Случайный попутчик.

Шишкин Иван Тимофеевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Пролог.

Позавтракав у себя в каюте, Кадет запросил капитанский мостик:

– Мостик! Здесь пассажир В-436. Прошу разрешить доступ к яхте "Робинзон", личная собственность.

Ожидание ответа несколько затянулось, экран видеофона не вспыхнул, зато ответил не робот-информатор, а живой, быстрый и веселый девичий голос:

– Это мостик! Доброе утро, пассажир В-436. Цель выхода в Пространство?

– Хозяйственные заботы, знаете ли, – пошутил Кадет. – Большое хозяйство – большие заботы…

– Конечно! Ваш маршрут: трюм три, кормовой пандус, шлюз 2. На входе – личная биологическая идентификация. Скафандр высокой защиты класса "Ультра", приписанный к яхте "Робинзон", питание автономное, снаряжен и активирован, находится на стойке А, секция номер 5. Все верно, пассажир В-436?

– Все верно, мостик. Спасибо.

– Доступ разрешен.

– Спасибо! – отозвался Кадет. Голос девушки был ему незнаком, но, наверняка, это была одна из семи практиканток-стажеров на этом корабле. Веселые такие девушки, озорницы. Все -люденки. Оно и понятно – рейс направлялся в Солнечную систему. Возможно, и с этой девушкой он вчера танцевал. Вчера вечером в кают-компании было многолюдно, шумно и весело. Только почему сейчас не включен экран видеофона?

– Спасибо за вчерашний вечер. Мы вчера танцевали?

– Увы, нет! Вы не достались мне вчера! – "Не достались". Все женщины умеют интонацией предать простой фразе два, а то и три смысла.

– Может быть, потанцуем сегодня?…

– Как знать, как знать, коммодор! – хихикнула стажерка. "Коммодор". Значит, она уже заглянула в официальный формуляр, обязательный для каждого пассажира. А затем уже официальным тоном она добавила традиционное напутствие в открытый космос: – Удачи в Пространстве! – и отключилась.

– Спокойного дежурства! – автоматически пробормотал Кадет традиционную благодарность в отключенный мостиком видеофон. Перевел взгляд на зеркало.

Ему нравился его теперешний вид – стараниями корабельного робота-стилиста у него теперь была аккуратная короткая стрижка, усмирившая буйность его черноволосой курчавости. Такая прическа хорошо сочеталась с шоколадной безволосой кожей лица, антрацитными глазами, прекрасными новыми зубами. Конечно, он не красавец, нос широковат и глаза глубоковато посажены, но… "А ты – секси", – сказала вчера вторая партнерша в тесном горячем быстром танце. Правда она еще добавила "в своем роде", но это можно опустить. Все равно, обнадеживает. Не так-то уж и сильно он отличается от людей Земли…

– Начинаем новую жизнь, Кадет? – подмигнул он себе в зеркало. – Надо отвыкать от старых привычек, парень. Например – разговаривать вслух, как сейчас. И не молчать, когда надо разговаривать. Какие все-таки они, эти люденки, резкие…нет, быстрые, нет, дерзкие… нет, не знаю нужного слова… Я совсем отвык от люденов… И совсем не знаю землянок…

– Прекрасно, – переодеваясь в удобный для работы комбинезон и рассовывая по карманам (неистребимая привычка!) всевозможные мелочи, ворчал Кадет, – похоже, оказывается, мне еще и к их новым манерам придется привыкать… Так, ничего не забыл? Опять я вслух разговариваю! – вслух укорил он себя. – Ну, что, вперед, Кадет?

Он внимательно осмотрел свою небольшую комфортабельную каюту и в последний момент все-таки проверил на месте ли его личный чип в подкожном кармане на животе. "Я – медлительный медведь. Тормоз, как вчера в конце вечера сказала партнерша по танцам, так не дождавшаяся приглашения сюда. Нет, не так. Она сказала не "тормоз", а намеком: "сильная тормозная система"… Она думала, что если я могу ловко танцевать, то и все остальное я делаю тоже быстро. Ха! Она наверняка подумала, что я – любитель балов. Интересно, что бы она подумала, если б узнала, кто последний раз был моей партнершей в танцах!… Хорошо, что я вовремя прикусил язык. А то ляпнул бы…"

А танцевальной партнершей Кадета последний год на планете Тропик был робот-тренер по рукопашному бою, перепрограммированный на обучение танцам.

Каюта Кадета располагалась на короткой верхней, пассажирской палубе. Тут в узком коридоре на ковровой грави-дорожке для удобства пассажиров всегда поддерживался почти нормальный уровень притяжения, и это создавало неплохую иллюзию пешей прогулки, тем более, что на стеновых панелях коридора сегодня имитировался пляж. Роскошный и высокий, с мелким серебристым песком, поскрипывающим под ногами. Почти беззвучный легкий прибой набегал на песок, нежное дрожание воздуха и бледная голубизна неба над загибающимся за горизонт океаном замечательно передавали ощущение зноя. Кадет задержался в коридоре, рассматривая эту имитацию и гадая, что это: реклама модного курорта или фантазии бортового компьютера. Так ничего и не поняв, он пошел дальше, постепенно смещаясь по коридорам и пандусам к хвостовой части этого грузопассажирского корабля, в его глубины, в трюмы. Несколько раз ему навстречу попадались торопящиеся по делам люди в форменках экипажа. Удивленно посмотрев на пассажира, они коротко кивали ему и спешили дальше. "Интересно, доложит ли кто-нибудь из них о встрече со мной на мостик?", подумал Кадет, подойдя к шлюзовой камере. Ему не хотелось привлекать лишнего внимания к себе. Поэтому для последнего длинного броска к Земле он и выбрал не какой-либо шикарный лайнер, а этот скромный тихоход, где он был одним из немногочисленных пассажиров.

Неожиданная задержка! – идентификатор личности, на жаргоне Пространства – "часовой", примитивный и устаревшей модели (судно ведь всего лишь грузовоз) не пропустил Кадета внутрь шлюзовой камеры, и ему пришлось побеспокоить капитанский мостик.

– Да, коммодор? – откликнулся веселый голос стажерки, и на экране видеофона Кадет увидел маленькое невыразительное плоское личико молоденькой люденки, и услышал едва заметное ехидство в вопросе. "Некрасивая какая… Может быть, она и отключила "часового"? Заигрывание – оружие замарашек, так, кажется, учили нас психологи в кадетском корпусе?"

– Что-то с вашим часовым на шлюзе, коллега, – выбрав искательный тон, сообщил стажерке Кадет. – Я весь вот тут, а он не пускает.

"Играй деревенщину и тебе воздастся с лихвой" – четвертое правило личного контакта.

– "Что-то" не только с часовым, коммодор! Я уже приняла пять докладов от членов экипажа о вашем путешествии по кораблю.

– У вас на борту хорошая дисциплина, коллега, – одобрительно произнес Кадет.

– Спасибо, мы стараемся, коммодор. – Стажерка веселилась. – Что касается нашего часового… Так и я в недоумении… И в восхищении… И подруги тоже будут… в растерянности… Ведь это такая удача – встретить замечательно танцующего молодого человека с паспортными данными старца пятидесяти девяти лет. Вот часовой и заволновался. И еще: могу я узнать, почему вы не воспользовались лифтами, коммодор?

– Прочтите мою официальную биографию, стажер, – хмыкнул Кадет. – Там есть ответ на ваш вопрос. Раздел "Катастрофа на "Дыре" – Стажерка поперхнулась – оценила пассажира. – Так что там с вашим часовым, стажер?

– Извините за задержку, коммодор, – четко отозвалась стажерка, и замок шлюзовой камеры громко щелкнул. – Еще какие-нибудь проблемы, коммодор?

– Как насчет танца с вами сегодня вечером, коллега? – спросил он стажерку нейтральным тоном.

– Может быть, может быть…если я успею прочитать вашу биографию, господин коммодор в отставке… До связи! – Стажерка разорвала связь.

" В отставке" – съязвила. До связи, до связи… Сейчас замуруюсь в "Робинзоне" и не будет у нас вообще никакой связи… суток на пять…" – ворчал про себя Кадет, облачаясь в скафандр высокой защиты, а вернее, влезая в огромный четырехрукий сейфоподобный механизм, устраиваясь в кресле пилота, надевая на себя легкий внутренний шлем и опутываясь ремнями безопасности и датчиков. Только, по их собственному признанию, выдающиеся заслуги перед новангами и неограниченный ими премиальный фонд позволили ему заполучить этот новейший военный скафандр, триумф их инженеров и электронщиков. Герметизировав скафандр, Кадет включил его самодиагностику, и послушно выполнил все команды:…поднимите вторую левую руку…наклонитесь вперед… руки на пояс…откиньте голову назад… глубоко выдохните…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.