Цветы Сливы в Золотой Вазе или Цзинь, Пин, Мэй ()

Автор неизвестен

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
ПЕРЕВОД С КИТАЙСКОГО В. С. МАНУХИНА И В. С. ТАСКИНА, СТИХИ В ПЕРЕВОДЕ О. М. ГОРОДЕЦКОЙ И Г. Б. ЯРОСЛАВЦЕВА, ПРИМЕЧАНИЯ В. С. МАНУХИНА, А. И. КОБЗЕВА, О. М. ГОРОДЕЦКОЙ, Б. Л. РИФТИНА И Д. Н. ВОСКРЕСЕНСКОГО.

ПРЕДИСЛОВИЕ К «ЦЗИНЬ, ПИН, МЭЙ» (I)[1]

Полагаю, весьма разумно поступил Ланьлинский Насмешник, что в повести «Цзинь, Пин, Мэй» поведал свои мысли через изображение нынешних обычаев и нравов.

Ведь семь страстей[2] волнуют человека. И самая сильная из них печаль. У тех, кто отличается высоким умом и просвещенностью, она рассеивается как туман, тает будто лед, потому не о них должно вести речь, как и не о тех, кои уступают им, но, вняв рассудку, сохраняют самообладание и не доводят себя до терзаний. Зато сколь редко случается, чтобы не приковала она к постели людей невежественных, кто не сообразуется с разумом и тем паче не умудрен знаниями.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.