«СВЕРРЕ» ЗОВЁТ НА ПОМОЩЬ

Внуков Николай Андреевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

***

6 мая 1946 года.

В Нюрнбергском дворце юстиции сто двадцать второй день заседает Международный военный трибунал.

Судят главных фашистских военных преступников.

Сегодня допрашивают обвиняемого Вальтера Функа. Допрос ведет представитель обвинения от США Додд.

ДОДД. Я предъявляю трибуналу документ 1031-ПС, датированный 28 мая 1941 года. Это секретный протокол совещания у министра Функа. На этом совещании говорилось об изготовлении фальшивых денежных знаков для использования их в России... Вы припоминаете, подсудимый Функ?

ФУНК. Нет.

ДОДД. Взгляните на этот документ, его номер 1031-ПС, США-844... Вы говорили о проблеме валюты на территориях, которые собирались оккупировать, и это было за месяц до нападения (на Россию) и спустя месяц после назначения Розенберга (имперским министром по делам оккупированных «восточных областей»), не так ли?

ФУНК (роется в лежащей перед ним стопке документов). Я не могу найти это место... Но, конечно, когда эти территории были бы завоеваны, пришлось бы заняться и таким вопросом...

ДОДД. То, что вы говорили о намеченном пуске в обращении фальшивых рублей на Украине и Кавказе, это действительно имело место?

ФУНК. Да...

Из протоколов Нюрнбергского процесса

Состоящий на службе у СД шпион Ильяс Базна по кличке Цицерон исполнял обязанности камердинера британского посла в Турции сэра Натчбулл-Хьюгесона. Когда посол спал, Цицерон вытаскивал из кармана брюк своего хозяина ключ от сейфа и снимал фотокопии со всех документов, имевших гриф «Совершенно секретно».

Гитлеровцы выплатили Цицерону за полученные сведения 300 тысяч фунтов стерлингов. Когда Цицерон, бежав в Южную Америку, решил воспользоваться этими деньгами, оказалось, что его надули. Все 300 тысяч состояли из фальшивых банкнотов...

Ежегодно в море в результате различных

несчастных случаев погибает до 280 судов

и около 200000 человек.

Из статистического бюллетеня ЮНЕСКО

Норд-ост, 35 миль

4 октября 1963 года в два часа по московскому времени второй радист рыболовного траулера «Быстрый» принял самую спокойную вахту: предстояло только два сеанса связи — с портом приписки Мурманском и с рыболовецкой базой, которая находилась где-то в районе Шпицбергенской банки. Все остальное время можно было читать «Золотого теленка», взятого у механика, или слушать хорошую музыку.

Радист закурил, подправил волосы под оголовье наушников и отодвинул шторку иллюминатора.

Ночь была темная и тихая, только едва уловимое дрожанье пола под ногами да неожиданный всплеск волны за толстым стеклом напоминали о том, что маленький траулер движется среди этой тьмы и что внизу, в жарком и светлом машинном отделении, работает вахта машинистов, а наверху, на закрытом мостике, выдерживая курс, стоит у штурвала рулевой Арсен Гобедашвили.

Радист включил станцию и взглянул на часы.

Хронометр показывал два часа одиннадцать минут по московскому времени.

Радист слегка усилил громкость приема и начал медленно поворачивать ручку настройки приемника. И сразу же стали слышны голоса Земли.

Обрывки музыки, неоконченные разговоры, такты песен, сотни спешных радиограмм, тысячи позывных летели над темной водой Баренцева моря. В пластмассовых кружочках наушников, перебивая друг друга, пищали слова, составленные из точек и тире.

Радист еще немного усилил громкость приема и прислушался.

СТ21К... СТ21К... — пело в наушниках тонким комариным голоском.

«А! Опять этот радиолюбитель из Танжера вышел в эфир на свободный поиск. Интересно, с кем он сегодня познакомится? — подумал радист. — Эх, взяться бы сейчас самому за телеграфный ключ да поболтать с кем-нибудь. Спросить, какая у них погода, что за фильмы идут в кино.

Жаль, что нельзя вести любительские разговоры при помощи корабельной радиостанции. Сиди, слушай, не мешай другим... Ты на вахте, а они отдыхают. Знакомятся, делятся новостями, после удачной связи посылают Друг другу красивые карточки QSL с видами городов, верблюжьих караванов в желтых песках и белых самолетов над зелеными островами. От карточек пахнет добротной типографской краской и дальними странами, и при взгляде на них кажется, будто во всем мире гремит яркий, нескончаемый праздник».

СТ21К... СТ21К... — продолжает выстукивать танжерец.

И вот наконец в тонкий комариный звон врывается басовитое гуденье шмеля:

СТ21К, СТ21К, я — УР23А. Слышу вас хорошо, три балла. Готовы ли вы к приему?

УР23А, УР23А! — радостно отстукивает танжерец. — Вас понял, вас понял. К приему готов. Говорите! Говорите!

— Я — Таллин, я — Таллин, — гудит УР23А. — Меня зовут Антс. Передатчик пятнадцать ватт. Антенна диполь. Как слышите?

УР23А, вас понял. Слышимость четыре. Меня зовут Роберт Дрэйк. Передатчик десять ватт. Антенна всенаправленная.

Радист чуть-чуть поворачивает ручку настройки.

Говорит остров Гуам. Какая-то Джин Споук жалуется через половину земного шара Ральфу Сильвестру с Гернсея:

— У нас второй месяц ни капли дождя. Носа не высунуть из бунгало. Сижу у передатчика, опустив ноги в таз с водой...

— Я — Дик Диксон из Окинавы, — вмешиваются в разговор решительные точки и тире. — Джин, ты помешалась на погоде. Расскажи о чем-нибудь другом.

— О чем? — тоскливо спрашивает Джин.

Легкий поворот ручки, свист обрезанных волн — и в наушниках громкие, похожие на барабанную дробь слова:

— Мексиканская Гвадалахара. Говорит Луис Морагрега.

— Алло, я тебя слышу, Луис. Три балла. Дэвид Паккард из Манагуа.

— Дэвид, дружище, я уже пять минут пытаюсь связаться с тобой. Если встретишь Монику Росу, передай, что ее брат Грегорио ушел на Галапагосы на экспедиционной яхте «Антей».

«Эти хорошо знают друг друга», — думает радист, прислушиваясь к нарочито небрежной и в то же время профессиональной работе ключами. Так работают только любители высокого класса, умеющие установить связь с любым районом земного шара за несколько минут.

— У меня целая гора новостей, Дэвид. Вчера в четырнадцать восемнадцать по Гринвичу удалось принять передачу русского спутника. Записал ее на магнитную ленту. Хочу...

И тут в наушники вошел новый сигнал, быстрый и громкий, как пулеметная очередь. Он состоял всего из трех повторяющихся букв, но это были такие буквы, что у радиста захватило дыхание и он весь подался вперед, налегая грудью на выдвижной столик. Рука замерла на ручке настройки.

Но сигнал оборвался так же неожиданно, как и возник, и в наушниках осталось только слабое гудение тока и где-то в невероятной дали чуть слышное потрескивание морзянки.

Радист взглянул на хронометр. Два часа тридцать три.

Он прижал левый наушник ладонью, чтобы лучше слышать, и повернул рукоятку громкости до упора.

Гул усилился, и на фоне этого гула кто-то тягуче выстукивал длинные ряды цифр — сводку погоды.

Радист знал, что такой сигнал никогда не посылается в эфир один раз. Его всегда повторяют. Повторяют до тех пор, пока рука в состоянии лежать на ключе. Он ждал, машинально читая сводку: «Облачность три, осадки двенадцать, ветер четыре...»

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.