Лекарство от всего

Парк Северна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Северна Парк

Лекарство от всего

(C) 2001, Гужов Е., перевод

Влажным вечером, сделав перерыв в работе, Мария курила с Хорасом сырые сигареты, когда из Ипиранги появился грузовик, полный индейцев из джунглей. Она услышала грузовик до того, как увидела, он с ревом пробирался по заповеднику леса Шингу.

"Мы кого-нибудь ждем?", спросила она Хораса.

Хорас покачал головой, почесал тощую бородку и сощурился в лес. Дизельные выхлопы плыли вместе с запахом изрытой земли и сигаретным дымом. Грузовик взревел громче и тяжело въехал в главные ворота Центра ассимиляции индейцев Шингу.

Кроме подробностей характерной раскраски лиц, индейцы за низкими бортами выглядели, как и все вновь прибывшие: уставшие и испуганные, глядевшие как-то стоически, стиснутые на узких скамейках, и каждый что-то держит - ребенка, барабан, кастрюлю. Хорас помахал водителю направо, по холму в сторону приемной. Мария смотрела на индейцев, а они смотрели в ответ, словно она была трехрукой уродиной из балагана.

"Ты перепугала их до поноса", сказал Хорас, который был директором "Projeto Brasileiro National de Assimilacia de Indio". "Индейцы станут думать, что здесь водятся духи".

"Они должны были вначале позвонить", сказала Мария. "Я бы спряталась, как хорошее маленькое привидение".

Хорас затоптал сигарету в тонкую почву дождевого леса. "Спускайся в АВ-трейлер", сказал он. "Я позвоню тебе через пару минут". Он сделал попытку пригладить свои жесткие лохмы и пошел за грузовиком.

Мария сделала последнюю затяжку и направилась в противоположном направлении, к Аудио/Видео-трейлеру, откуда она могла наблюдать, что происходит в приемном отделении, а сама оставаться не на виду. Хорас бегло говорил на главных амазонских диалектах: тупи-гуарани, аравакском, и ге, но Мария обладала врожденным пониманием, которого у него не было. Она оставалась далеким голосом у него в ухе, бормоча советы в микрофон, пока он опрашивал одно племя беженцев за другим. Она обращала внимание на нюансы языка, сопровождая его во время разговоров, как совесть. Или, словно дух. Она оглянулась через плечо, но грузовик с индейцами уже скрылся из виду. Безразлично, откуда они прибыли, однако у всех индейцев есть некоторое представление о том, как выглядят белые и черные люди, но можно подумать, что альбиноса они не видели никогда в жизни. Ее странные глаза, ее бледная, полупрозрачная кожа на африканских чертах лица. Для большинства из них она была неизвестным и в чем-то страшным магическим существом. По отношению к ней... что ж... большинство индейцев были не более, но и не менее, вежливы, чем любой другой, когда-либо ею встреченный человек.

Она остановилась, чтобы затоптать сигарету в грязь, потом прислушалась. Еще двигатель. Но на сей раз это не тяжелое рычание грузовика.

Она повернула назад к воротам. В вершинах деревьев за разбросанными шиферными крышами и сетчатой изгородью заповедника Шингу, обезьяны визжали и неслись по ветвям, словно зримый ветер. Меж стволов из густого подлеска сверкнули фары, и из-за деревьев, переваливаясь, выкатился джип. На капоте яркими красными буквами было написано: "Проект Хиллера".

Мария помахала водителю остановиться. Он и его пассажир носили ярко-красные куртки с той же надписью "Проект Хиллера" на переднем кармане. У водителя было широкое, почти мексиканское лицо. Пассажир был черным до глубокой синевы, словно только что сошел с корабля из Нигерии. Он бросил на Марию заинтересованный взгляд, и она поняла. Он тоже никогда не видел альбиноса.

"Мы следуем за грузовиком из Ипиранги", сказал черный на португальском. Его имя было вышито над сердцем: НЛикли.

Она показала на грязную дорогу, где верхние прожекторы пронзали приближающиеся сумерки. "Приемное отделение там", сказала она на том же языке. "Вы должны были вначале позвонить. Вам повезло, что у нас есть для них место".

"Благодарю", сказал НЛикли и водитель переключил передачу.

"Эй!", сказала Мария, когда они уже покатили. "Что такое "Проект Хиллера"?"

Очередная группа спасения культуры, рассуждала она, но черный бросил на нее еще один заинтересованный взгляд. Она не поняла этот взгляд, и не отреагировала. Джип покатил, покачиваясь на изрытой колеями дороге.

Мария сунулась в карман за очередной сигаретой, вытащила одну из пачки, потом затолкала обратно. И вместо того, чтобы идти к АВ-трейлеру, пошла за ними вниз по холму к приемному отделению.

Она нашла НЛикли и водителя внутри с Хорасом, спорящих на португальском, пока четыре индейца из племен Шингу стояли и слушали, бесстрастные, под своими разнообразными раскрасками, в майках с надписью "Шингу" и шортах цвета хаки.

"Этих людей надо изолировать", говорил водитель. "Их надо изолировать, или мы потеряем одну половину от кори, а другую от гриппа".

Казалось, он зациклился на этом вопросе, хотя Хорас кивал, соглашаясь. Хорас повернулся к одному индейцу, объясняя что делать на его родном аравакском. "Отвезите их в Зону С. Это далеко, поэтому поезжайте в лагерь Ваура".

"Нет", сказал НЛикли. "Мы их сами отвезем. Вы просто покажите, где они могут остановиться на ночь".

Хорас поднял брови: "На ночь?"

"Мы утром уедем", сказал Н'Ликли. "К югу отсюда мы устроили для них постоянные жилища в Шавантине."

Хорас встал. "Раз они оказались на территории Шингу, они переходят под нашу ответственность. Вы не можете просто свалить их, а потом забрать куда-то еще. Здесь вам не чертов мотель."

Водитель достал из кармана куртки пачку документов и развернул на столе. Все были проштемпелеваны официальными печатями, а на верху каждой страницы стояли красные буквы "Проект Хиллера". "У меня есть соответствующие полномочия".

"Как и у меня", сказал Хорас. "И соответствующая часть большого жирного гранта от бразильского "Plano de Desenvolvimento Economico e Social"."

Водитель взглянул на своего товарища.

"Позвольте мне позвонить", сказал Н'Ликли . "Мы все это уладим."

Хорас фыркнул и махнул в сторону Марии. "Она покажет, где телефон".

"Сюда", сказала Мария.

Не то, чтобы Хорас хотел выставить индейцев, раз у сопровождающих нет полномочий. Он вначале выставит на фиг "Проект Хиллера", а индейцев станет удерживать, пока не узнает, откуда они и что они делали в кузове грузовика. Индейцев по всей Бразилии в качестве акта милосердия выселяют из своих поселков, прежде чем последнее племя будет уничтожено скотоводами, собирателями каучука или золотоискателями. Большой жирный грант Шингу был сахарной пилюлей, которую "Plano de Desenvolvimento" давало одной рукой, другой уничтожая тысячелетнюю культуру. Хорас это понимал. Да все это понимали.

Н'Ликли следовал за нею через компаунд, между вихреобразными столбами москитов под вечерний звон цикад. Телефон стоял по другую сторону резервации.

"Так что же такое "Проект Хиллера"?", спросила она.

"О!", сказал он. "Мы - часть коалиции заповедников".

"Которого из них?", спросила Мария. "Агентства "Дождевого Леса"?"

"Что-то вроде."

"Вам стоит быть поточнее." Мария показала большим пальцем в направлении Хораса. "Хорас думает, что Агентство "Дождевого Леса" стоит на стороне Мирового Банка, а они не заинтересованы защищать что ни попадя. Если он обнаружит, что вы работаете на них, вы никогда не заберете отсюда своих маленьких индейских друзей".

Н'Ликли поразмышлял: "Окей. Вы слышали о "Международных фармацевтах"?"

"Те, что посылают биологов к шаманам коллекционировать медицинские растения".

"Верно", сказал он. "МФ поддерживает часть нашей миссии".

"Вы имеете в виду дождевой лес, как медицинский ресурс?" Мария остановилась. "Так зачем же вы переводите индейцев из Ипиранги в Шавантину это же совершенно другая экологическая зона".

Он сделал движение плечами, пожал вроде, подумала она, но скорее это была дрожь. "В Ипиранге строят дамбу", сказал он. "Нам требуется их переместить".

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.