Ситцевое платьице

Давенпорт Гай

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

ГАЙ ДАВЕНПОРТ

СИТЦЕВОЕ ПЛАТЬИЦЕ

Из сборника "Двенадцать рассказов"

Фасоль эта, восковая, - по дайму(1) за кварту. Стручковая - пятнадцать, а окра(2) по никелю(3). Ежевику вот Латтимер собирал. Чудной он, да? Девять уже скоро, а из платья со шляпкой не вытащишь. Говорит, он девочка, ведь так, Латтимер? Да и хорошенький - вылитая девчонка. Все так считают.

Что-что, Леон? Ну вот я и миссис Фант о том же. Перерастет.

Мы арбузы точно привезем, когда пойдут. Дождей ведь совсем не было. Для кукурузы хорошо, а вот арбузы запаздывают. Канталупы наши, я всегда говорю, - как сахар, сладкие. Сейчас-то дела ничего, выдюжим, когда в следующий раз припечет.

Мускусные, мускатные и зимние - мы все три выращиваем.

Что, Латтимер? Конечно, у миссис Фант есть ледник. Ему нравится расспрашивать, что у людей дома есть. По дороге сюда говорил, хочется посмотреть на кажную птичку в кажной клетке по всему городу.

Мы слыхали, в газете писали, церкву в Сэнди-Спрингс строить будут. Леон говорит:

так мы и на карте появимся. Да только не про нас это. Мы в баптисты ходим. А эти - пятидесятники, церква сразу как в Токкоа сворачивать. Я так понимаю: их проповедник в отпуск поехал, во Флориду, и попросил почтенного Холройда из Сенеки его паству принять, покуда его не будет, понимаешь. И перво-наперво тот видит - на всех мужчинах галстухи. А он говорит, Святая Библия - против всяких гастухов. Слыханное ли дело? Но галстухи они посымали.

Что, Леон? Леон говорит, может, тоже в церкву к ним пойдет.

Наш же проповедник, коли говорить, чего носить, а чего нет, тож ни шиша не смыслит - окромя, что Латтимер - девчонка. Он к нам по воскресеньям только приезжает, из-под самой Пайни-Гроув. Конечно же, милок, ты сам оттуда, коли говоришь, что оттуда. А по средам проповедница у нас. Из Салуды добирается, как часы точная, да такую службу красивую ведет. Поет, на пианине играет, а Писание читает ну прям как мужчина. Она-то знает, что Латтимер - мальчик. С самого начала знала. Как увидела, так сразу и говорит: Это мальчик в платье.

Леон говорит, Любой бы понял. Да только эта миссис Диллингэм, почтенная Диллингэм, так правильней будет сказать, говорит, почему б и нет. Говорит, что если он только не бесстыдничает, беды в этом нету.

Ну, как бы там ни было, почтенный Ханникатт из Флориды приезжает, а ему прям в лоб: а христиане галстухи носят? И в бумаге так и написали: мол, половина церквы хочет, чтоб почтенный Холройд остался, потому как Писание лучше почтенного Ханникатта знает, а другая половина Ханникаттом довольна, который говорит, что в Библии ни слова ни про какие галстухи нет.

Смешно, Латтимер, да? Он ведь кажное слово ваше слушает да запоминает. И радио подпевает. Голос у него - заслушаешься, если уж говорить. Любимая у него - "Час госпела". Куколку свою к радио подносит, и навроде она тоже с ним вместе поет. И по кухне помогает, знаете, точно доченька, отзывчивый, а цыплятам башку крутит, прям как я, хорошо. Волосы хочет длинными носить, да только тут Леон ему черту подвел. Он, значть, у нас как девочка, только с мальчуковой прической.

А фасоль берите, не пожалеете. Ее со шпиком - лучше всего, я всегда говорю.

Так, что у нас тут еще - а ежевики Латтимера не хотите, пинту?

Рузвельт же этот - ну, я вам скажу, разве не так? Еврей, говорят. И жена его с неграми за один стол обедать садится. Просто бесподобно.

Думаете, мальчишки дразнятся? Ничего подобного - такой он милашка. А один из мальчишек МакАллистеров, Харпер, так его даже своей любимой называет.

Я вот чего не одобряю - когда один другому наказывает, как жить, навроде как у проповедников этих с галстухами. Говорят, та половина паствы, что за Холройда держится, себе другую церкву строить будет, прям через дорогу.

Что, Леон? Конечно, мы с гор люди. Он говорит, люди с гор всегда жили, как хотели. Вот хочется Леону в машине сидеть и с приборной доской разговаривать, пока я тут фруктами-овощами торгую.

А Латтимеру вот хочется ситцевое платьице - он его в витрине у Лессера увидал на окраине. Ну зачем, говорю я, мне надо-то всего полтора ярда ситца с рулона из Вулворта, да тесьмы волнистой на воротник, картонку пуговиц - и я тебе точно такое же пошью. И плиссе, и всё сделаю. Я по такой выкройке много раз шила - раз для Сью Элизабет красное платье, в котором она в школу ходит, в другой раз - розовое для Мэдди Мэй.

Что, Леон? Леон говорит, так дешевле выйдет, чем роба. Так и выйдет. Ну, вот, наверно, и всё. Что-что, Латтимер? Шептаться невежливо, я всегда слыхала. Что?

Латтимер хочет сказать, ему кажется, вам перманент этот очень к лицу.

Да, Леон, мы уже всё.

1. Десять центов.

2. Бамия, гибискус съедобный (Hibiscus esculentus) - стручковый овощ.

3. Пять центов.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.