Потому что я ненавижу его!
- в ее голосе зазвучали, и слезы, и ярость и нежелание примириться с несправедливой судьбой.

- Так отчего вы не расстанетесь с ним?!
- все естество Сэма рванулось навстречу беззащитной Энджел, он был обязан спасти ее.

- Я слишком обязана ему, - едва слышно прошептала она, искоса глядя на Сэма, низко голову наклонив, - он приютил меня на своей ферме, забрав от бабушки алкоголички, дедушки проститутки, брата шизофреника и сестры клептоманки. А родители мои умерли.

"О, я не могу ее покинуть, я должен быть рядом с нею и защитить от всего этого чудовищного мира!
- подумал Сэм"

- Энджела, у меня тоже когда-то была ферма, - правдиво соврал он, - но ее съела саранча и уничтожил пожар, и теперь у меня нет ни куска хлеба, ни крыши над головой. Может на вашей ферме найдется какая-нибудь очень грязная работа для меня? Обдумайте мое предложение внимательно и не забывайте, что я все-таки спас вам жизнь.

Воспоминания о недавней трагедии заставили Энджелу вздрогнуть и пошатнуться.

- О, что с вами?
- он с беспокойством заглянул в ее внезапно побледневшее лицо.

- Ничего, сейчас все пройдет, - слабым эхом откликнулась она, - да, пожалуй, у нас найдется для вас работа, нам нужен свинопас, согласны ли вы?

О да!! Я даже и мечтать не смел о подобной удачи!

Вскоре показалась ферма, у ее больших скрипучих ворот стоял коренастый мужчина в шляпе, сапогах, с рыжими волосами и ледяными глазами. Судя по тому, как часто и отчаянно задышала Энджела, это и был ненавистный жених. Вщуриваясь в даль, он высматривал Энджелу. "Не бойся, любовь моя!" - хотел было возопить Сэм, но он вынужден был молчать, ведь еще было не время.

Где ты была и кто этот мужчина?!
- прорычал рыжий и в сапогах.

- Я каталась на Мириам, - испуганно проблеяла Энджела, - потом мы упали, а этот добрый господин нам помог и спас жизнь. Я подумала, что мы тоже можем быть добрыми, и предложила ему должность свинопаса.

- Ты не должна была так поступать!
- взревел рыжий, которого звали Люк.
- Я не согласен!

Но все же он был вынужден согласиться и Сэм поселился в грязном, вонючем сарае, который показался ему прекраснее любого дворца, вместе с огромной свиньей и десятком прелестных розовых поросят. Именно они, эти милые ласковые зверушки скрашивали Сэму длинные дождливые вечера, когда из дома доносились крики - это жестокий Люк носился по комнатам за Энджел и пытался над нею взобладать. Слушая это безобразие, Сэм кусал губы, зубы и локти в бессильной ярости и нервно тискал ласкающихся к нему свинок. Это его хоть как-то успокаивало. Но однажды его сердце не вынесло ужасных страданий обожаемой Энджилы, и он решил, что сам должен возобладать над нею, и увести бедную девушку из этого вертепа в прекрасную, счастливую жизнь. Дождавшись подходящего момента, когда Люка не было дома, он увлек ее в сарай и, нежно дыша в ухо, признался ей в любви. И она, краснея и сгорая со стыда, ответила ему тем же. О, это была, несомненно, любовь с первого взгляда! Расстегивая, развязывая и снимая одежду Энджелы, он заметил, как дрожат его руки и бьется кровь в висках. О, наконец-то ослепительно прекрасное тело, залитое солнечными лучами, предстало его жаждущему взору! Обцеловав и обтрогав каждый уголок Энджелы, он взял ее на руки и, уложив в стог сена, раздвинул ее шелковые бедра и вошел в нее мощно, сильно, страстно и нежно. И вскоре бурный и неукротимый поток восторга поднял их обоих на небеса.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.