Небеса Таргала (Ричард Блейд - странствие 26)

Лэрд Дж.

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Дж.Лэрд

Небеса Таргала

СТРАНСТВИЕ ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЕ

Сентябрь - октябрь 1982 по времени Земли

Дж. Лэрд, оригинальный русский текст

Глава 1

Лорд Лейтон умирал.

Маленький, высохший, он скорчился на больничной койке, похожий сейчас на рахитичного ребенка - только постариковски сморщенного, с седыми волосами и узловатыми пальцами, напоминавшими крабью клешню. Глаза его, однако, все еще горели неукротимым огнем.

- Ну? Пришли полюбоваться на меня?
- его светлость обвел взглядом Блейда, Дж. и Хейджа, замерших у его койки. Не дождавшись ответа, он усмехнулся, едва шевельнув бескровными губами: - Что, хорош?

Блейд опустил голову, уставившись в угол. Великий Бог, что делает старость с людьми! В свои сорок семь он был почти вдвое моложе Лейтона, но страх на мгновение сжал его сердце. Не ужас перед неизбежным концом, нет! Он слишком часто видел чужую смерть - да и свою тоже, - чтобы устрашиться холодных объятий костлявой. Старость, немощная бессильная старость, вот что его пугало! Лейтон, почти лишившись плоти, сохранил разум... А что случится с ним, с Ричардом Блейдом, в девяносто лет? Пусть он превратится в скелет, обтянутый кожей, в мешок с хрупкими костями - лишь бы не деградировал мозг! Впрочем, Блейд понимал, что у него на это мало шансов: слишком часто компьютер копался под его черепом, безжалостно перетряхивая все, до чего могли дотянуться его электронные щупальца.

- Дорогой мой, - Дж. присел на табурет рядом с кроватью и накрыл своей рукой ладонь Лейтона, - дорогой мой, я хочу сказать, что всегда ценил вашу дружбу. Случалось, мы спорили, расходились во мнениях... но это такие мелочи! Я всегда гордился тем, что раз в неделю могу пожать руку самому великому ученому Британии... Вы были для меня...

Лейтон снова усмехнулся.

- Я еще тут, Дж., я еще тут! И надеюсь, что хотя бы пару ближайших дней проведу на нашей грешной земле. Не все мои дела завершены...

В который раз Блейд поразился силе духа этого старика. В юности тело его изуродовал полиомиелит; он прожил жизнь калекой, он таскал горб, временами испытывая мучительные боли, но разум побеждал немощную плоть. Сейчас старый Лейтон казался ему не только гением - героем, чей подвиг выживания растянулся на долгие десятилетия.

Блейд отступил к двери, нашарил там стул и опустился на жесткое сиденье. Хейдж о чем-то толковал с умирающим стариком, низко согнувшись над ним и кивая головой. Дж., устроившись рядом, по-прежнему не отпускал пальцев Лейтона; его собственная ладонь была почти такой же морщинистой и бледной, как у старого ученого.

Они находились в самой просторной палате госпитального отсека. Лейтон, когда пришел его срок, наотрез отказался перебраться в госпиталь или в свой лондонский особняк; он заявил решительно и твердо, что умрет там, где провел большую часть своей жизни. В сущности говоря, он был прав. За последние годы медицинская часть его научного центра значительно расширилась, пополнившись и самым совершенным оборудованием, и превосходными врачами. Вряд ли Лейтон получил бы лучший уход в какой-нибудь клинике для привилегированных, фактически он даже не был болен, он был просто стар, и его изношенное сердце могло остановиться в любой момент.

Блейд покосился на дверь, у которой стоял его стул. За ней была обширная комната, что-то вроде холла, и коридор, куда выходили двери операционной и кабинетов врачей; один из них принадлежал Смити, нейрохирургу и отличному медику, находившемуся всю последнюю неделю при Лейтоне почти неотлучно. В самом конце этого прохода располагался небольшой блок, который называли "старым" - он был оборудован еще четырнадцать лет назад, вскоре после первого путешествия Блейда в Альбу. Там располагалась маленькая душевая, в которой странник приводил себя в порядок по возвращении, и крохотная палата, где стояла кровать, в которую он ложился; на небольшом столике рядом всегда ждал магнитофон. Невольно Блейд начал размышлять, войдет ли он еще когда-нибудь в этот отсек. В последней экспедиции, в Эрде, он потерял память, и амнезия длилась несколько недель... Теперь он точно знал, чем грозит ему новая попытка проникнуть в Измерение Икс.

Он перевел взгляд на Лейтона, на его кровать, задвинутую в неглубокую нишу у противоположной стены. Нишу перегораживала широкая металлическая дверь, а на ножках лейтоновского ложа странник заметил колесики. Вероятно, за дверью располагалось еще одно помещение, куда можно было передвинуть кровать. "Что там?
- мелькнула у Блейда мимолетная мысль.
- Какой-то новый отсек?" Потом он забыл об этом, потому что взгляд Лейтона отыскал его и сухие губы старика шевельнулись:

- Подойдите ко мне, Ричард.

Голос его светлости был тих, но отчетлив.

Блейд поднялся со стула и шагнул к кровати.

- Прошу извинить меня, - глаза Лейтона остановились на лице Дж., потом скользнули к Джеку Хейджу.
- Прошу извинить меня, коллеги, но я хотел бы перемолвиться парой фраз с Ричардом наедине. Видите ли...

- Ни слова больше, мой друг, - Дж. тут же поднялся.
- Ваше желание - закон.

Хейдж молча направился к двери, и Лейтон сказал ему вслед:

- Увидимся попозже, Джек. Скажем, через час.

- Разумеется, сэр.

Оба посетителя вышли. Его светлость, прикрыв глаза, молчал; казалось, беседа с Хейджем утомила его. Наконец он слабо повел рукой.

- Там, на столе, Ричард... Возьмите...

На столе, в хрустальной вазе, пламенели пышные августовские георгины; рядом лежала магнитофонная кассета. Блейд взял ее и сунул в карман пиджака.

- Сядьте. Сюда, поближе.

Он опустился на табурет, на котором только что сидел Дж. Теперь лицо Лейтона было от него на расстоянии протянутой руки. В ярком свете электрических ламп оно казалось мертвенно-серым и странно спокойным; видимо, старик не испытывал боли. Слава Творцу, подумал Блейд, он уходит в мире. Без боли, без унизительных мучений, в полном сознании...

- На ленте - мое завещание вам, Ричард, - произнес умирающий.
- Я хочу, чтобы с вами осталась частичка... частичка от меня самого не на бумаге, а живой голос, понимаете?

Блейд кивнул, не в силах сказать ни слова, горло его было сухим, как пустыня в полдневный час. Внезапно он вспомнил другого старика, изобретателя транслятора массы, убитого им в Эрде и так похожего на Лейтона. Он судорожно вздохнул.

- Не печальтесь, - взгляд старого ученого отыскал его глаза.
- Все в мире имеет свой срок, мой дорогой, и всему приходит конец, вы знаете эту истину не хуже меня. Я спокоен, Ричард. Я думаю, у вас с Хейджем все получится. Вы можете верить ему так же, как верили мне...
- голос Лейтона на мгновение пресекся.
- Прослушайте запись, - сказал он, восстановив дыхание.
- Прослушайте ее внимательно, много раз... Это предупреждение, Ричард... Я снова напоминаю вам, что дальнейшие экспедиции опасны... Но если... если...
- глаза Лейтона внезапно сверкнули, - если вы сделаете еще одну или две попытки, я не буду возражать. Хейдж... Хейдж знает...

- Я сделаю их, сэр, - выдавил Блейд

- Тогда - последнее, Дик... последнее... Спасибо вам - за все, что было, и за все, что будет.
- Веки Лейтона сомкнулись, Блейд ждал затаив дыхание.
- Теперь идите... Боюсь, я поддался иллюзии, утверждая, что у меня есть еще пара дней. Пришлите ко мне Джека. Пусть придет не через час, а побыстрее...
- Он снова помолчал.
- Все, Ричард... идите...

- Прощайте, сэр. Легкого вам пути.

- Да, Дик. Конечно.

Блейд встал и вышел

В холле его ждали Дж. и Хейдж.

- Он передал мне кассету, - произнес странник, - магнитофонную кассету с завещанием. Так он сказал. И еще просил вас не задерживаться, Джек.

Хейдж торопливо кивнул; казалось, ему было ясно, зачем он понадобится Лейтону.

- Разумеется. Я только провожу вас.

Втроем они вышли в коридор, спустились по лестнице, что вела к главному компьютерному залу, снова поднялись по ступеням и зашагали к лифтам. Дж. ковылял впереди, Блейд и Джек Хейдж в молчании двигались за ним в трех ярдах. Внезапно странник придержал Хейджа за рукав.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.