Дракон на войне (Дракон и Джордж IV)

Диксон Гордон Руперт

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Гордон ДИКСОН

ДРАКОН И ДЖОРДЖ IV

ДРАКОН НА ВОЙНЕ

Кэй Мак-Коли, за дружбу и терпение

Глава 1

Медный чайник пылил по лесной дороге на полной предоставленной ему магией скорости. Голая земля и дерн, по которым он скользил, уже до блеска отполировали его дно. Его владелец С. Каролинус, маг ранга ААА+, однажды, много лет назад, приказал ему быть все время на три четверти полным воды для чая, которая должна постоянно закипать. И, несмотря на свое нынешнее занятие, он и сейчас оставался верен долгу, и был на три четверти полным, и закипал.

"Закипать" в понимании Каролинуса означало, что вода в чайнике должна чуть-чуть не доходить до кипения, так, чтобы маг мог в любой момент, днем или ночью, если только у него возникнет такое желание, выпить чашечку чая.

Итак, ныне чайник закипал и к тому же пылил по дороге. А когда он подпрыгивал на колдобинах, брызги воды попадали на раскаленный верх его стенок и, превратившись в пар, вырывались из носика.

Когда такое случалось, чайник издавал резкий короткий свисток. Он не мог не свистеть, как не мог не кипеть или не бежать спасать Каролинуса, а именно этим он сейчас и был занят. Это был всего лишь чайник. Но если, как полагали некоторые, скарб в домике Каролинуса обладал личностью, то сознание этого чайника было поглощено выполнением порученной задачи.

И вот он пылил через лес с самой большой скоростью, которой наделил его Каролинус, время от времени подавая голос короткими свистками; а лесные обитатели, мимо которых он проносился, реагировали на это в полном соответствии с происходящим.

Медведь, который что-то ел, стоя на четырех лапах, когда чайник пролетал мимо него, внезапно поднялся на дыбы, издав от удивления: "Ух!" Арагх, английский волк, который ничего не боялся, но все же, когда дело касалось непонятного, проявлял обычную волчью осмотрительность, резко прыгнул, спрятался за деревом и, будучи там в относительной безопасности, проводил взглядом пробегавший чайник. А дальше по дороге кабан, у которого в привычке было просто из принципа бросаться на все, что попадало в его поле зрения, замигал глазами, изогнутые бивни, готовые к атаке, сверкнули на солнце, однако, немного подумав, он решил лучше не связываться, так, на всякий случай.

Кабан попятился, освобождая дорогу, и маленький чайник пробежал мимо.

Так это и продолжалось. Олень от него убежал; маленькие зверьки, живущие в норках, при виде его попрыгали в свои домишки. Короче говоря, пробегая, он сеял ужас во всех направлениях. Но это было только начало, только преамбула к тому, что случилось, когда он наконец выбежал из леса на открытое пространство, окружавшее замок де Буа де Маленконтри, замок того самого благородного господина, известного как Рыцарь-Дракон, - барона сэра Джеймса Эккерта де Буа де Маленконтри-и-Ривероук (в данный момент в замке отсутствующего).

Чайник пропылил по открытому пространству перед замком, взобрался на подъемный мост через ров и пролетел через открытые большие ворота, расположенные в окружавшей замок стене. У ворот стоял на страже часовой. Но он не замечал чайник, пока тот не забряцал по бревнам подъемного моста. А вот когда он его увидел, то чуть не выронил копье. У стражника был приказ ни при каких обстоятельствах не покидать свой пост, в четырнадцатом веке часовые у ворот всегда получали подобный приказ. Но караульный бешено вцепился в свое копье и со всех ног пустился впереди чайника во двор замка, крича что есть мочи.

- Рехнулся! Я всегда говорил, что этим кончится!
- пробормотал кузнец замка, бросив взгляд во двор из-под навеса, возведенного над его кузней, которая из предосторожности была поставлена подальше от всего, что могло бы загореться.

К тому времени, когда чайник пробегал мимо него, кузнец уже опять опустил глаза, а короткие свистки он принял за обычный звон в ушах.

А тем временем стражник влетел через открытые двери замка в большой зал, все еще продолжая кричать:

- Заколдованный чайник! Заколдованный чайник! Помогите!
- Его голос отразился от стен большого зала, заставив остальных слуг броситься врассыпную.
- Он преследует меня! Помогите! Помогите!

Голос стражника достиг даже кухни замка, где леди Анджела де Буа де Маленконтри-и-Ривероук в сотый раз повторяла кухарке, что после того как та приходит со двора, она должна, прежде чем резать мясо, вымыть руки.

Леди Анджела, в голубом, отделанном серебром платье, выглядела очень обаятельно, но ни ей, ни кухарке сейчас было не до этого. Подобрав свои юбки с безропотным гневом, безропотным, потому что, похоже, в замке всегда происходит что-то, на что ей, как хозяйке, приходится сердиться, леди Анджела направилась на крик.

Войдя в большой зал, она обнаружила там вооруженного воина и остальных слуг прилипшими к стенам, в то время как маленький чайник умудрился каким-то образом взгромоздиться на высокий стол, устроился там в самом центре и начал непрерывно свистеть, будто наступило время чаепития не только для Каролинуса, но и для всех, кто находился поблизости.

- Миледи! Миледи!
- бубнил стражник, забравшийся на одну из колонн и висевший там на высоте примерно четырех футов от пола, когда леди Анджела прошествовала мимо него.
- Это заколдованный чайник! Осторожней! Не подходите ближе! Это заколдованный чайник...

- Ерунда!
- сказала леди Анджела, которая родилась в другом мире, в двадцатом столетии, где в заколдованные чайники никто не верил.

И она решительно зашагала мимо стражника к высокому столу.

Глава 2

А тем временем Рыцарь-Дракон находился менее чем в полутора милях от замка. Он был славным рыцарем, сэр Джеймс Эккерт, барон и волею короля лорд верховного правосудия и хранитель закона земель Буа де Маленконтри-и-Ривероук, правда, где находится Ривероук, знали только сам сэр Джеймс и леди Анджела.

Так назывался маленький городок, в котором находился колледж, где они оба в двадцатом веке были ассистентами преподавателя до тех пор, пока это не закончилось здесь, на расстоянии нескольких измерений оттуда, в мире четырнадцатого века, с драконами, ограми, сандмирками и другими подобными существами.

Для остальных же Ривероук был неизвестным местом, находящимся, возможно, далеко-далеко за западным морем.

Но сейчас сэр Джеймс, получивший лен из рук короля, собирался уклониться от вершения правосудия над народом своих земель и просто собирал цветочки. Он возвращался из затянувшегося путешествия на север, на границу Англии и Шотландии. Сэр Джеймс остановился набрать цветов в надежде, что букет, подаренный жене, поможет частично снять вполне понятное раздражение, вызванное его затянувшейся отлучкой.

К этим цветам его привел сосед и ближайший друг, тоже славный рыцарь, сэр Брайен Невилл-Смит. Сэр Брайен, к своему несчастью, был всего лишь рыцарем-знаменосцем, он владел полуразрушенным замком, который с трудом поддерживал в пригодном для проживания состоянии; но его имя было знаменито в этих землях, и не только потому, что он был соратником Рыцаря-Дракона, но и потому, что он завоевал право называться мастером копья на многочисленных турнирах, проходивших в те времена по всей Англии.

Сэр Брайен, полный счастья, находился сейчас в четырех милях отсюда, на пути к своей даме сердца красавице Геронде Изабель де Шане, в настоящий момент являющейся хозяйкой замка де Шане, потому что ее отец, лорд тех земель, вот уже несколько лет как уехал в Крестовый поход на Святую Землю.

Леди Геронда и лорд Брайен не могли пожениться, пока ее отец не вернется и не даст на это своего благословения. Но это вовсе не мешало им встречаться, что они и делали каждый раз, как им представлялась такая возможность. Сэр Брайен и Дэффид ап Хайвел, мастер-лучник, еще один близкий друг и соратник, были с сэром Джеймсом на шотландской границе и посещали замок сэра Жиля де Мера, четвертого соратника и славного рыцаря. Как и Джеймс, Дэффид сейчас возвращался к себе домой и задержался в разбойничьей шайке своего тестя, Жиля Волдского, на расстоянии половины дня перехода до своего дома.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.