Судьба - Дитя Неба (Симфония веков - 3)

Хэйдон Элизабет

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Элизабет Хэйдон

Судьба

(Симфония веков - 3)

Пер. с англ. В. Гольдича, И. Оганесовой

Восстановить былую силу короны лиринов и объединить их в одно

королевство - вот задача, стоящая перед Рапсодией и ее друзьями.

Вторая задача, еще более сложная, - воссоздать империю намерьенов.

Но для этого нужно справиться с ф'дором, неуловимым демоном,

вселяющимся в чужие тела.

Книга посвящена второй половине моей души

Моему спутнику на все времена

Родителю моего ребенка, лучшему другу

воплощению заветных грез

Да и вообще любимому человеку

Чурбану бесчувственному

Который вычеркивает мои любимые куски диалогов

Стирает целые абзацы, над которыми я столько корпела

Считает "угу, так нормально" высшим комплиментом

И удерживает меня в рамках

Без кого всех этих книг никогда не было бы

Биллу

с любовью

на веки вечные

ПРОРОЧЕСТВО ТРЕХ

Трое придут, опоздав, и уйдут слишком скоро,

Они - как стадии жизни людской:

Дитя Крови, Дитя Земли, Дитя Неба.

Всяк на Крови замешен и рождается в ней;

Всяк по Земле ходит, ведь она - его дом;

Но вечно тянется к Небу и под ним пристанище себе обретает.

К Небу подъемлет нас смерть,

Частью звезд мы становимся.

Кровь дарит начало, Земля - пищу,

Небо - мечты при жизни и вечность в смерти.

Так пусть будут Трое, один для другого.

ПРОРОЧЕСТВО НЕЗВАНОГО ГОСТЯ

Средь последних, кто должен уйти, среди первых пришедших,

В поисках новых хозяев, незваные, в месте незнаемом.

Власть, что получена первыми,

Будет утеряна, если они последними станут.

Сами не ведая зла, будут лелеять его,

Словно приятнейший гость, улыбаясь невинно,

Втайне смертельные капли точит в винный бокал.

Так же и ревность, ведомая собственной силой,

Тот, кто влеком злою ревностью, будет бесплоден,

В тщетных попытках зачать милое сердцу дитя

Вечность пройдет.

ПРОРОЧЕСТВО СПЯЩЕГО ДИТЯ

Спящий ребенок - младшая дочь,

Вечно живущая в снах.

Смерть ее имя вписала

В книгу свою,

И никто не оплакал ее.

Средняя дочь дремлет в тиши,

Руки сложив на коленях.

Чувствует небо, слушает море,

Внемлет движенью песков

Ждет пробужденья.

Старшая дочь - не рожденная дочь,

Спит под землей

Во тьме вековой.

Время придет - и родится она,

Но с рожденьем ее - кончится время.

ПРОРОЧЕСТВО ПОСЛЕДНЕГО СТРАЖА

Внутри Круга Четверых Круг Троих восстанет.

От дуновенья рожденные, Дети бездомного Ветра;

Их назову: охотник, хранитель, целитель.

Сводит их вместе страх, любовь их соединяет,

Ищут они того, кто сокрылся от Ветра.

Слушай, последний страж, внимай слову судьбы:

Станет стражем охотник, предателем станет хранитель,

Руки свои обагрит кровью убитых целитель;

Все это ради того, кто сокрылся от Ветра.

О Последняя, вот ветра речь - слушай:

Ветер прошедшего - зов его грустен: "Домой!";

Ветер земного - в укромное место ее отнесет;

Ветер звезд - песню матери он ей споет;

Вместе сокроют они Дитя от бродяжного Ветра.

Мудрость молвит устами Дитяти:

Крепче всего бойтесь Ходящего-В-Снах;

Кровь - вот средство найти того,

Кто сокрылся до срока от беспощадного Ветра.

ПРОРОЧЕСТВО КОРОЛЯ СОЛДАТ

Кровь, соединяясь, дает начало новой жизни, но она же и льется беспрестанно; кровь слишком легко покидает тело, чтобы залечить разрыв.

Земля принадлежит всем, но люди ее делят, поколение за поколением.

Только Небо обнимает всех, и небо нельзя поделить; и это тот путь, что ведет к единенью и миру.

Если ты хочешь залечить разрыв, генерал, охраняй Небо, дабы оно не упало.

Но сначала, генерал, тебе нужно залечить разрыв в своей душе. Со смертью Гвиллиама ты стал королем солдат, но ты должен найти самого слабого из своих сородичей и защитить его, самого беззащитного из всех, иначе ты не достоин прощенья. И так будет, пока ты не получишь отпущения или умрешь, не удостоившись его.

ПРИЗЫВ КУЗЕНОВ

Клянусь Звездой, я буду ждать и наблюдать, я позову, и меня услышат.

ОРДЕН ФИЛИДОВ

ЛЛАУРОН, ГЛАВНЫЙ ЖРЕЦ

Старшие жрецы:

Каддир, наследник Ллаурона и целитель

Ларк, травница

Гэвин, главный лесник

Илиана, глава земледелия

Круг:

Священники и лесники низшего уровня

ПАТРИАРХАЛЬНАЯ РЕЛИГИЯ СЕПУЛЬВАРТЫ

СИЛИНИУС, ПАТРИАРХ

Благословенные:

Первосвященник Авондерр-Наварна, Филабет Грисволд

Первосвященник Сорболда, Найлэш Моуса

Первосвященник Бет-Корбэра, Ланакан Орландо

Первосвященник Кандерр-Ярима, Ян Стюард

Первосвященник Неприсоединившихся государств, Колин Абернати

Базилики, посвященные стихиям:

Эфир - Лиантаар, Сепульварта

Огонь - Вракна, Бетани

Вода - Аббат Митлинис, Авондерр

Воздух - Райлс Седелиан, Бет-Корбэр

Земля - Терреанфор, Сорболд

НА ГРАНИЦЕ КРЕВЕНСФИЛДСКОЙ РАВНИНЫ

Меридион знал, что времени осталось совсем мало.

Чудовище высотой в семь с половиной футов, в чешуйчатой кольчуге, закинуло голову, обнажило острые клыки и зарычало. Оглушительный рев, исполненный ярости, разорвал мрак, окутывавший похожие на зубы скалистые отроги, и умчался вниз; в каньон, находившийся в нескольких милях под ним, посыпались снег и мелкие камни.

Король фирболгов, Акмед Змей, переглянулся с Рапсодией и Кринсель, повитухой болгов, которая помогала Певице собрать все необходимое. Но уже в следующее мгновение он вернулся к своему занятию, спрятав за скрывающей его лицо вуалью улыбку - его развеселил ужас, промелькнувший в огромных зеленых глазах Певицы.

- Кажется, Грунтор сердится. Интересно, что его так расстроило? спросила она и протянула повитухе мешочек с кореньями; та понюхала, покачала головой, и Рапсодия отложила его в сторону.

- Наверное, недоволен квартирмейстером и его командой, - ответил Акмед как раз в тот момент, когда жуткий рев сменился потоком непристойных ругательств на болгише.

- Мне кажется, дело в том, что он не может пойти с нами.
- Рапсодия с сочувствием поглядела на замерших от ужаса солдат и их командира, которые, ошалев от гневных воплей Грунтора, стояли по стойке "смирно", окутанные, словно серым плащом, предрассветным туманом.

Повитуха протянула Рапсодии небольшой мешочек, и она улыбнулась.

- Разумеется, но с этим ничего не поделаешь.
- Акмед завязал свой кожаный мешок и убрал его в седельную сумку.
- В настоящий момент Илорк нельзя оставить без присмотра. Ты взяла все, что нужно, чтобы принять роды?

Улыбка Певицы погасла.

- Спасибо, Кринсель. Надеюсь, у вас все будет хорошо, и, пожалуйста, присматривай за моими внуками, ладно?

Женщина кивнула, едва заметно поклонилась королю и исчезла в одном из коридоров Котелка.

- Я не имею ни малейшего представления о том, что мне понадобится, тихо сказала Рапсодия, и в ее голосе появилось напряжение.
- До сих пор мне не приходилось принимать ребенка, зачатого демоном. А тебе?

Акмед несколько мгновений смотрел на нее своими разноцветными глазами, а потом отвернулся и снова занялся вещами.

Рапсодия убрала с лица золотой локон, тяжело вздохнула и мягким движением коснулась плеча короля болгов.

- Извини, я ужасно нервничаю из-за предстоящего путешествия.

Акмед закинул на плечо покрытую инеем дорожную сумку.

- Я знаю, - совершенно спокойно проговорил он.
- Это нормально. Насколько я понимаю, наш договор насчет этих детей остается в силе? Ты осознаешь, на каких условиях я согласился тебе помогать?

- Да, - так же спокойно ответила Рапсодия, не обращая внимания на его испытующий взгляд.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.