Миссия в Афганистане (Они называют меня наемником - 15)

Эхерн Джерри

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Джерри Эхерн

"Они называют меня наемником"

Миссия в Афганистане

Глава первая

Они, казались призраками, которые бесшумно скользили по узким, пыльным, запруженным людьми улочкам. Но это были женщины, женщины, укутанные в черные просторные балахоны, с головами, закрытыми чадрой, как того требовал мусульманский обычай. Фросту такая мода не очень нравилась.

Из всего лица открытой оставалась лишь узкая полоска - глаза и немного кожи сверху и снизу. Эти глаза настороженно и внимательно оглядывали все вокруг и его, Фроста, тоже.

Капитан вдруг вспомнил свою первую встречу со светловолосой зеленоглазой Бесс Столмен, вспомнил, как ей тоже пришлось одеть чадру и прикидываться дочерью арабского торговца, чтобы избежать посягательств африканского диктатора и беспринципного предводителя отряда наемников.

При этой мысли по губам Фроста скользнула улыбка, он на миг погрузился в мир грез, но его тут же вернули к реальности - на улицы пакистанского города Кохат, что недалеко от Пешавара. И сделала это Маргарет Дженкс, дернув капитана за рукав.

- Хэнк, по-моему, за нами кто-то идет.

Фрост молча кивнул и успокаивающим движением коснулся руки женщины. Он даже не обернулся, ибо знал, что она права.

За ними следили с того самого дня, когда они покинули Карачи и отправились к афганской границе, чтобы попытаться узнать хоть что-то о судьбе Мэтта Дженкса. Капитан был почти уверен, что это дело рук КГБ.

Дженкс был другом Фроста еще с Вьетнама. За прошедшие с тех пор годы они тоже несколько раз виделись. Мэтт считался одним из лучших "зеленых беретов" во всей армии Соединенных Штатов, но война в Индокитае сильно подействовала на него в психологическом плане - Фрост называл это лишением иллюзий. Впрочем, многие из ветеранов страдали подобной "болезнью". Короче, Дженкс оставил службу и стал гражданским лицом.

Он проработал несколько лет в лесной авиации на Аляске - этим Мэтт и зарабатывал на жизнь до войны, и все, вроде, складывалось для него неплохо, но тут вдруг произошло советское вторжение в Афганистан.

Дженкс воспринял это событие, как что-то очень личное, оно жгучей занозой засело в его сердце. И вот в один прекрасный день бывший "зеленый берет" посадил вместо себя за штурвал самолета своего девятнадцатилетнего сына Барта, простился с женой и уехал из дому.

Уехал на другую войну - сражаться против коммунистов на афганской земле. Последнее письмо от него Маргарет получила три недели назад, а отправлено оно было за полгода до того, и никто из тех, к кому женщина обращалась, не мог или не хотел помочь ей прояснить судьбу мужа.

Фрост и Бесс как раз мирно ужинали в их уютной квартирке в пригороде Атланты, когда раздался звонок из Карачи. До того капитан лишь один раз встречался с Маргарет Дженкс, и у него сложилось твердое убеждение, что он ей не понравился. Однако теперь была не та ситуация, чтобы выяснять личные симпатии и антипатии. Фрост оставался последней надеждой несчастной женщины, и он не мог ей отказать в помощи.

Наемник и Маргарет свернули за угол и оказались на другой улице - как две капли воды похожей на ту, по которой они только что прошли. Везде пыль, грязь, шум, лоточники со всевозможным товаром - экзотическими фруктами и старыми сапогами вперемешку. Со всех сторон раздавались крики на неизвестном американцу языке, чьи-то грязные руки хватали его за одежду, привлекая таким образом внимание к своим лоткам.

Отмахиваясь и расталкивая густую толпу, Фрост поднял голову и увидел вверху тянувшиеся вдоль улицы на опорах электрические и телефонные кабели. Они явно контрастировали со средневековыми домами, похожими на призраков женщинами и мужчинами в грязных лохмотьях. Создавалось впечатление, что тут смешались разные эпохи.

- Хэнк, они приближаются, - с тревогой сказала Маргарет, оглядываясь через плечо.

Фрост снова промолчал и свернул с тротуара к запиленной витрине какой-то лавки. Порыв ветра приподнял грубую занавеску, заменявшую собой дверь, и внутри помещения Фрост увидел женщину в неизменной чадре, которая пряла что-то на допотопном громоздком ткацком станке.

Капитан миновал эту лавку и заглянул в другую. Маргарет тихонько вскрикнула за его спиной, едва не угодив ногой в зловонную лужу. Фрост подхватил ее под руку и помог преодолеть препятствие.

- Осторожно, - сказал он.
- Тут столько грязи. Наемник просунул голову в дверной проем и огляделся. То, что он увидел, понравилось ему намного больше, чем все, что представало перед его глазом до сих пор.

- О, Господи, - прошептала Маргарет. На прилавке перед ними стояли деревянные и металлические ящики, в которых лежало всевозможное оружие и боеприпасы.

- Местный оружейный магазин, - объяснил капитан женщине, стараясь не смотреть на нее.

Он знал, что не нравится Маргарет Дженкс, и может быть, поэтому она тоже ему не нравилась.

Фрост вошел в помещение и приблизился к прилавку. Первым в ряду стоял цинковый ящик, заполненный самыми разнообразными патронами - от советских автоматных калибра 7.62 миллиметра до английских ружейных, триста третьих и четыреста семнадцатых.

За ящиком на небольшом столике стояли весы. Фрост подумал, что они, наверное, служат для взвешивания патронов, когда их продают россыпью. Впрочем, в соседней коробке были также пистолетные обоймы и автоматные магазины. Товар, как говорится, на любой вкус - выбирай, что хочешь, только деньги плати.

- Очень неплохо, - довольно сказал Фрост.
- Вот тебе и Пакистан. Не хуже, чем у нас.

Он перешел к следующему ящику, полному пистолетов и револьверов. Тут было несколько кольтов различных модификаций, смит-и-вессоны, две беретты калибра 7. 65 и девять миллиметров и одна антикварная модель 1951 года. Фрост не спеша перебирал люгеры и парабеллумы, отыскал даже здоровенный маузер-девятку.

- Совсем неплохо, - бормотал себе под нос капитан, осматривая оружие и качая головой.

Ему очень хотелось приобрести пару люгеров и маузер, но наемник сомневался, что у него будет возможность легально ввезти эти штуки в США. А жаль...

В коробке рядом Фрост обнаружил пару дюжин испанских пистолетов и немецких револьверов, был тут и армейский кольт сорок пятого калибра со штампом "Сделано в США". Послышались чьи-то шаги, капитан поднял голову и увидел паренька лет пятнадцати, который выжидательно смотрел на него из-за прилавка.

- Говоришь по-английски?
- спросил Фрост, прикуривая сигарету и выпуская дым в потолок.

- Немного говорить, сэр, - ответил юный пакистанец.

- Сколько стоит это?

Наемник взял в руку армейский кольт.

- Подождать, сэр.

Паренек повернулся и скрылся за какой-то занавеской. Через несколько минут оттуда вышел мужчина. Он был очень стар и вместе с мальчишкой, стоявшим рядом, они смотрелись как две противоположности.

- Доллары?
- спросил мужчина.

- Доллары, - кивнул Фрост.
- Кольт и пара запасных обойм. Сколько это будет стоить?

- Обойм? Что это?
- непонимающе переспросил мужчина.

- Вот такие, - показал капитан пальцем.
- Куда вставляют заряды. Ясно?

- А! Да, да!
- закивал старик.

- Ну, и фунт патронов. Понимаете? Шестнадцать унций.

- Фунт, да, понимать, - сказал мужчина.
- Обоймы, фунт патронов и пистолет. Двести американских долларов, хорошо?

Фрост ответил не сразу, он глубоко затянулся и стряхнул пепел на пол. Уже вечерело и становилось все прохладнее. Капитан не сомневался, что мог бы легко сбить цену, но не имел особого желания торговаться со стариком в этой вонючей лавке. Тем более, что, бросив взгляд на улицу, он увидел стоявших неподалеку пятерых мужчин, один из которых явно был европейцем, а остальные, пакистанцами или, по крайней мере, хотели таковыми выглядеть. Все они были одеты в традиционные тюрбаны и балахоны и грязные толстые свитеры. У одного на шее висел шерстяной шарф. На их плечах лежали какие-то цветастые восточные платки.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.