Подлый случай (Пинской - неизменно Пинской ! - 1)

Гергенрёдер Игорь Алексеевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Игорь Гергенредер

Подлый случай

Из книги сказов "Пинской - неизменно Пинской!"

Весь Свердловск знает: Хрущев испортил Пинского. Было в пятьдесят седьмом году. В пивной "Голубой Дунай" на улице Энтузиастов - очередь. Пинской стоит в очереди и двумя руками держит цветы: во-оо такой букет! Люди говорят:

- Чтоб пива было достаточно - не дожили, а чтоб за пивом с цветами стояли - дожили!

Пинской помалкивает. Один мужик, крепкий из себя, к нему:

- Зачем на больные мозоли наступаешь? Сюда пришли пиво пить! Устранись с букетом!

У Пинского улыбочка:

- Я, кажется, без очереди не лезу.

Мужик:

- Ну-ну-ну, уймись! Я те полезу без очереди! Отнеси букет кому собрался, а после приходи в пивную нормально.

Пинской помотал головой:

- Нет. Я выпью пива, выйду на улицу и подарю цветы первой встречной

незнакомой девушке!

Пивная в смех. Кто-то говорит:

- Парнишка зеленый еще. Пускай стоит.

А другие: а с чего, мол, первой встречной цветы дарить? Чай, они дорогие, сколько кружек пива выпить можно...

Пинской эдак плечи расправил:

- Я хочу почувствовать радость до отказа! Потому что надо мной открылось синее небо и знойное солнце.

Это он имел в виду, что Хрущев стал разоблачать культ и террор Сталина.

Народ молчит. А мужик, который из себя крепкий, говорит про Пинского:

- Если б он бутылку водки принес - в пиво себе подливать, я слова бы не сказал. А с букетом - противно. Он просто выражает нам свое лирическое презрение.
- Берет парня за локоть: - Уйди!

Тот сунул цветы под мышку, правую руку опустил в карман брюк, вынимает: на руке - кастет. Тяжелый, из пластмассы и меди, со свинцовыми шишками. Мужик глядит: "Чего такого? Не богатырь передо мной".

- Ты мне грозишь?
- орет.
- Ты - сопля!
- и хотел заехать Пинскому в челюсть. Тот увернулся и кастетом мужика по мурлу - свалился мешком.

Поднялась канитель, парню уже пива не попить. Смываться надо.

Но радость его приманивает, он все сильнее чувствует над собой синее небо. И поехал в Москву на фестиваль молодежи и студентов.

Это празднество - затея Хрущева. Никогда до того не перли иностранцы таким табуном. А тут вся Москва - нахальный балаган. Куда ни сверни: только и слышишь иностранный язык.

У иностранок никакого стеснения в одежде и поведении. Столько

полуоткрытого разврата - вынести невозможно! Но немало и совсем открытого. Ну, а Пинской - юноша приятный, красивый, все у него очень привлекательно. Вот иностранки и стали водить его в "Арагви" - шашлык по-карски жрать. Спит с ними в номерах-люкс, в полдесятого утра от него уже коньячком попахивает...

А ведь его отец - известный в Свердловске композитор, и сам он студент УПИ*. Но не тянет возвращаться на учебу. То похабно танцует буги-вуги с американской негритянкой, то безобразничает со шведской блондинкой.

Но все равно он в каком-то смысле - наш, советский человек, и ему больно, что наша молодежь бегает за иностранцами разинув рот и слепо подражает. Вот он раз с одной голландской девушкой и со швейцарской дочкой миллионера заходит в магазин старинных редких изделий.

- Гляньте!
- и показывает на китайский биллиард под названием "бикса". Раньше в России была мода на эти биллиарды. Они отличаются тем, что поверхность у них наклонная.
- Я открою тайну, - говорит Пинской, - этого дела ни одна иностранная девушка не пробовала...

Его подруги в один голос:

- Какого дела?

Пинской: когда-то, мол, в России происходило в дорогих ночных ресторанах. Установят биллиард "биксу", обрызгают сукно вином. Загодя собраны красотки и ловкачки - раздеваются, натирают окорочки розовым маслом. Голая девушка - к биллиарду. И должна усесться у его края, у верхнего: коленки эдак к подбородку, ноги руками обхватить - чтоб сидела только на своих упругих булочках.

Надо по наклону донизу съехать и притом сделать на заду полный круговой оборот.

Сумела - ей приз деньгами, титул "Бикса", подарки несчетно... С зада делают слепки, рисуют его знаменитые художники. Никакая бабенка по почету и славе с "Биксой" не сравнится.

Подруги хвать Пинского:

- И мы хотим в эту тайну!

Дочка миллионера тут же и купи биллиард. В гостинице "Интурист" пошло соревнование. Номер полон публики, в сторонке - голые желающие, окорочки маслом роз блестят; на своем месте судьи: из мужиков выбраны.

Вот голенькая скок на биллиард, коленки к мордашке, руками их обхватила - уселась на край выпуклой задницей. Теперь должна на заду крутнуться по часовой стрелке, как юла крутится - и одновременно скользить по наклону... И пока не съехала, нужно сделать полный оборот...

Эх, не поспела - не хватило ей длины биллиарда. Расстройство, рыданья, иностранный мат...

Иная со злости своему дружку - бац по морде! Иностранки волю-то любят...

А вот: гляди, гляди - оп-ля!
- есть оборот. Сумела! Поздравленья, фотовспышки, пакет с валютой, шампанское - ба-бах!..

Развлекуха - каких не было. Пинской и название дал: "Русский голожопый волчок на биллиарде". Или просто - "русский волчок".

Иностранцы парня чуть на руках не носят. И как он употребил свое

влияние? Чтобы русские девушки участвовали: на каждую иностранку - по две.

И чтоб тем, кто не осилит задания, все равно платили хоть какую-то часть. А

кто осилил - тем премия двойная.

Сколько он принес радости! От благодарных проходу нет. У дверей гостиницы кидается к нему какой-то старый мужик - хо!
- профессор из Свердловска, из УПИ. Тоже принесло на фестиваль.

- Костя!
- орет и на месте подпрыгивает.
- У меня к вашим конкурсам живой научный интерес. Устройте присутствовать зрителем!

Пинской смотрит: ну, натурально мучается мужчина, столько крика души в глазах. Приличный человек не пройдет мимо без сочувствия.

- Знаете что, - говорит, - я вас проведу, чтобы вы могли наблюдать... Нет-нет, целовать меня не надо, вы мне уже на ногу наступили! Ну, так: если вас застанут, скажете, вы - студент. И спокойно отвечайте, как положено студенту...

Пинской знал, что на него, конечно, строчат доносы. Как это следует в советской стране, уже должны в любой момент замести.

Провел профессора в гостиницу, а номер-люкс там состоит из двух комнат. Первая, как войдешь, - поменьше, а из нее заходишь во вторую: где и происходит соревнование. Пинской в первой комнате профессора оставил: тотперед замочной скважиной как встал раком, так и не оторвется.

В этом виде его и застали два мусора. Они были посланы проверить "сигналы" - какой-то студент учит иностранцев показывать советской власти голую жопу. Мусора профессора в сторонку, знаком приказали молчать. Заглянули в замочную скважину: ага, голые жопы налицо!

Мент задает профессору вопрос:

- Вы кто?

- Студент.

Ага, так и есть.

- Что тут делаешь?

- Наблюдаю вращательное скольжение по наклонной плоскости.

Мусора переглянулись. Посмотрели в скважину, посмотрели... Так-то оно так: имеется и вращение, и скольжение, и наклонная плоскость... Хитро сволочь придумал, как вывернуться. Но, чай, и советская милиция не дура: вращение вращением, но жопы-то голые!

Мент спрашивает резко:

- Где разрешение от... как его... кто вами, студентами, руководит?

Другой мент подсказывает:

- От профессора?!

- Нет у меня...

Ну, так, мол, пойдешь с нами! Хвать мужика. Тот:

- Что такое? Я сам - профессор!

Мусора:

- Ну-ну, тут же и профессором стал, студент сраный, старая твоя морда, седые космы!
- Дали ему по лбу, стали руки крутить...

Пинской все это время был настороже. Слышит: за дверью творится нехорошее. За публику протиснулся и на балкон. А балкон - общий для нескольких номеров. Пинской скользнул в другой номер, оттуда - в коридор... И слинял из гостиницы.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.