Оккультные войны НКВД и СС (дополненный вариант)

Первушин Антон Иванович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Оккультные войны НКВД и СС (дополненный вариант) (Первушин Антон)

Книга, которую вы держите в руках, является своего рода дополненным и переработанным вариантом моей предыдущей книги, посвященной современному оккультизму и публиковавшейся ранее под названием "Оккультные тайны НКВД и СС".

Четыре года назад, когда я заканчивал работу над "Оккультными тайнами", мне и в голову не могло прийти, как скоро придется вернуться к этой теме. Причина же, побудившая меня к этому, проста: по всей видимости, в первой книге мне не удалось показать и доказать читателю, что оккультные науки являются всего лишь культурным феноменом и чрезмерное доверие к тем, кто называет себя эзотериками или оккультистами, может привести к очень плачевным результатам.

К такому неутешительному для любого автора выводу я пришел после того, как получил несколько писем от читателей, в которых были превратно истолкованы мои намерения и убеждения.

Например, в одном из писем мне предлагалось вступить в некое эзотерическое общество, проповедующее буддизм и учение Живой Этики. При этом почему-то был совершенно проигнорирован тот факт, что *автор "Оккультных тайн" с плохо скрываемым подозрением относится и к самому учению Живой Этики, и к "философскому" наследию семьи Рерихов в целом.*

В следующем письме меня прямо обвинили в том, что я своей книгой выполняю "известно чей заказ", способствуя тайным махинациям международных масонских лож. И вновь читатель не обратил внимания на то, что автор "Оккультных тайн" не верит в действенность тайных обществ с эзотерическим уклоном, а "мировой заговор международных масонов" считает вымыслом, попыткой выдать желаемое за действительное.

Однако главное было впереди. Утром 31 мая 1999 года в моей квартире раздался звонок. Звонивший представился как Андрей Валентинович, "парафизик из Москвы". Он сообщил, что читал мою книгу в рукописи, и хотел бы сообщить мне новую информацию по заявленной теме. Я легко согласился, и Андрей Валентинович приступил к рассказу. Он заявил, что располагает некими документами, касающимися некоего артефакта, якобы вывезенного эсэсовцами в тридцатые годы из Тибета. Артефакт представляет собой устройство, "позволяющее непосредственно влиять на процессы, происходящие во вселенной". На вопрос, что имеется в виду, Андрей Валентинович ответил, что с помощью артефакта можно легко и непринужденно поменять, например, власть в любой стране. К артефакту прилагается ключ, без которого он неработоспособен. И артефакт, и ключ к нему продаются - их можно приобрести за скромную сумму в… 80 (восемьдесят!) тысяч долларов.

Разумеется, я не поверил ни единому слову Андрея Валентиновича. Если нацисты действительно располагали устройством с подобными возможностями, то, спрашивается, почему они проиграли Вторую мировую войну? Тем не менее, сама необычность (если не сказать, бредовость) ситуации меня заинтриговала, и я решил выяснить, что же именно за артефакт предлагают мне приобрести за 80 тысяч зеленых бумажек, которых у меня отродясь не было и теперь, скорее всего, уже никогда не будет. Поэтому я попросил Андрея Валентиновича прислать краткое описание артефакта. И тут торговец грезами стал вести себя очень странно. Он звонил мне каждую неделю по утрам, чтобы осведомиться, получил ли я его записку, однако письмо куда-то запропастилось. Точно так же "пропала" и вторая посылка, и третья. В конце концов, терпение мое лопнуло, и я попросил одного из своих московских приятелей нанести Андрею Валентиновичу визит. Отчет о визите с описанием загадочного устройства я получил через две недели. И был невероятно разочарован.

В качестве великого артефакта, доставшегося нам в наследство от древнейших цивилизаций и добытого в Тибете нацистами, мне пытались всучить довольно известную фигуру - две слившиеся воедино свастики (правосторонняя и левосторонняя), которые, как утверждалось, могут служить средством связи между человеком и высшими надмирными силами. Для этого следовало построить указанную фигуру высотой в человеческий рост. Ось конструкции нужно ориентировать по линии запад - восток. В центр артефакта заходит человек с поднятыми руками; внутри он должен стоять лицом к югу, спиной к северу. Теперь он может о чем-нибудь попросить "высшие силы". Будет ли выполнена просьба, предсказать нельзя, поскольку артефакту нужен пресловутый ключ. Имея этот ключ, можно быть уверенным в выполнении любого приказа. Что собой представляет ключ? Согласно описанию Андрея Валентиновича, это "специальный шлем уникальной формы, надеваемый на голову оператора".

В ходе беседы с моим приятелем Андрей Валентинович путался в собственных показаниях. В частности, он утверждал, что артефакт необходимо делать только из белой глины, которую добывают в Тибете. Потом сообщил, что он должен состоять из бериллия, и у немцев был именно такой вариант артефакта. С какого-то момента все это стало напоминать средневековый магический рецепт, в основе которого всегда лежал какой-нибудь редчайший элемент, вроде уха разбойника, повешенного в полночь на перекрестке. Но вдруг Андрей Валентинович заявил, что построил артефакт из обыкновенных досок у себя на даче, и одно его желание уже исполнилось: в начале лета 1991 года он попросил у "высших сил" сменить власть в СССР, а в августе, как мы все помним, случился переворот. Так что теперь я знаю, кто несет персональную ответственность за путч и последовавший за ним развал Советского Союза…

Вы скажете, этот Андрей Валентинович - сумасшедший? Вы поторопились с диагнозом. Он вполне нормален. Может быть, нормальнее большинства жителей нашей страны. Просто он живет не в материалистическом, а в идеалистическом мире. Но многие из нас гордятся этим.

Из истории с артефактом Андрея Валентиновича я усвоил два основных урока. Во-первых, миф о всесилии оккультных наук жив и здравствует, невзирая на всю абсурдность его базовых положений; более того - он становится частью новейшего мировоззрения россиян, приходящего на смену коммунистической идеологии. Во-вторых, моя книга "Оккультные тайны НКВД и СС" не оказала ровно никакого влияния на этот процесс; более того - меня записали в сторонники и популяризаторы мифа, а мои выводы о гибельности пути, на котором происходит замена естествознания эзотерическими доктринами, были попросту проигнорированы читателями.

По этой причине новая книга будет гораздо более резкой в плане оценок и суждений - автор постарается не допустить двоякого истолкования своих идей и выводов: принимайте меня таким, какой я есть, или не принимайте вообще!

Теперь, когда мы обговорили главное, можно перейти к частностям.

Так, в этой работе я решил отказаться от хронологического принципа расположения материалов в пользу тематического. Дело в том, что во время написания тех или иных глав книги "Оккультные тайны НКВД и СС" я постоянно сталкивался с необходимостью возвращаться к уже сказанному и повторяться, поскольку эволюция идей, что вполне естественно, имеет циклический характер, а значит, к одним и тем же теориям народы возвращались многократно - при самых разных королях, императорах, диктаторах. В результате за счет многократных отсылок к другим главам текст получался сложный, путаный. Надеюсь, при новой системе изложения отсылок и путаницы будет много меньше.

Изменится и само содержание. Если в первом варианте работы для меня главный интерес представляли перипетии деятельности спецслужб на ниве оккультных наук, то теперь поле обзора расширилось, и я буду рассказывать о том же самом, но в общекультурном контексте. То есть оккультизм представляется в этой книге как некий историко-культурный феномен, слагаемый из множества отдельных явлений, мнений, событий, фактов и комментариев. Исходя из этого, определилось и название книги - "Тайны оккультной войны", - как описывающее гораздо более широкую тему (или даже целое поле тем) и гораздо больший период времени (включающий, кстати, доисторическую и современную эпохи с той и другой стороны).

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.