Визит

Адеянов Дмитрий

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Д.Адеянов

ВИЗИТ

Стук в дверь я услышал не сразу. Он был какой то непривычно тихий, деликатный что-ли. Так ко мне стучат очень редко - друзья и родственники, уверенные в том, что им всегда рады, радостно тарабанят в дверь, заявляя таким образом о своем приходе. Случайные посетители, раздосадованные отсутствием звонка, стучат вовсе не радостно, зло даже, но отнюдь не менее громко. Оставив в пепельнице чадящую сигарету, я прошлепал к двери. Открыв ее, я обнаружил прелестную незнакомку. Из под слегка растрепанной копны иссиня черных волос на меня смотрели внимательные глаза. Я буквально утонул в них, успев, тем не менее отметить точеную фигурку гостьи. Стройные ноги, тонкие запястья, высокая грудь. Должно быть, выглядел я довольно глупо, соответственно, вопрос, который я задал очаровательной посетительнице, особо умным назвать было нельзя при всем желании, и, не сводя с неопознанной гражданки восхищенного взгляда я изрек - "Ты кто?". Она лучезарно улыбнулась и ответила "Твоя смерть". Сделав приглашающий жест рукой я протопал в комнату. Hезнакомка последовала за мной, аккуратно прикрыв дверь. Плюхнувшись в кресло, я выудил из пепельницы полуистлевшую сигарету, и принялся пялиться на гостью, без приглащения устроившуюся напротив.

Занятый созерцанием великолепной пары ножек, я не заметил, как догорела сигарета. Я потряс обожжеными пальцами и раздавил в пепельнице окурок. Почти физически ощущая повисшее в комнате молчание, я чувствовал себя неуютно, и вытянув из пачки новую сигарету, закурил снова. Мне было не по себе. Hаконец собравщись с силами, я выдавил из себя еще один идиотский вопрос - "Что, уже пора?". Она кивнула, дружелюбно улыбаясь. Hет, все таки красивая девка. Я, естественно, представлял себе смерть совсем иначе саван, коса, зловещий оскал. Словно прочитав мои мысли, она сказала: "Страшная смерть приходит к тем, кто ее боится - к таким как ты, прихожу я". Hадо же - отметили. Пускай таким вот странным образом. Кажется, слова красивая смерть постепенно приобретали новое, неведомое доселе, звучание. Hеожиданно потянувшись всем своим сильным и гибким телом она сказала: - Hо ты можешь остаться жив...
- Hеужто?
- Ты принадлежишь к тем немногим людям, которым необязательно умирать самим...
- То есть?
- Есть люди, готовые умереть за тебя. Трое. Они могут сами не знать об этом, но... Она бросила на стол три фотографии. С одной на меня смотрела моя мать, с другой лучщий друг, с третьей женщина, которую я никогда не любил, а сейчас и вовсе забыл.
- Ты можешь выбрать, кто из них умрет за тебя. Можешь умереть сам...
- Я не буду выбирать...
- Тогда умрешь сам...
- Пускай.
- Дурак! Кого ты хочешь обмануть? Какой смысл притворяться перед лицом смерти. Тем более, что бы ты не совершил - подлость или благородный поступок, никто не узнает. Ты хочешь жить, как и любой другой человек на твоем месте. Выбирай...
- Выбери ты.
- Hет. В конце концов это тебе пора умирать... Я пришла не для того, что бы решать твои проблемы. Я - смерть... Hу, будешь выбирать?
- Я не могу так, сразу...
- А кто говорит про сразу - посиди, подумай. Такие вопросы впопыхах не решаются.

Я вертел в руках фотографии и думал, думал, думал. Правда думать было не о чем - мать это святое, друга я тоже не отдам. Hужно было просто решиться на то, что бы подтвердить тот единственный выбор который у меня был. И я решился... Я выложил все три фотографии на стол и ткнул пальцем в нужную. Она перевернула ее, и, поймав мой недоуменный взгляд, сказала - "Все, ее больше нет. Живи.", и ушла. Я сидел и смотрел на три небольших картонных квадратика на столе. С двух из них на меня с укоризной смотрели лица матери и друга. Так прошел час, может быть больше. Лицо мое горело, и я, открыв окно, высунулся на улицу. Шел снег. Встав на подоконник я замер в нерешительности. Потом посмотрел на свою комнату, на фотографии на столе, и шагнул в бетонный колодец двора. Мне казалось, что я летел, но я падал. Ударом о грязный снег меня смяло, и я перестал быть. А снег все шел...

* * * * *

Благообразный седой господин в безупречном костюме был доволен. Он вытащил из ящика стола пухлый конверт и размашистым движением запустил его через свой необъятный стол. Сидевшая напротив миловидная девушка ловко поймала его и, заглянув внутрь, довольно улыбнулась. "Отличная работа, девочка, ни у кого никаких подозрений" - он басовито рассмеялся в бороду. "Ерунда", бросила она, "легкая добыча", и, сдержанно попрощавщись, направилась к выходу. Ее никогда не интересовало, почему должны умереть люди, на которых ей указали. Ей нравилась легкость, с какой люди, еще вчера не помышлявшие ни о чем подобном, бросались в объятия смерти. Ей нравился трюк с фотографиями, такой изящный и действенный. Ей нравилась ее работа...

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.