Крупная дичь

Корагессан Бойл Т

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Т. Корагессан Бойл

КРУПНАЯ ДИЧЬ

Перевод Г. Чхартишвили

Охотиться надо всю жизнь,

пока не переведется зверь, на которого охотишься.

Эрнест Хемингуэй. "Зеленые холмы Африки"

В принципе перестрелять можно было хоть всех, даже слониху - только плати, - но Бернард не поощрял подобных поползновений. Во-первых, слишком много кровищи и грязи, да и потом, что ни говори, именно крупная дичь - слониха, носорог, водяной буйвол, жираф - придавала заведению солидность и, так сказать, масштаб. Между прочим, раздобыть замену тоже непросто. Бернард до сих пор жалел, что позволил парнишке из рок-группы завалить жирафа, хоть и заработал тогда двенадцать тысяч долларов чистыми. А тот кретин из Голливуда! Как начал палить по стаду зебр, так не угомонился, пока. заодно не отстрелил головы двум страусам, да еще абиссинского осла подранил. Ничего не поделаешь охота есть охота. Ну и, само собой, крупная дичь застрахована на такую сумму, что можно при желании половину лос-анджелесского зоопарка закупить. Слава богу, никто из клиентов до сих пор не прострелил себе ногу. Или башку. Правда, на этот случай страховка тоже имелась.

Бернард Паф рывком приподнялся над столом красного дерева и выплеснул опивки кофе в раковину. С утра он был на нервах. Не то чтобы паниковал, но в животе было как-то скверно, завтрак засел комом, пальцы после крепкого кофе слегка дрожали. Чтобы успокоиться, он зажег сигаретку и принялся смотреть в окно. Там, в верблюжатнике, томился изъеденный молью аравийский дромедар, методично мочаля кору вяза. Бернард уставился на жующее создание с таким изумлением, словно видел его впервые: мягкая губища, тупые глаза, лениво двигающаяся челюсть. Надо будет предложить на верблюдов суперскидку, подумал Паф. Сигарета отдавала свинцом. Хуже чем свинцом - смертью. Где-то неподалеку сварливо замяукал дрозд.

С минуты на минуту должны были приехать новые клиенты, а в подобных случаях Бернард всегда нервничал. Мало ли что они учудят. Многие вообще винтовки в руках не держали. Думают, им тут в двенадцать ноль-ноль второй завтрак подадут, а еще через час сделают массаж. Как начнут ныть - и жарко, мол, и мухи летают, и львы ночью рычат, спать не дают. А как они обращаются с ним, с Пафом? Мужики считают его каким-то работягой, недочеловеком, несут всякую похабень, одаривают идиотскими ухмылками, уродуют грамматику - чтоб ему было понятней. Бабы еще хуже - для них он что-то среднее между метрдотелем и разносчиком холодных напитков. У, придурки, руки из задницы растут. Денежные мешки. Нувориши поганые. Где им распознать настоящий класс?

Бернард свирепо раздавил окурок в кофейной чашке, решительно крутанулся на каблуках и, толкнув створки дверей, двинулся по темному коридору в сторону вестибюля. Духотища уже с утра была зверская - вентиляторы под потолком без толку гоняли мертвый воздух, на свежевыбритых бралях Пафа выступили капельки пота. Бернард Паф: брюхастый детина в шортах цвета хаки и охотничьих сапогах суетливые движения, дерганая походка. В вестибюле было пусто. (Эспиноза отправился кормить животных - вон как гиены расхрюкались. А новенькая - как бишь ее - опять опаздывает. Ни разу не соизволила прийти вовремя.) Прямо пустыня какая-то, вздохнул Бернард, хотя отлично знал, что Орбалина сейчас убирает постели, а Роланд пристроился где-нибудь за клеткой со львами и втихаря поддает.

Паф долго торчал у регистрационной стойки (над ним на стене красовались охотничьи трофеи - головы сернобыков и антилоп куду) и в сотый раз разглядывал запись в книге заказов:

Майк и Николь Бендер

Компания "Бендер", торговля недвижимостью

Бульвар Вентура, 15125

Энсино, Калифорния

Торговцы недвижимостью. О Господи. Лучше уж киношники или даже рок-звезды со своими козлиными причесочками и кожаными шипастыми браслетами. Те, по крайней мере, не крутят носом, для них "Африканское сафари Бернарда Пафа" (две с половиной тысячи акров Африки в непосредственной близости от калифорнийского Бейкерсфилда) - не липа, а настоящее приключение, дикая саванна, заповедник Нгоронгоро, парк Серенгети. Но торговца недвижимостью на мякине не проведешь. Эту публику интересует только одно - сколько он заплатил за участок и не уступит ли кусочек по сходной цене.

Паф взглянул на желтозубую ухмылку леопарда (отец подстрелил в британской Африке еще в тридцатые) и тяжело вздохнул. Бизнес есть бизнес. Какая, в конце концов, разница, кто дырявит его львов и газелей, лишь бы платили сполна. А с этим у Пафа было все в ажуре - стопроцентная предоплата.

- Ты помнишь, Ник, шесть месяцев назад, когда мы ужинали в ресторане "У Джино Пардуччи", я пообещал, что через шесть месяцев устрою тебе африканское сафари? Помнишь? Ну как, держу я слово?

Николь Бендер сидела, откинувшись на сиденье белоснежного "ягуара" (подарок мужа на День Валентина), машину вел сам Майк. На коленях у миссис Бендер лежала стопка журналов по вязанию, а на бамбуковых спицах зарождалось нечто воздушное невыразимо нежного цвета. Николь Бендер: двадцать семь лет, блондинка, в прошлом актриса/манекенщица/поэтесса/ певичка; два дня назад личный тренер сказал ей, что в жизни не видывал такой идеальной фигуры. Разумеется, ему за то и платят, чтобы говорил подобные вещи, но все же Николь выслушала его заявление с удовлетворением, а в глубине души подозревала, что тренер ни капельки не соврал.

Она обернулась к мужу.

- Да, было такое. Но я грешным делом думала, что мы поедем куда-нибудь в Кению или в Танзанию.

- Да-да-да-да, - нетерпеливо зачастил Майк. Слова вылетали у него с неимоверной быстротой, очередями - как пули из новехоньких крупнокалиберных винтовок, что до поры до времени мирно поблескивали стволами в багажнике.
- Но ты же знаешь, я не могу взять отпуск на полтора месяца, ведь новый офис в Беверли-хиллс вот-вот откроется, и сделка с Монтеморет-то наклюнулась... И потом, в Африке небезопасно. У них там каждые шесть минут то война, то революция, а кто во всем виноват, если начинается очередная заваруха? Ясное дело - белые. Как, захочется тебе оказаться в Африке в такой момент?

Майк Бендер: генератор, захлебывающийся от переизбытка энергии, не человек, а асфальтовый каток - за двенадцать лет из рядовых клерков выбился в самодержцы целой империи по торговле недвижимостью. Большой любитель поразглагольствовать: в такие минуты бесценная мудрость обрушивалась с его уст, как победный поток монеток из игрального автомата, а неугомонные пальцы порхали по волосам, теребили мочки ушей, соскальзывали к ширинке и вновь взметались куда-нибудь к локтю. Нервная энергия била из Майка ключом; она-то и сделала его богатым.

- Плюс мухи цеце, гадюки мамбы, болезнь бери-бери, бубонная чума и еще бог знает что. В общем, представь себе Мексику, только в сто раз паршивей. Слушай, когда я тебя обманывал? Джино клянется, что тут все по люксу - как настоящее сафари, только без всяких пакостей.
- Он спустил темные очки на кончик носа и покосился на жену.
- Неужели ты хочешь жить в поганой палатке, да еще чтобы тебе задницу оторвали в ...
- Майк хотел назвать какую-нибудь африканскую страну пострашней, но ничего подходящего не придумал и сымпровизировал: -В каком-нибудь Замбезиленде?

Николь пожала плечами и улыбнулась, слегка надув губки - эту миленькую гримаску она отработала еще в девятнадцатилетнем возрасте, когда рекламировала летнюю одежду для дешевых каталогов.

- Ты получишь свой коврик из зебры, я тебе обещаю, - уверил ее Майк.

- И еще парочку голов каких-нибудь там львов или газелей для стенки в гостиной.

"Ягуар" летел по пустыне белым лучиком света. Николь подняла спицы, посмотрела на них и, передумав, положила вязание обратно на колени.

- Ладно, - выдохнула она.
- Надеюсь только, что там не будет чересчур как бы это сказать, - ну, кичово.

С заднего сиденья донеслось презрительное фырканье. Там развалилась двенадцатилетняя дочь Майка от первого брака Жасмина-Фиалка-Роза Бендер, экипированная десятью комиксами и шестью банками содовой.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.