Операция 'Минотавр'

Кунтс Стивен

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Стивен КУНТС

ОПЕРАЦИЯ "МИНОТАВР"

"Стивен Кунтс пишет все лучше и лучшее".

Том Клэнси

"Напряженный, наглядный триллер вскрывает леденящие душу детали безжалостного мира летчиков-испытателей, которые ходят по лезвию ножа, и вводит в лабиринт шпионажа сверхдержав".

"Вашингтон пост"

Вы, конечно, слышали миф - древний-древний миф о том, как царица Крита взяла в любовники быка, а через положенное время родила Минотавра. Чтобы скрыть свой позор и спрятать отвратительного человека-быка подальше от, глаз людских, царь Минос приказал Дедалу построить лабиринт. Архитектор долго высекал в камне проходы так, чтобы они были как можно более запутанными, чтобы глаз терял в них перспективу и искажалась память, чтобы любой вошедший никогда не смог найти пути назад, - и там поселил Минотавра. Так Дедал воздвиг памятник женщине, изменивший царю.

Средства уничтожения совершенствуются с ужасающей быстротой.

Барон Антуан Анри Жомини 1838 год

Глава 1

Терри Франклин был шпион. В один из февральских дней он сидел в дальнем углу подвала Пентагона и занимался своей работой. Это была кропотливая работа.

Он отрегулировал яркость экрана монитора своего компьютера и отпечатал секретный код доступа. Затем номер файла и еще один специальный код - его категория была выше, чем "совершенно секретно". Приходилось быть очень внимательным, потому что буквы и цифры, которые он печатал, на экране не появлялись. Малейшая ошибка заблокирует компьютер и закроет доступ к файлу. А печатал он плохо, лишь двумя пальцами.

Voila! Вот он. Файл УТИ - Усовершенствованного Тактического Истребителя.

Он набрал еще несколько знаков и принялся изучать перечень документов. Номер 23241 - это первый. Он вставил в щель 5,25-дюймовый гибкий диск большой емкости и снова застучал по клавишам. Над дисководом засветилась красная лампочка, и диск пошел. Франклин удовлетворенно усмехнулся.

В мастерской по ремонту компьютеров было тихо. Слышалось только шуршание дискеты и слабые щелчки ударяемых клавиш. И еще тяжелое дыхание Терри Франклина. Смешно, подумал он: компьютер легко и бесшумно раскрывает самые тщательно охраняемые тайны своих хозяев. Машина лишена угрызений совести и даже малейшего проблеска какого-либо чувства: экран бесстрастно выдает результаты озарений, которым предшествует многолетний и кропотливый труд самых образованных, самых талантливых ученых, и практического применения добытых ими знаний самыми одаренными инженерами. То, что записывалось на дискету, имело куда большую ценность, чем горы золота или алмазов, - это было сокровище, которое не доступно подавляющему большинству рода человеческого, замятому повседневной борьбой за существование. Только здесь, в Америке, где лучшие умы планеты исследуют тайны мироздания, эти сокровища рождались одно за другим с такой быстротой, что не успевали их украсть, как появлялись новые, еще более ценные.

Терри Франклин хмыкнул про себя. Он уж постарается. Он снова вызвал перечень документов, затем вставил новый диск. Эти три крохотные дискеты принесут ему тридцать тысяч долларов. Он долго торговался. Десять тысяч долларов за дискету, полную иди неполную. Наличными.

Он нашел способ, как заставить компьютеры приносить деньги. Он довольно улыбнулся своим мыслям и снова застучал по клавишам.

Терри Франклин стал шпионом ради денег. Добровольно. Он принял решение после того, как прочел все, что смог достать о шпионаже. Лишь тогда он продумал план. как сбывать секретные материалы, к которым он имел доступ как старшина флота - специалист по компьютерам. Свой план Терри вынашивал месяцами, выискивая недостатки и тщательно взвешивая степень риска. Риск был, он знал, и риск огромный, но за это он и требовал столь высокое вознаграждение. И все время уверял себя, что любит риск: он придает остроту жизни, позволяет терпеть скучный брак и скучную работу. Вот Терри и подался в шпионы.

Субботним утром пять лет назад Терри Франклин вошел в советское посольство в Вашингтоне. Он читал, что ФБР держит посольство под постоянным наблюдением и фотографирует всех входящих туда. Поэтому он надел парик, приклеил усы и напялил огромные светоотражающие очки. Он заявил дежурному, что ему нужен офицер разведки. После сорока пяти минут ожидания его отвели в комнатку без окон, где его тщательно обыскал худощавый крепкий мужчина лет тридцати. Еще полчаса спустя - Терри был уверен, что его фотографируют скрытой камерой появился невзрачный человечек лет пятидесяти в мешковатом костюме и сел на единственный свободный стул. Не говоря ни слова, Франклин протянул свое зеленое флотское удостоверение, а затем подал этому человеку рулончик пленки. Тот взвесил пленку в руке, а Франклин сорвал с себя очки, парик и усы. Русский молча вышел. Прошло еще полчаса, потом еще столько же. Несомненно, его снова фотографировали.

Когда тот, в мешковатом костюме, вернулся, было уже около полудня. Он широко улыбался, пожимая руку Франклину. Можно посмотреть удостоверение? Где он служит? Когда снята пленка? Почему? Русский прекрасно говорил по-английски, хотя и с легким акцентом.

- Деньги, - сказал Терри Франклин.
- Мне нужны деньги. У меня есть что продать, я принес вам образец и надеюсь, что вам захочется купить еще кое-что.

Сейчас, печатая на клавиатуре, он мысленно возвращался к тому дню в посольстве. Это был самый важный день в его жизни. Пять лет и два месяца прошло с тех пор - пятьсот сорок тысяч долларов наличными хранятся в сейфе в городке Маклин, штат Вирджиния, положенные на вымышленное имя. Он собирался покончить со шпионажем, когда эта сумма достигнет миллиона. А по завершении контракта с флотом он намеревался бросить Люси и детей и удрать в Южную Америку.

Он решил не исчезать, пока не выйдет в отставку, - в этом был весь Терри Франклин. Начнет новую жизнь, когда будет совершенно свободен и никто не станет объявлять его розыск. Он, прежний, исчезнет, приняв иное обличье. Старшина первого класса Терри Франклин, тот студент Бейкерсфилда, что трахнул Люси Саутуорт на заднем сидении автофургона ее отца в открытом кинотеатре, женился на ней, затем поступил на флот - тот Терри Франклин прекратит существование.

Неплохая сумма - пятьсот сорок тысяч долларов плюс еще тридцать за эти три дискеты. Хорошие денежки. Но этого мало. Он не жаден, но нужна сумма, достаточная, чтобы жить на проценты с нее.

Он был весьма, весьма осторожен. Ни разу не оступился. Не истратил ни цента из тех денег. Пока что все идет четко, как часы. Эти русские - они молодцы. Перед ними следует снять шляпу. Они ни разу не звонили и не разговаривали с ним после той встречи в Майами почти три года назад, когда он получил перевод в Пентагон.

Все шло гладко, почти с полной гарантией, размышлял он, вставляя третий диск. Звонки всегда раздавались вечером, когда жены не было дома - выходила то поиграть в кегли, то к подруге. Телефон звонил раз, и если он снимал трубку, слышался лишь гудок. Через минуту снова звонок. Еще минуту спустя раздавалось один, два, три или четыре звонка. Количество звонков в третий раз служило кодом. Ему следовало как можно скорее проверить почтовый ящик номер один, два, три или четыре. Обычно он тут же выходил из дому, не менее часа колесил на машине, чтобы убедиться в отсутствии слежки, затем направлялся к почтовому ящику. И там находил информацию. На внутренней стороне пустой, порванной пачки сигарет печатными буквами было написано наименование файла, который он должен был сфотографировать, секретные коды, необходимые для получения доступа к нему, и номер телефона, по которому следовало позвонить в тот вечер, когда он будет готов передать диски. Передача дискеты происходила точно таким же образом.

Никто его не видел, и он не видел никого, все чисто.

Терри ухмыльнулся: пачки сигарет, на которых были написаны инструкции, всегда одного и того же сорта - "Мальборо Голд 100", и он ощущал, что его тайный партнер обладает тонким чувством юмора. Сидя над клавиатурой и думая о деньгах, он восхищался этой изящной иронией.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.