Переводные картинки

Цыганов Валерий Николаевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Валерий Цыганов

Переводные картинки

Фантастический рассказ

1

Лица того человека я почти не помню, но его темные руки с припухшими суставами и набрякшими венами остались в памяти навсегда - стоит закрыть глаза, и я вижу их, словно наяву. Помню их горячее прикосновение к моей щеке...

Человек сидел на скамейке в парке и смотрел, как облетают листья с кленов. Ветер трепал его редкие длинные волосы, и он то и дело откидывал их со лба судорожным движением руки. На коленях у него лежала измятая шляпа. Ее я почему-то принял за кошку, и мне захотелось рассмотреть вблизи животное столь редкой расцветки - шляпа была грязно-зеленая. Когда я понял, что ошибся, человек вдруг обернулся и, видимо, прочел разочарование на моем лице.

- Это не кошка, - сказал он и, словно в доказательство своих слов, переложил шляпу на скамейку подле себя.
- Это шляпа. Но ты не огорчайся, с кем не бывает?

- А как вы догадались про кошку?
- удивился я.

Человек усмехнулся каким-то своим мыслям. Казалось, он был болен - от него прямо-таки веяло унынием и безысходностью.

- И со мной такое случалось, - медленно сказал он, - да и по лицу твоему нетрудно догадаться.

- Здорово!
- с уважением сказал я.
- Мне бы так научиться!

Человек снова усмехнулся.

- Ну что ж, садись, поговорим, - сказал он.

Забравшись на скамейку, я первым делом потрогал шляпу. Шляпа была обыкновенная, совсем как у моего отца, разве что постарее. Человек пристально смотрел на меня, по-доброму смотрел.

- Тебе сколько лет?
- спросил он.

- Десять, - сказал я.
- Честное слово!

И добавил небрежно:

- Ростом не вышел - все думают, что первоклассник, но я еще вырасту!

- Я и не сомневаюсь. А кем собираешься стать?

- Не знаю, - честно сказал я.
- Мама хочет, чтобы я непременно получил высшее образование. Кончи институт, говорит, а потом становись кем угодно.

- А сам ты что по этому поводу думаешь?

- Не знаю, - пожал я плечами, - иногда хочется, стать фокусником...

Человек серьезно кивнул.

- И еще хочу стать путешественником, объездить все страны, научиться говорить на всех языках... много чего хочется... Я, наверное, так и сделаю сначала буду фокусником, потом путешественником, а потом... не знаю еще. Можно ведь так?

- Почему же нет? Как захочешь, так и будет.

Мы замолчали. Человек, казалось, перестал обращать на меня внимание. Он смотрел себе под ноги, шевелил носками пыльных туфель, зачем-то похлопал себя по груди. Я тихонько слез со скамейки, чтобы уйти, но человек остановил меня.

- Погоди, паренек, - сказал он.
- Возьми-ка вот это.

И протянул мне пачку переводных картинок, которую вынул из внутреннего кармана пиджака. Пачка была толстая - листов тридцать, не меньше, и уголки крайних листов обтрепались от долгого ношения в кармане.

- Держи, - сказал человек.
- Они помогут тебе осуществить все мечты, знай только меру. Ну, ступай, - словно с облегчением сказал он и провел горячей рукой по моей щеке.

2

На каждом листе было по нескольку картинок, на одном больше, на другом меньше - в зависимости от размера. И что самое удивительное, на всех них было нарисовано то, что мне давно хотелось - был там, например, велосипед с фарой и ручным тормозом. А еще футбольный мяч, вратарские перчатки, полная футбольная форма! Был секундомер, точь-в-точь как у Лешки Глухова, даже лучше; была книга про трех мушкетеров, и много-много еще чего было. Попадались и непонятные картинки - целых два листа были изрисованы маленькими человечками с облачком, вылетающим изо рта, и на каждом облачке были написаны какие-то слова, но прочитать их я не смог, потому что многие буквы были как будто ненормальные. Были там и фокусник в чалме с пером, и путешественники на слонах и верблюдах, в самолетах и автомобилях...

Первым делом я перевел велосипед, мяч, вратарскую форму и "Трех мушкетеров", собирался еще перевести путешественника на моторке, но тут пришла с работы мама. Она заглянула ко мне в комнату и сказала: "Ты дома?", потом я услышал, как заскрипела дверка книжного шкафа за стеной, и вот мама снова вошла, руки у нее будто просто так заложены за спиной, но я сразу догадался, что она там что-то держит, и она сказала, что у меня сегодня день рождения и она желает мне, чтобы я был здоровым, счастливым, хорошо учился и вырос таким же благородным и смелым, как герои книги, которую она мне дарит. Тут она поцеловала меня и положила на стол книгу. Я посмотрел название, и оказалось, что это "Три мушкетера". Обложка точь-в-точь как на картинке, которую я только что перевел. Вообще-то мама редко меня целует - я же не девчонка, но сейчас я обрадовался очень. У меня даже глаза защипало, и я ничего не мог сказать, только взял ее за руку.

А потом она спросила, откуда у меня картинки, и я рассказал ей про того человека. Мама сразу поверила, она всегда мне верит - не то что другие родители. Знали бы вы, как мать выпорола Лешку за секундомер, хотя он при мне его нашел, мог бы и я его подобрать, просто Лешка был немного впереди. Секундомер был к тому же испорченный - секундная стрелка отломана, и трясти все время надо, чтобы он шел.

Я показал маме картинки с человечками, говорящими непонятные слова. Она долго их рассматривала, шевелила губами и смешно морщила нос, а потом сказала, что в одном месте написано "я говорю по-английски", а на других картинках написано, кажется, то же самое, только на разных языках, и что эти картинки, наверно, из какого-то учебного набора и было бы лучше, если бы человечки говорили только на английском, но разные фразы, потому что в школе я буду изучать именно этот язык.

Мама ушла на кухню, а я убрал в стол свои картинки и начал читать "Трех мушкетеров", но дочитал только до места, где д'Артаньян дерется с Рошфором, потому что пришел папа. Я не слышал, как он вошел, и увидел его уже в комнате: он улыбался во весь рот и держал за руль... новенький велосипед! Из-за папиного плеча выглядывала мама и тоже улыбалась.

А тут еще пришел мой старший брат и принес вратарскую форму и мяч, самый что ни на есть настоящий, "олимпийский", даже мама удивилась, и я потом случайно услышал, как она в соседней комнате говорила Мишке и папе, что нельзя меня так баловать и что впредь надо согласовывать свои покупки и если уж покупать дорогую вещь, то одну от всей семьи. Папа с ней сразу согласился, а Мишка сказал, что он теперь сам зарабатывает на жизнь и может подарить родному брату что угодно, тем более на юбилей. И все засмеялись.

В этот день была суббота, и мы не ложились спать долго-долго. Сидели все вместе за столом в большой комнате, пили чай с пирогом, который мама испекла специально для меня. Она очень вкусно готовит, не хуже, чем в столовой.

Когда я, наконец, лег спать, все пришли пожелать мне спокойной ночи, даже Мишка, и когда они ушли, я подумал, что у меня самая замечательная в мире семья, а этот удивительный день - самый счастливый в моей жизни.

3

На другой день я до обеда катался на новом велосипеде, тормоза у него хватали намертво, особенно если нажать сразу на ручной и ножной, - велосипед прямо как вкопанный останавливался. И все ребята с нашего двора, которым я давал прокатиться, очень его хвалили, а Лешка, так тот прямо сказал "стоящая машина", а уж он-то разбирается в технике, будь здоров!

Потом, когда мы договорились сыграть в футбол и я вышел с мячом и в новой форме, все чуть не полопались от зависти. Вообще-то я только мечтаю стать вратарем и на воротах стою так себе, но на этот раз никто не возражал, и я простоял целый тайм. Играть в перчатках было удобно, мяч не выскальзывал и почти не отбивал руки, но все равно я пропустил шесть голов, и Лешка сказал, чтобы я отдал перчатки Сережке Волкову, а сам шел на защиту, потому что проигрываем мы с позорным счетом. Перчатки я отказался отдать, хотя мне их вовсе не жалко было, просто надоело, что этот Лешка вечно командует, как ему нравится. Ну и катись тогда со своими перчатками и мячом, сказал Лешка и нарочно забил мяч в крапиву, чтоб мне труднее было достать.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.