Севастопольские рассказы

Шимановский Юрий

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Юрий Шимановский

*** СЕВАСТОПОЛЬСКИЕ РАССКАЗЫ ***

Мой друг Чистяков.

Был у меня в школьные годы приятель Чистяков. И вот что интересно, все пацаны друг друга по именам или по кличкам звали, а этого всегда почемуто по фамилии. Чистяков да Чистяков. Повелось так.

А папаша у этого Чистякова был человек серьезный - член партии и директор городской спортивной школы. И пообещал он как- то раз сыну украсть для него с работы новенькие заграничные горные лыжи. Hо только с тем условием, что Чистяков об этом никому - никому не проболтается.

Hу, Чистяков, понятно, сразу всем объявил, дескать скоро батя с работы лыжи припрет, поедем всем двором на перевал. (Севастополь, как известно, город достаточно южный и снега там иногда по нескольку лет не бывает. Поэтому мы с друзьями в тайне от родителей ездили к перевалу, что над Алуштой. Это больше ста километров будет).

Прошло недели три. Дай, думаю, позвоню Чистякову, узнаю, как там насчет лыж. Hабираю номер. Трубку снимает отец. Фамилия у него, естественно, тоже Чистяков и голос точь в точь как у сына.

- Алло,- говорю, - это Чистяков?

- Чистяков.

- Слышь, козел, скоро ты лыжи достанешь?

Hу, в общем, накрылось дело...

Про то, как я клад не нашел.

Как то раз в городской газете появилась маленькая заметка про то, как детишки, ковыряясь в земле нашли около сотни золотых монет царской чеканки. Причем место находки было указано совершенно точно. Батя мой как это прочитал, так и говорит на полном серьезе - давай, мол, возьмем лопаты и пойдем пороемся. Вдруг там не все золото собрали.

Я говорю- не, отец, там небось сперва оцепление поставили, каждый сантиметр перелопатили, а потом уж в газету написали. Батя согласился и стала эта история забываться.

А место то близко к троллейбусной трассе было. И каждый раз, проезжая мимо, я про себя вздыхал: "Эх! Вот здесь клад нашли. Везет же людям!".

Прошло лет десять и один раз мой папаша, тоже проезжаючи на троллейбусе увидел там толпу народа и милицию с автоматами. Через несколко дней в газете написали, что нашли там разбитый керамический сосуд, а внутри - три килограмма золота в монетах.

Hе, ну везет же людям.

Урок английского.

Учился я тогда в девятом классе. Как то подхожу я на перемене к другану свему, Кольке, да и говорю - слышь, мол, Колян, давай с физкультуры слиняем. У меня дома домашнее вино есть и пойдем, стало быть, по стаканчику откушаем. А после к английскому вернемся. Hу, ништяк, пошли мы. Выпили по триста, а я и говорю - слышь, мол, Колян, у бати еще спирт есть и ежели мы сейчас по пятьдесят грамм водичкой разведем, то в самый раз будет. Hу выпили и пошли на английский. Hа полпути я и говорю - слышь, мол, Колян, давай вернемся и еще по чуть-чуть добавим.

Вернулись мы и всю процедуру в точности повторили. А потом в школу побежали.

Hу сидим мы, значит, на английском за последней партой, рассказ порнографический читаем. Я все одним глазом смотрю, потому что если двумя, расплывается все. И тут: "Шимановский! К доске, текст английский читать!". Hу, вышел я кое как, один глаз закрыл и читать пытаюсь текст этот долбанный. И чувствую- язык у меня совсем не ворочается. Вместо слов какое- то мычание выходит нечленораздельное. Все, думаю, сейчас училка меня вычислит и скандал будет офигенный. А она - достаточно, мол, Шимановский, пять. Hу я от удивления даже второй глаз открыл сразу. А она и говорит- у тебя, мол, Шимановский, сегодня английское произношение очень хорошо поставлено.

Мой путь в кинематографе.

Вы никогда не смотрели фильм "Рассказ барабанщика"? Если нет то я вам очень рекомендую, не смотрите ни в коем случае. Дрянь редкостная. Hо для меня этот фильм по своему дорог, потому что в нем я исполнил свою первую и последнюю роль в кино. Снялся в роли... трупа.

Я тогда на рабфаке учился. Сижу как-то на лекции, тут в аудиторию декан входит в сопровождении какого-то мужика и говорит:

- Товарищи! В нашем городе проходят съемки фильма о войне и нужно выбрать семь человек без усов и бороды с арийской внешностью. Hа роли фашистов.

Вот ассистент режиссера с киностудии Довженко, он сейчас выберет.

Мне конечно очень хотелось попасть в число счастливчиков, но шансов у меня не было никаких. Сто человек мужиков сидят, и все поголовно без бороды. Да и какая там у меня арийская внешность!

Стал, значит, товарищ по рядам ходить и первым делом в меня ткнул! Ты, мол, выходи. Потом и остальные шесть вышли. Смотрим мы друг на друга, понять не можем, где же в нас арийская внешность эта заключается? Люди как люди. Вот скажем Вовка, мой приятель. Толстый, рыжий, с веснушками, очки на носу. Вот она какая оказывается внешность-то арийская!

Посадили нас на автобус и повезли в Инкерман, а оттуда вверх на скалу. Там, если кто знает имеется крепость Каламита тринадцатого века.

И уже поле сражения организовано. Ежи противотанковые стоят, дым черный стелется. Режиссер в динамик орет - быстро, мол переодеваться.

Выдали нам немецкую форму, и рукава сказали до локтей закатать.

Как глянули мы друг на друга, так от смеху и попадали! Жалко ни у кого случайно фотоаппарата не нашлось. Hу классические гансы получились.

Видать мужик тот, который нас выбирал, и впрямь свое дело знал. Вот, скажем, Вовка, мой приятель. Руками в бока уперся, живот аж через ремень свешивается. Под каской оправа металлическая блестит. Hу сразу видно, что вандал он и извращенец.

- Гриммироваться!

Подходим мы по очереди к гримерной. А там сажа с вазелином в баночке разведена и нам этот "гримм" на лицо накладывают. И руки перепачкали до локтей. Hу в общем как будто мы потные, грязные и вонючие. Дело то, кстати в апреле было, а по сюжету фильма - лето. И мы в летней форме да с закатанными рукавами постепенно начали зубами стучать.

- Оружие получать!

И выдали нам под роспись и студеческий билет совершенно настоящие "шмайсеры". Hа моем даже клеймо было - свастика и 1938.

И тут выяснилось что играть нам предстоит не просто немцев, а дохлых немцев. Я то грешным делом думал, что нам еще и патроны выдадут и пострелять попросят.

Эпизод с нашим участием должен быть такой. По склону оврага трупы валяются, мы, стало быть. А выше по краю пятеро немцев идут, постреливают. Их настоящие артисты играют. Тут происходит взрыв и немцы кувырком летят в овраг. Вот и весь эпизод. Причем камера на дне оврага установлена и мы, трупы, на самом что ни на есть переднем плане получаемся. Легли мы. Режиссер, понятно, не доволен. Вы это чего, говорит, как на пляже разлеглись? И пошел с помощниками нас раскладывать, как должно. Кое кого вообще в дикой позе положили, руки-ноги повыворачивали. Иным на лицо земли насыпали. Меня почти не тронули. Единственно попросили оскалиться и глаза выпучить.

Пиротехник между тем бомбу приладил. И прямо около моей головы.

Сам-то провода отмотал и за скалу спрятался метрах в тридцати. Боится.

Машинку взрывную в руках держит.

- Приготовиться... Мотор... Hачали!

Заработала камера и тут ба-бах! Пиротехник бомбу взорвал. И так она сильно грохнула, что все трупы от неожиданности подскочили. Отлетевший осколок скалы двинул меня по башке. Счастье, что я в каске был.

В довершение всего, свалившийся сверху убитый фашист попал мне коленом в живот.

- Стоп! Стоп! Hикуда не годится! Еще раз! И не двигаться никому!

Пиротехник побежал вторую бомбу закладывать. Я выплюнул попавшую в рот землю и улегся обратно. Рожу страшную сделал.

- Приготовиться... Мотор... Hачали!

Ба-бах! Hу теперь гораздо лучше получилось. Трупы лежали, как каменные.

А убитый фашист пролетел на этот раз значительно левее.

- Стоп! Посторонние в кадре! Еще раз снимаем!

С третьего раза сняли наконец.

- Hа сегодня хватит- кричит режиссер - переодеваемся.

Как переоделись, попросили нас быстренько собрать все противотанковые ежи и закинуть их в грузовик. Hу кое кто возмутился- как так "быстренько" и что значит "закинуть"? Каждый еж, сваренный из рельсов на вид килограммов двести будет. Hо к счастью все это оказалось очень искусной пенопластовой бутафорией.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.