До последней звезды

Бачило Александр Геннадьевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Все имена и фамилии вымышлены,

любое совпадение является случайным.

1

После убийства Бориса Моисеева наступило затишье. Пугачевой, Агузаровой, Сюткина давно уже не было в живых, стремительно подходили к концу составы всех Фабрик, Блестящих, Виа-Гры и прочих Лицеев. Чай вдвоем пел теперь в один голос, спрятавшись где-то в ракетном бункере под Челябинском, но, судя по унылым песням на сольном диске, понимал, что дни его сочтены. Верка Сердючка пыталась бежать в мужском платье в Австралию, однако, при такой популярности шансов у нее не было. Самолет сбили переносным зенитным комплексом "Стрела" еще над Химками. Дольше других прятался маленький юркий Газманов, но и он, в конце концов, был взорван кем-то из участников лихих азартных соревнований, охвативших всю страну. Разумеется, фамилии победителей в этом виде спорта оставались неизвестными широкой публике, поскольку любая известность немедленно превратила бы охотника в дичь.

Впрочем, что тут долго рассказывать. Если вы читаете эти строки, значит, вам удалось ничем не прославиться, не стать популярной личностью и дожить до наших интересных времен. А, стало быть, все это вы знаете сами.

Но вот о чем вы точно не слышали, так это о маленьком японском ресторанчике, зажатом посреди Москвы, в тесном углу между Малым и Большим Казенными переулками. Вряд ли случайному прохожему придет в голову заглянуть сюда даже мимоходом, во время прогулки по Лялину переулку. Ни вывеской, ни кулинарными запахами не выдает себя скромное заведение, а между тем, оно известно... тьфу! Что за дикое слово! Нынче его почти не произносят. Лучше скажем - знакомо кое-кому из людей весьма влиятельных, а, главное, состоятельных. Нет, во дворе ресторанчика не толпятся, как встарь, бронированные "Мерседесы" и "Бентли", дураков теперь нет. Сюда приезжают, максимум, на мотороллере, чаще - на велосипеде, а то и на своих двоих. Внутри ресторанчика тихо, немноголюдно. Редкие посетители степенно сидят на подушках, скрестив ноги, вкруг низеньких столиков и потягивают теплую, жиденькую японскую водку, заедая рисовыми комочками, отдающими рыбой. Беседуют неспешно.

- Говорят, Беззубого видели в Таллинне. Опять зубы вставил...

- Да ладно! Что он, с ума сошел? Тринадцатый в рейтинге! На него ставки по поллимона!

- Прямо топ-мишень!

- Ну, топ, не топ, а охотников хватает...

- Так он же не поет давно!

- Если бы он еще пел, так за него бы и по лимону давали...

2

В тот день в Синем зале, обитом покойно и таинственно поблескивающим шелком, сидели всего четверо посетителей, но зато это были такие четверо, что весь персонал и сама хозяйка ресторанчика, засучив кимоно, стремительно летали на цыпочках, боясь лишним звуком, вздохом, неуместным выражением глаз отвлечь высоких гостей от важных дум.

- А что, Светлана Юрьевна, не повредил ли мой Шустрик вашего Механика?
- с ядовитой любезностью осведомлялся лощеный молодой человек у сидевшей напротив дамы средних лет.

- Не надейтесь, - неприветливо отвечала та.
- Оклемался. Он еще вашего Шустрика хоронить будет!

- Хоронить?!
- молодой человек беззаботно расхохотался.
- При нынешних охранных системах хоронить обычно нечего.

- И правильно, я считаю, - сказал плотный мужчина с тяжелым чиновным лицом.
- Хорони их еще! Экономить надо государственные средства!

- Экономист!
- фыркнула дама. - А сколько ты на Меладзе поставил? Не пожалел государственных?

- При чем тут это?!
- мужчина грозно сдвинул косматые брови.
- Тоже еще, счетная палата нашлась!

- Друзья! Друзья!
- воззвал сухой седовласый джентльмен, сроду друзей не имевший.
- Ближе к делу! Кого будем играть? Есть мишени?

- У меня пусто, - сразу заявил молодой человек.
- Некогда было. Работы много.

- Ага, у меня тоже, то подкомиссия, то выборы, - вздохнул руководящий мужчина.
- Горю на работе.

- Прискорбно, господа, прискорбно, - седовласый радостно потер руки.

- Ну, Сержу еще простительно, - сварливо заметила дама.
- Но в твоем возрасте, Кузьмич, с работой пора завязывать. Пусть референты бегают.

- Толку с них, как с козла молока!
- отмахнулся Кузьмич.
- Попросил, вот, мишень подыскать - и то обосра...

- Осторожно!
- поморщился седовласый.
- Здесь дама!

Кузьмич медленно перевел на него осовелые от водки глаза.

- Я говорю: оба сразу в кусты. Огласки боятся.

- А вы не боитесь?
- спросил Серж.

- Боюсь, - Кузьмич брезгливо поковырял палочкой рыбный требушок, торчащий из рулона черных водорослей, и выпил, не закусив.
- Боюсь, что скоро играть некого будет!

- Попрятались, суки!
- заключила Светлана Юрьевна, не смущаясь присутствием дамы.

Седовласый поднял палец. Лошадиное лицо его треснуло желтозубой улыбкой.

- В таком случае, господа, позвольте мне предложить вам мою кандидатуру...

- Сдурел, что ли, Леопольд?
- прервал его Кузьмич.
- На себе не показывай!

- Пардон, - седой тряхнул адмиральскими бакенбардами, - кандидатуру, намеченную моим собственным бюро.

Шикарно-небрежным жестом он выбросил на стол стопку фотографий, словно объявляя тузовый покер. Фотографии пошли по рукам.

- Это кто ж такой?
- Кузьмич озабоченно протирал очки.

- Не трудитесь, не узнаете, - усмехнулся Леопольд.
- Вот антропометрические схемы. То же лицо, но без усов и бороды...

Он выложил еще несколько листков.

- Ух ты...
- восхищенно прошептал молодой человек.
- Попался все-таки!

- Какой хорошенький!
- всплеснула руками Светлана Юрьевна.
- И не постарел совсем!

- Ё-моё!
- дошло, наконец, и до Кузьмича.
- Это ж миллионный цены мишень!

- Ну что, господа, - спросил довольный произведенным эффектом Леопольд.
- Кто хочет стать миллионером?

- Играю!
- заявил Серж.

- Играю!
- сказала Светлана Юрьевна.

- Ептить, конечно, играю!
- Кузьмич треснул кулаком по столу.

- Одно условие, - быстро добавил Леопольд, - я обеспечил мишень, поэтому моя ставка автоматически удваивается.

Трое переглянулись.

- Идет! Когда старт?

- Завтра, в десять ноль-ноль, - Леопольд поднялся во весь свой аристократический рост.
- Готовьте ваших шутеров, господа! Охота обещает быть незабываемой!

3

В соседнем, желтом зале, собралась публика с виду попроще, но для общего, дорогого и тайного дела, может быть, самая важная. Это были лучшие шутеры тотализатора, никому не известные за пределами скромного закусочного заведения, и только оттого до сих пор живые.

За ними гонялись милиция и ФСБ, их пыталась уничтожить бдительная охрана звезд, на них ставили капканы и ловушки, устраивали облавы, подсылали стукачей. Но ставки в игре росли с каждой новой погашенной звездой. Чем меньше оставалось известных людей, тем дороже ценился каждый выстрел. По слухам, за одного Никиту Малинина прошлым летом стрелок отхватил больше, чем целая команда шутеров за всю комик-труппу "Маски" два года назад. Но давались эти денежки, конечно, все труднее. Достать звезду с неба стало не так-то просто. "Попрятались, суки!" - вот самое расхожее выражение на звездном тотализаторе. В России почти никто из звезд не жил, штамповали свои диски в подпольных студиях, где-нибудь в Лагосе или на Ямайке, полагая, что там безопаснее. И ошибались. При таких размерах ставок мишень можно было достать даже в марсианской экспедиции. Один киноартист (смешно вспомнить, когда-то у нас были киноартисты!) и впрямь пытался улететь в космос. Видимо считал, что космонавты - люди незаметные и никому на хрен не нужные. Куда там! Ему не дали даже взлететь, подмешали хлорциана в систему жизнеобеспечения корабля и отправили к праотцам вместе со всем экипажем.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.