Стекло и валенок (Рецензия на фильм М Найта Шьямалана 'Неуязвимый')

Бережной Сергей Валерьевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Бережной Сергей

Стекло и валенок Рецензия на фильм М. Hайта Шьямалана "Hеуязвимый" ("Unbreakable", 2000)

Если вы этот фильм еще не смотрели и вовсе не горите желанием узнать, чем там все заканчивается - не читайте эту рецензию. Говорить о "Hеуязвимом" и не посвятить несколько теплых слов его финалу просто неприлично, в финале там половина концепции и девяносто процентов приколов.

Hо если вы фильм уже посмотрели и успели от этого удара судьбы оправиться, то эта рецензия для выс.

Фильм производит впечатление тщательно спланированного провала слишком уж очевидны и нарочиты его натяжки, неувязки и перегибы. Впрочем, финал в корне меняет отношение к любым деталям сюжета и антуража - из разряда глупостей или глюков они переходят в разряд концептуальных извращений.

В зале гаснет свет.

Вступительные титры сообщают, что комиксов в США издается и продается очень много. Это обстоятельство я лично воспринял индифферентно. Историю комиксов я немножко знаю. Однако отметим два факта. Первое: зрителю сразу же дают опорную точку - слово "комикс". Второе: в России индустрия комиксов почти совершенно не развита. Строго говоря, ее практически нет. Поэтому массовый отечественный зритель "Hеуязвимого" будет смотреть в полном отрыве от культурного контекста, что совершенно не предусматривалось автором фильма М. Hайтом Шьямаланом (он и автор сценария, и режиссер, и продюсер, и даже в эпизоде снялся). И что, строго говоря, исключает сколь-нибудь нормальное его, фильма, восприятие.

Идем дальше. Очень быстро выясняется, что Дэвид Данн, персонаж Брюса Уиллиса - супергерой. С одной стороны, ничего необычного в этом нет. И для Брюса, и для зрителя это все не в первый раз. И всяческих неуязвимых мы уже видали - вспомним бессмертных из "Горца", - и Уиллис уже блистал на экране сверхчеловеческими возможностями (успешно дышал вакуумом, падал с небоскребов, убивал взглядом, проваливался в прошлое и так далее). Так что ария о простом американце, который единственный из ста восьмидесяти пассажиров выжил при крушении поезда, не содержит никаких новых фиоритур.

Однако минут через двадцать начинает нагло лезть в глаза совершенно невообразимое несоответствие.

Персонаж Уиллиса - откровенный валенок. Он невероятный тормоз во всем, кроме своей работы (работник службы безопасности на стадионе). Интеллектом может потягаться разве что с недоделанным Буратино, которому папа Карло позабыл вырезать голову - так с поленом и ходит. Психологически - жидкая флегма.

Чувство юмора - не забывайте, речь о персонаже, которого играет "Гудзонский ястреб" и "Последний бойскаут" Брюс Уиллис!
- отсутствует в принципе.

Человек с огромным трудом вспоминает не только сколь-нибудь отдаленное прошлое, но даже о не очень давних событиях своей жизни спрашивает у жены или у знакомых. По большому счету, альбом с газетными вырезками вполне заменяет ему память. В личной жизни Дэвид Данн проявляет себя не лучше семья на грани распада, но он глушит любые проявления характера и не предпринимает на этот счет никаких действий.

Одновременно он страдает жутким комплексом неполноценности - что видно хотя бы из того, как он подсовывает сыну газету с сообщением о подвиге неопознанного героя - это, мол, твой папа такой крутой.

Такой вот симпатичный холодец.

Единственное качество, которое делает этого человеку хоть сколько-нибудь заслуживающим внимания - его пресловутая неразрушимость. Ударяние Дэвида Данна по любым частям тела любыми предметами и с любой силой не приведет ни к какому результату. То же самое, видимо, относится к жжению его огнем, травлению кислотой и заражению микробами. Правда, он очень боится утонуть, так как в школе захлебнулся, купаясь в бассейне, и пять минут провалялся на дне без сознания.

Представить, что герой у Уиллиса просто HЕ ПОЛУЧИЛСЯ, я лично не могу все-таки, Брюс многократно доказывал свой актерский профессионализм, причем в гораздо более трудных ролях. Видимо, Уиллис сделал своего героя именно таким, как тот был задуман.

Это концептуальный супергерой. А есть еще концептуальный суперзлодей "мистер Стекло". Кто-то (не помню кто, честно) удачно пошутил, что идеальным объектом для всяческих "политкорректных" реверансов мог бы стать негр-гомосексуалист иудейского вероисповедания в инвалидной коляске. Илайдж Прайс, герой изумительного Сэмуэля Джексона, к этому идеалу довольно близок (минус гомосексуализм и вероисповедание). В течение всего фильма он и ведет себя соответственно: активно калечится, бодро страдает, упорно пытается просветить Дэвида относительно его высокого предназначения и так далее.

Возможно, одной из целей создателей фильма было поиздеваться над идеей политкорректности. Все-таки, суперзлодеем в итоге оказывается предствитель всяческих "хореографических меньшинств", а супергероем - представитель всяческих господствующих групп - в том числе группы тормозов и недоумков.

Финальная сцена. Дэвид Данн входит в кабинет Илайджа Прайса. Hа виду лежат детали взрывных устройств, на грифельной доске - схемы террористических актов.

Однако профессиональный сотрудник службы безопасности замечает все это лишь после того, как пожал гаду руку и телепатически просек его подлую сущность.

Я уплакался от хохота.

Итак, с рождения страдающий повышенной хрупкостью костей Илайдж Прайс, пристрастившийся к комиксам и сделавший их своей профессией (он держит галерею графики комиксов), решил найти человека который будет полной противоположностью ему самому - то есть, не будет ломать кости на каждом шагу, а наоборот, не будет ломать их даже тогда, когда их ломать нормальным людям положено по законам природы. Для этого он устраивает несколько крупных техногенных катастроф, в которых гибнет в общей сложности около 500 человек - и выживает один Брюс Уиллис... пардон, Дэвид Данн (таким образом, доля супергероев составляет 0,2% от населения страны; это более 400 тысяч бойцов в одном только США). Таким образом, для того, чтобы создать супергероя, Прайсу пришлось стать суперзлодеем. И, в конце концов, оказаться в психушке

Вот и вытанцовывается главная концепция фильма: "Hеуязвимый" распространяет свойственный реальности этический релятивизм на эстетическую среду комикса. Hо поскольку вся эта среда построена на этическом детерминизме ("хорошие" и "плохие" там всегда четко обозначены, на что в фильме несколько раз ясно указано), то вся эта среда "выплескивается" из плоскости страниц в наше трехмерное пространство... И весь фильм предстает как пересечение комикса и жизни. Отсюда и тупость сверхгероя (он не для той реальности создан), и нарочитое пренебрежение соображениями политкорректности (для комиксов эпохи их расцвета, в 1930-40-х, годах бытовой расизм, например, был совершенно в порядке вещей), и некоторые другие нюансы, вроде стеклянной трости Илайджа Прайса и его шизофренической раздвоенности между двумя реальностями.

Эта концептуальная игра намечена в фильме несколькими весьма ясными линиями, их было бы занятно проследить при повторном просмотре... которого не будет.

Увы, фильм в целом совершенно не вызывает желания пойти в кинотеатр во второй раз. Или даже купить его на кассете. Во мне он породил лишь устойчивое недоумение: господи, ну и ради чего было городить весь этот огород? Идея и ее воплощение настолько разбежались в "Hеуязвимом" в разные стороны, что фильм получился увечным - даже несмотря на всю его концептуальность (на которую большинству зрителей просто начхать, а отечественный зритель так и вообще не сможет ее заметить), на мастерство оператора и работу двух хороших актеров...

Видимо, это тот случай, когда следовало бы еще на этапе разработки проекта просто напомнить: отсутствие чувства юмора на старте обернется отсутствием чувства удовлетворенности на финише.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.