Алмазная Маска (Галактическое Содружество - 2)

Мэй Джулиан

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Джулиан Мэй

Алмазная Маска

(Галактическое Содружество-2)

Роман популярной американской писательницы Джулиан Мэй "Алмазная Маска" входит в трилогию "Галактическое Содружество".

Противостоять разрушительной силе зла почти невозможно. Лишь уникальные метапсихические способности дают возможность Доротее - Алмазной Маске и Джеку Бестелесному раскрыть тайну опасного союза Фурии и Гидры. Но этого мало, чтобы одержать победу в смертельной схватке с силами тьмы.

ПОСВЯЩАЕТСЯ ТАДЕУШУ

Каждая культура волшебна по-своему.

Дадлей Янг. Происхождение священного

Маска говорит нам больше, чем лицо.

Оскар Уайльд. Замыслы

Святая Иллюзия, молись за нас.

Франц Верфель. Звезда Нерожденного

ПРОЛОГ

Остров Кауаи, Гавайские острова, Земля

12 августа 2113 года

То ли ему необычайно повезло, то ли его знаменитый племянник, всеми признанный святым Джек Бестелесный, сотворил для него это диво дивное, чудо чудное, - Рогатьен Ремилард сказать не мог. Тем не менее густая морось, с утра сеявшая над Алакайскими болотами, внезапно прекратилась. Потом ветром разорвало низкую облачность - или туман?
- сгустившуюся над топью, и скоро на остров во всю ширь хлынула с небес ошеломляющая, пронзительная синева. Над вершиной Ваиалеале нимбом нависла сочная радуга, и уж совсем неожиданно рядом послышалась птичья трель.

"Господи помилуй!.. Неужели она?.. После четырех дней бесплодных поисков?.."

Высокий, худой - кожа да кости - старик осторожно опустился на колени, едва касаясь ремней, скинул с плеч лямки, и рюкзак беззвучно скользнул на мокрую траву - прилег на большую развалистую кочку. Коротко выругавшись на особом диалекте жителей Канады и северной части Новой Англии, он достал из рюкзака звуковой спектрограф, трясущимися пальцами нажал на клавишу "запись". Птица, укрывшаяся в чаще, распевала во все горло. Старик ткнул пальцем в кнопку "определитель", и миниатюрный компьютер, вмонтированный в аппарат, тут же принялся сличать прозвучавшую трель с образцами 42 429 птичьих голосов, хранившимися в его памяти. Сюда входили звуковые портреты всех земных и инопланетных птах, а также всех вновь выведенных, восстановленных первобытных или созданных с помощью биоинженерных методов крылатых созданий. Наконец на маленьком экране появилась надпись:

О'о-а'а (Moho Braccatus). Место обитания - только остров Кауаи, Земля.

Старик вполголоса буркнул себе под нос:

- Кажется, ты набрел на удивительную редкость. Даже сатанинский козодой и синица-говорунья не идут с ней ни в какое сравнение. А мне удалось записать, p'tit merdeux, toi [Ты, маленькая кучка дерьма!].

Птица, издав крикливое, грубое "киит-киит", замолкла. Рогатьен замер... Что-то тускло-чернильное, подкрашенное золотистыми пятнышками, мелькнуло в скупом просвете между плотно сплетенными лианами. О'о-а'а шумно ударила крыльями и залетела в рощицу чахлых тропических деревьев метрах в двадцати. Там и замерла... Различить ее теперь стало невозможно...

У старика от обиды дыхание перехватило.

- Quel bondieu d'imbйcile [Какой же ты дурак!]. Кто тебя за язык тянул?! Да еще в телепатический эфир плеснул радостью, - видите ли, набрел на удивительную редкость!.. Синице, видите ли, с ней не сравниться. Ишь какое чуткое создание!..
- Он ругал себя отчаянно, но в четверть мысленного голоса. Наконец сумел взять себя в руки... Конечно, с его слабыми метапсихическими возможностями надеяться на дальновидение нечего. Одна надежда на камеру с инфракрасным наведением!..

Теперь надо сохранить запись с пением этой диковинки - он убрал портативное звукоулавливающее устройство, вытащил из рюкзака цифровой воспроизводящий магнитофон с инфракрасной головкой наведения и принялся сканировать деревья в рощице, где скрылась о'о-а'а.

Болото густо парило, лучи солнца жутковато и странно преломлялись в струйках тумана, поднимающихся над бочагами. Вокруг терпко пахло анисом видно, ягоды мокиханы уже созрели. Этот аптечный аромат мешался с запахом гниющих растений. Вообще-то Алакайские топи, расположенные на острове Кауаи на высоте 1200 метров над уровнем моря, были местом мрачным, уникальным... Их можно назвать полюсом влажности - годовая норма осадков здесь превышала пятнадцать метров. Болота служили местом обитания нескольких редчайших видов птиц, и сюда со всех концов галактики бесконечными толпами стекались студенты и орнитологи.

Рогатьен Ремилард был хорошо знаком с Гавайями. В первый раз он посетил их - дай Бог памяти!
- в 2052 году. Как раз в тот год, когда его внучатый племянник Джек появился на свет. По виду это был вполне нормальный младенец. Его мать Тереза Кендалл для запрещенных ей родов нуждалась в укромном уголке. Заваленный снегом заповедник мегаподов Британской Колумбии наводил на нее смертную тоску. Терезу тянуло к солнцу, к теплу.

Роги потом много раз приезжал на Кауаи. Вот и теперь он четыре дня назад отправился сюда. Где еще он мог скрыться, как не в Алакайских топях?

Наверное, решил старый Ремилард, он все-таки перебрал с жареными дикими индюшками. Уж больно вкусны... "Ты же не ребенок, - укорил себя Роги.
- Да, но разве я не имею права отпраздновать завершение работы над очередной главой моих воспоминаний?.. "

Разве дело в воспоминаниях, усмехнулся старик. Обрыдли приставания лилмика, понуждающего его работать. Как проклятого!.. Роги внезапно обозлился - цены его мемуарам нет, он трудится в поте лица, а доведется ли когда-нибудь кому-нибудь из рода человеческого почитать их? Вот на какой вопрос ответьте мне, господа Генеральные Инспектора. Или эти страницы навсегда осядут в архивах правительства Галактического Содружества?

...В тот день он напился, как скунс. Но разума не потерял. Нет, брат экзотик, шалишь!.. Скорехонько собрал манатки, сунул их в свой рокрафт, задал программу роботу-автопилоту - Гавайи, остров Кауаи, - и был таков. "Теперь ищите-свищите меня, господа хорошие!.. "

Проснулся он поутру в своем похожем на яйцо аппарате и долго с похмелья не мог понять, где находится. Рокрафт парил на высоте нескольких сот метров над каким-то тропическим островом, вокруг в лазоревой дымке просвечивал океан. Чудеса! Пить начал в самый ливень в штате Нью-Гемпшир, а похмеляться придется черт знает где! Потом уже, осознав происшедшее, он начал возносить осанну, что хватило разума забросить себя на просторы Тихого океана, в родные места. Здесь проснулась его давняя страсть к орнитологии - он уже лет десять не наслаждался птичьим пением. В поселке Рогатьен обзавелся необходимым оборудованием и отправился на Алакайские болота, где, если повезет, ему впервые удалось бы увидеть и сфотографировать редкую птицу из единственного оставшегося в живых местного вида.

Теперь по собственной глупости он упустил такую возможность. Птица скрылась, и, если он начнет преследовать ее, пичуга может завести в такие дебри, из которых ему уже никогда не выбраться. В здешних топях исчезли куда более сильные операнты, чем он. Тут еще встречаются такие заброшенные и пустынные уголки! Какой позор, если он, попав в гиблое место, начнет взывать о помощи! До сих пор он соблюдал осторожность и не удалялся от пробитой через болота тропки более чем на несколько шагов...

Все, хватит причитать, нельзя терять голову. Пора заняться делом!..

Он не спеша обогнул покрытую ржавой водой бочажину - по краям ее россыпью росли белые, оранжевые и шоколадного цвета лишайники, затем, выбрав более удобный пункт наблюдения, навел тепловой видоискатель на рощу. Глазок на приборе мерцал безнадежно зеленым светом. Разве в такой чаще можно отыскать птичку размером с двадцатицентовую монету? Отчаяние охватило старика. Он повел фотокамерой в поисках цели без всякой надежды на успех, ведь пичуга могла спрятаться за стволом дерева. Вдруг зеленый блеск глазка сменился на торжествующий, алый... Роги осторожно переменил положение тела, принял более удобную позу и глянул в зрачок видоискателя.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.