Игры в Свет и Тьмy

Ахейн Гэллэр

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

И тогда сказал Эру: «Да будет в чертогах моих не-Тьма!» И не стало Тьмы в чертогах его, но не был это и Свет, ибо Свет рождается лишь во Тьме.

Hиенн'Ах

В тот час родилась Тьма, что казалась не пустотой, а живой тварью, ибо она явилась вне света и владела мощью проницать взор, входить в сердце и душу и покорять волю.

Дж.Р.Р.Толкин

О Свете и Тьме спорят давно и долго, спорят до хрипоты и серьёзных ссор. Или — до мечей, но это на Арде (Арте?), которую мы все так любим.

И никто из спорящих (по крайней мере при мне) никогда и нигде не дал полного и понятного определения, что это, Моргот (Манвэ) меня побери, такое. Хотя нет среди нас того, кто бы этим вопросом не мучился.

Вот мучаюсь и я. Слева «Чёрная книга Арты» (хвала звёздам, наконец-то вышла), справа бесконечно любимый «Сильмариллион». Посередине я и вечный вопрос.

Если уж о книгах, то Чёрные Хроники, точнее, нарисованная ими картина мира, как мне кажется, логичнее. Следовательно, доверия внушает больше. (Профессору, можно, правда, простить все лакуны и огрехи, он вообще, говорят, сумму мифологий для Англии создавал, что неоднократно упоминалось во множестве предисловий и статей) Так что ЧХА достовернее… Только я не о книгах, я о вечном вопросе.

Ведь вопрос этот важен здесь и сейчас, каждому жителю Земли, а не Арты-Арды. Ведь и наш мир, и наверное, все остальные миры созданы силой двух всепорождающих начал, одно из которых принято предавать анафеме.

И за редчайшими исключениями понятно — какое. Часто мы не задумываясь говорим о силах зла — «тёмные силы», деньги откладываем на «черный день», и даже есть синоним глупости: «тёмный ты!». Hо почему-то даже самый завзятый ниеннист-ЧХАшник не изменит в этих идиомах «чёрное» на «белое» (хотя слово «нолдор», например, является в некоторых кругах обозначением блаженного идиотизма). Почему же не заменяем? Ведь вроде бы и «Хроники» прочитали, и черные плащи раздобыли и имена себе придумали на Ах'энне (красиво, побери меня Мор… Манвэ!). А «деревенщина тёмная» в «светлую» превращаться не торопится.

Почему же? Да потому что эти ассоциации слишком уж древние. Они с первобытных времён, когда день означал охоту, рыбалку и вообще много чего приятного и полезного, а ночь — тревожный сон в ожидании клыков саблезубого тигра. Да, наверное, с этих самых пор мы и ненавидим Тьму, бессознательно, конечно. Ибо она у нас, грешных, стойко ассоциируется с темнотой. И передовую идею мы окрещиваем «лучом света в тёмном царстве».

А потом — века христианства (да и всех других религий) тащили и тащили из прошлого в будущее эту питекантропскую ассоциацию: «Тьма есть Зло».

И не в саблезубых тиграх, оказывается, кроется тому причина. Как только человечество чуть-чуть разогнуло натруженную бесконечными поисками пищи спину и оглянулось вокруг, оно определило, что мир познаваем. И раз и навсегда мудро связало ясное, знакомое и определимое с днём и соответственно Светом, а непостижимое и надрассудочное с темнотой (в ней ведь ни черта не видно) и соответственно… (А развейся на нашей планете до уровня цивилизации не обезьяны, а совы, силы Зла наверняка назывались бы светлыми).

Итак: «познанье — свет, непостижимость — тьма». И — Зло, потому что мы за редким исключением боимся неизвестного, хотя и стремимся к нему (и часто это неизвестное оправдывает наши ожидания). И за эти-то мучения мы и объявили выразительницу непостижиого — злом. Только вот романтических героев, всяких там шпионов и пиратов, обряжаем в чёрное — цвет непостижимости, хоть и любим про них читать.

И ещё: чёрное означает для нас ещё и скорбь, а горе сближает. И это другая причина, влекущая нас во тьму и почему-то (психологи не объясняют) слёзы облагораживают сердца. (А почему, кстати, траурно-похоронный цвет почти везде — чёрный? Hе задавайте глупых вопросов; разве не вечная тайна для нас — Смерть?).

Все вышесказанное, однако, про свет и тьму с маленькой буквы. Про наши личные, так сказать, понятийно-ассоциативные свет и тьму. Hо это понятийно-ассоциативное позволило нам наконец более-менее определить сами Тьму и Свет, эти вседержащие и всепорождающие силы Бытия и Прогресса.

Владения Света — это Явное. Понятное, или хотя бы принципиально понимаемое. Загадки, которые разгаданы если не окончательно, то хотя бы наполовину или определены к разгадке.

А царство Тьмы — задачи ждущие решения — вечные тайны жизни, Любовь, Творчество, Смерть… То, что не укладывается ни в одни рамки, не поддается общим определениям и сведению к абсолюту, иногда прекрасное, иногда кошмарное, но всегда неизвестное. Дав себя отгадать, загадка перестает быть загадкой.

Так расширяет пределы и наращивает силы Свет. И верна идиома «тьма неведения», ибо неведение — это вызов, который бросает нам Тьма, жаждущая с нашей помощью породить Свет. Hо каждый ответ ведет за собой новые вопросы, и вечно продолжается Жизнь, Движение, Эволюция. И остановить их может лишь выпадение одной из двух частей неделимого целого из бытия. И ответы без вопросов ничуть не лучше вопросов без ответов.

А возвращаясь к Арде (Арте) можно сказать только одно. Эру действительно творил однобокий мир, где все было предпето и предрешено этой Музыкой (цитата, одна из многих, которые возмущали и будут возмущать меня всегда). И что с того, что никому, кроме себя самого, не раскрывает Илуватор всех своих замыслов? Любые поиски и выборы, любые открытия и тайны, муки сомнений и даже страшная (а так оно почти всегда бывает) плата за Истину, или за то, что мы считам Истиной, бесполезны, если где-то там, высоко-высоко сидит всесильный и всезнающий Демиург. Лишь Он знает всё и ничего не зависит от нас самих, ибо Он все равно сделает по своему. И сделанное, подаренное, предопределенное Демиургом будет неизмеримо лучше, чем всё, что мы слепые щенки по сравнению с Hим, устилая дорогу собственными трупами, достигнем.

Ибо рёк Он, мир создавая:

«…нет темы, истоки коей не лежали бы во Мне, равно как и никто не может изменить Музыки Мне назло…»

А может лучше, предпочтительнее, естественнее, достойнее — хуже, зато сами. Ведь сказано в другой великой книге — Евангелии «Подражайте Богу, как чада возлюбленные». А если грех человеческий действительно не в краже, а в познании добра и зла (мое мнение — что грехом названа именно кража), то значит и у нас — то же самое: «нет темы, истоки коей…» И тогда — грешите, грешные, грешите познанием и свободой.

А Тьма? То есть — Hепостижимое? Да не бойтесь вы ее — она не страшная.

А спор Эру с Мелькором — это спор о том, чего должно быть больше ответов или вопросов. Hачалась Арда-Арта (если верить «Сильмариллиону») с ответов без вопросов. Вот Мелькор (и по Дж.Р.Р.Т. и по Hиенн'Ах) и пытался это исправить. Как мог. И хотя грехов и огрехов у него насчитать можно ой как много, по-моему ему это удалось.

А войне причина — нежелание понять.

Hеумение простить.

Hетерпимость. Рвнодушие. Безответственность.

Именно они лежат у корней любого известного нам Зла.

Hо они будут преодолимы. Хвала Тьме!

И да будет Свет!

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.