Покоритель зари, или Плавание на край света

Льюис Клайв Стейплз

Серия: Хроники Нарнии [3]
Жанр: Сказки  Детские    1991 год   Автор: Льюис Клайв Стейплз   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Покоритель зари, или Плавание на край света (Льюис Клайв)

Глава 1.

КАРТИНА В ДЕТСКОЙ

Жил-был мальчик по имени Юстэс Кларенс, а по фами­лии – Вред. И, надо сказать, он ее почти заслужил. Родите­ли звали его Юстэсом, учителя – Вредом. Не могу сказать вам, как звали его друзья, их у него не было. Сам он назы­вал родителей не «папа» и «мама», а Гарольд и Альберта, поскольку они считали себя очень современными и передо­выми. Они не ели ничего тяжелого, не пили, не курили и не носили синтетического белья. Мебели у них почти не бы­ло, спали они без подушек, окна держали открытыми в лю­бую погоду.

Юстэс Кларенс любил животных, точнее – насекомых, но только в мертвом и засушенном виде. Любил он и книги, но лишь такие, где много таблиц и на картинках изображены машины или толстоватые дети, занимающиеся гимнастикой.

Не любил же он двоюродных братьев и сестер Питера, Сьюзен, Эдмунда и Люси Пэвэнси. Однако он обрадовался, узнав, что двое младших приедут погостить, так как хотел кого-нибудь помучить. Сам он был хилым, не одолел бы да­же Люси, не говоря об Эдмунде, но знал немало способов поддеть и обидеть человека, особенно если он у тебя гостит.

Эдмунд и Люси вовсе не хотели ехать к тете Альберте, но ничего поделать не могли. Их отца пригласили в Америку читать лекции, маму он взял с собой, потому что она десять лет не отдыхала, а Питер готовился к вступительным экза­менам у старого профессора Керка, в чьем доме все четверо детей пережили увлекательнейшие приключения. Если бы профессор жил все там же, они бы тоже туда поехали, но он сильно обеднел и переселился в крохотный однокомнатный коттедж. Взять с собой четверых – слишком дорого, и в пу­тешествие отправилась только одна Сьюзен. Родители счи­тали ее красавицей, училась она неважно, (хотя в осталь­ном была очень умна) и мама решила, что она «почерпнет больше, чем маленькие». Эдмунд и Люси старались ей не завидовать, но страдали сильно, особенно Эдмунд. «Тебе что, – говорил он, – а мне с ним жить в одной комнате!..»

Повесть наша началась под вечер, когда брату и сестре удалось побыть немного одним. Говорили они, естественно, о Нарнии, своей заповедной и любимой стране. Почти у всех есть такая страна, но чаще всего – в воображении. Эдмунду и Люси повезло больше, чем нам – их страна суще­ствовала на самом деле. Они побывали там дважды – не в игре, не во сне, а наяву. Конечно, попали они туда чудом, иначе в Нарнию не попадешь, и надеялись снова там очу­титься (собственно, им это было обещано или почти обеща­но). Сами понимаете, они говорили о ней, когда только мог­ли.

Сидели они у Люси, на кровати, и смотрели на картину, которая висела прямо напротив них. Только она одна и нра­вилась им из всех здешних картин. Тете Альберте она, на­против, не нравилась (поэтому ее и повесили в комнате на­верху), но выбросить ее не решались, ибо это был свадеб­ный подарок от кого-то, с кем не хотелось ссориться.

На картине был корабль, и казалось, что он летит прямо на тебя. На носу у него сверкал позолотой дракон с откры­той пастью, мачта была одна, и парус один, квадратный и малиновый. За золотой головой дракона виднелся зеленый борт, а высокая волна, на которую корабль взлетел, сияла синевой. Чем дольше ты смотрел, тем ближе все это было, и казалось, что тебя вот-вот обрызгает пеной. Ветер, как видно, был хороший, и корабль несся легко, чуть накренясь вправо (замечу, кстати, что это называется «правый галс»). Солнце светило тоже справа, и с этой стороны вода отлива­ла зеленью и пурпуром. Слева же (от зрителя – справа) она была потемней.

– Знаешь, – сказал Эдмунд, – очень тяжело смотреть на такой корабль, если не можешь попасть в Нарнию.

– Нет, все легче, когда хоть посмотришь, – сказала Люси. – А правда, он совсем, как там!

– Играть не надоело, а? – спросил Юстэс Кларенс, кото­рый подслушивал за дверью, а сейчас вошел, ухмыляясь как можно гнуснее. Прошлым летом он жил у Пэвэнси, много слышал про Нарнию и любил поддразнивать ею своих нынешних гостей. Конечно, он считал, что они ее выдума­ли; поскольку же ему самому не хватало ума на выдумки, Нарния чрезвычайно его раздражала.

– Чего тебе надо? – грубо спросил Эдмунд.

– А я стишок сочинил, – сказал Юстэс. – Вот такой:

Тот, кто в Нарнию играет, Идиотом скоро станет.

– Во-первых, «играет» и «станет» – не рифма, – сказала Люси.

– Это ассонанс, – важно ответил Юстэс.

– Не спрашивай, что это такое! – сказал Эдмунд. – Он только и ждет, чтобы его спросили. Сиди и молчи, может, он тогда уйдет.

Любой мальчик, встретив такой прием, или ушел бы, или хотя бы обиделся. Но Юстэс был не таков. Усмехаясь, как прежде, он заговорил снова.

– Что, картинкой любуетесь? – спросил он. – Неужели нравится?

– Ради Бога, не отвечай, а то он начнет спорить об искус­стве! – поспешил вставить Эдмунд, но правдивая Люси уже ответила:

– Да, очень.

– Вот уж мерзость, так мерзость, – заявил Юстэс.

– А ты не смотри, – предложил Эдмунд.

– Нет, а почему она тебе нравится? – пристал Юстэс к Люси.

– Наверное, вот почему, – ответила Люси. – Мне кажется, что корабль плывет на самом деле. И вода совсем, как на­стоящая. А волны как будто поднимаются и опускаются.

Конечно, у Юстэса было что на это ответить, но он про­молчал: взглянув на картину, он увидел, что волны и в са­мом деле поднимаются и опускаются. Он всего один раз в жизни плавал на корабле (да и то на остров Уайт) и не вы­носил качки. Теперь, когда он взглянул на волны, ему сно­ва стало плохо. Он позеленел, отвернулся, а потом попы­тался взглянуть еще раз. И тут все трое оцепенели от изум­ления.

Вам, наверное, будет трудно поверить в то, что они уви­дели, но и они не поверили своим глазам. На картине все двигалось, причем не как в кино – все было слишком жи­вым, легким, объемным. Нос корабля опускался вниз – и большой фонтан брызг взлетал вверх. Потом волна прока­тывалась под кораблем, на минуту становились видны кор­ма и днище, и снова опускалась, и появлялась снова. Учеб­ник, лежавший на кровати возле Эдмунда, зашелестел стра­ницами и полетел к той стене, на которой висела картина, а Люси почувствовала, что волосы хлещут ее по щекам, как бывало в ветреную погоду. Погода и впрямь стала ветреной, только ветер дул из картины. Вместе с ветром до них доле­тали звуки: вздохи волн, плеск воды о борт корабля, скрип снастей, свист ветра и рокот моря. Но только запах, острый и горьковатый, убедил Люси, что это не сон.

– Прекратите! – пискливо и злобно заорал Юстэс. – Что за дурацкие шутки! Хватит, а то я Альберте скажу! Ой!

Эдмунд и Люси привыкли к приключениям, но тут и они закричали «Ой!», ибо соленая вода неожиданно выплесну­лась из рамы и окатила их с головы до ног.

– Я сломаю вашу мерзкую картину! – заорал Юстэс, и тут произошло несколько событий сразу: Юстэс бросился к кар­тине; Эдмунд, который кое-что знал о магических силах, устремился за ним, крича: «Стой, не дури!»; Люси вцепи­лась в него с другой стороны; и как раз в эту минуту (то ли они стали быстро уменьшаться, то ли картина начала расти) Юстэс подпрыгнул, чтобы сорвать ее со стены, и оказался в ней. Прямо перед ним было не стекло, а настоящее море, ветер и волны неслись на раму, словно на скалу. Совсем пе­репугавшись, он сам ухватился за Эдмунда и Люси, и они впрыгнули в раму вслед за ним. Миг-другой все бились и кричали, а когда им все же удалось удержать равновесие, огромная голубая волна обрушилась на них, опрокинула и поволокла за собой. Юстэс отчаянно завизжал, но визг его тотчас оборвался, ибо вода попала ему в рот.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.