Один дома

Бачило Александр Геннадьевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Костя Наумочкин вернулся с горки весь в снегу от макушки до пяток.

- Наконец-то!
- сказала дверь.
- Два часа уже жду! Весь глазок проглядела! А устряпался-то, как снеговик!

- Не скрипи!
- Костя вошел в квартиру, громыхнув санками о косяк.

- Поосторожнее! Ремонт только что сделали!

Дверь, закрываясь, укоризненно хлопнула его пониже спины.

Костя бросил санки у порога и прошлепал на кухню.

- На место поставь!
- грустно пропели санки ему вслед.

- Успеется!
- отмахнулся Костя.
- Чего есть поесть?
- спросил он у холодильника.

- Ничего нет-по-нет для тех, кто руки не мыл!
- Холодильник был большой и от этого строгий.

- Подумаешь!
- Костя включил чайник.

- А воду наливать будем?
- ехидно осведомился тот.

Костя, со вздохом, понес его к раковине.

- Только не из-под крана!
- заверещал чайник.
- У меня вся спираль в накипи!

Но кран уже пустил воду, и чайник захлебнулся.

- Фильтруй отстой, чайник!
- прорычал кран.
- От горшка два вершка, а туда же - недоволен!

Костя закрыл воду.

- Лихо завернул!
- сдавленно пожаловался кран.
- Прокладки-то не резиновые!

Костя поставил чайник на стол и предъявил холодильнику мокрые руки.

- Вот!

- С мылом, горячей водой!
- отрезал холодильник.

Пришлось вернуться к крану.

- Горячей водой!
- недовольно булькал тот.
- Горячая вода - она денег стоит! А руки-то можно было и в ванной помыть!

- До чего у нас все-таки ворчливая сантехника!
- не выдержала кофемолка.
- Воды мальчику пожалел! А сам по ночам капает!

- Не мели, чего попало!
- махнула на нее дверцей микроволновка.
- Что за балаболка?!

- А ты, жирная, вообще молчи!
- взвыла кофемолка, заводясь.

Костя выдернул ее из розетки и вернулся к холодильнику.

- Ну, открывайся, давай! Я есть хочу!

- Может быть, ты, все-таки, снимешь пальто?

- Сразу нельзя было сказать?!

Костя бросил пальто на стул. Тающие ледышки застучали по полу.

- А наследил-то, наследил!
- простонал линолеум.

- Обсохнешь!
- огрызнулся Костя, и линолеум обсох.

- И ботинки!
- не унимался холодильник.

- Дождешься ты у меня!
- пригрозил Костя.
- Разморожу!

- А я маме расскажу!
- холодно заявил холодильник, но все-таки открыл дверь. Разморозки он не любил.

- Давно бы так!

Костя взял с полки пачку смерзшихся котлет и отломил одну.

- Прощайте, товарищи!
- горестно вздохнула котлета.
- Не поминайте лихом!

- Все там будем...
- утешил ее кусок колбасы, зябко кутаясь в полиэтилен.

- Свежесть, свежесть, вкус победы...
- печально затянули продукты рекламный джингл, которым всегда провожали друг друга в последний путь.

- Ужин, завтраки, обеды...
- басом провонял сыр.

Костя захлопнул дверцу.

Наскоро прикончив котлету и взвод печенюшек с чаем, он прошел в свою комнату и плюхнулся на всхрапнувший пружинами диван. Ботинки, все-таки, пришлось снять. Они достали его, жалуясь простуженными голосами на сырость. Костя щелкнул пультом от телевизора. Телевизор молчал.

- Ну, чего не показываешь? Тапком кинуть?

- При чем тут я?!
- возмутился телевизор.
- В пульте батарейки сели!

- Давно просил,- прошептал пульт.
- Вытащи из плеера...

- Я щас кому-то вытащу!
- прошепелявил наушниками плеер.
- Шелезяка обшарпанная!

- Ну, хватит!
- Костя подошел к телевизору, ткнул пальцем кнопку и снова повалился на диван.

- А-а!!! Кто здесь?!
- спросонок испугался диван.
- Ты, Костик? Лежи, лежи, только на валик не дави, а то кошмары снятся...

Он сонно забормотал давно надоевшую детскую сказку: "...Что ж ты мне врал, что тебе семь лет?
- спросил Карлсон.
- Весишь-то ты на все восемь..."

- Заткнись, а?
- попросил его Костя, и диван сейчас же захрапел.

Телевизор молчал по-прежнему.

- Я жду!
- Костя нашарил под диваном тапок.

- Чтоб я так жил, как они пьют мою кровь, - прогундел телевизор, но, заметив тапок, изобразил на экране приветливую заставку, - ...так называется цикл литературных передач, посвященных творчеству известного советского писателя Исаака Бабеля!
- бодро затараторил он.
- Ведущий - Эдуард Радзинский!

- Здравствуйте!
- пискнул Радзинский.
- Одесса двадцатых годов напоминает мне Петербург времен Николая Павловича...

- Э, э! Ты чего?!
- встревожился Костя.

- А что? Не так?
- смутился Радзинский.
- Мне лично - напоминает.

- Какой Николай Павлович?! Павла Буре давай!

- Известнейшая петербургская часовая мастерская Павла Буре,- с готовностью затянул Радзинский, - находилась как раз на пересечении Екатерининского канала и Невского проспекта...

- Нет, я все-таки кину тапком, - пообещал Костя.
- Мне сегодня хоккей покажут или нет?!

- В хоккей я не умею, - совсем застеснялся Радзинский.

- Не умеешь - чего в телевизор лезешь? Пошел вон!

- И он пошел!!!
- рявкнул хоккейный комментатор под вопли стадиона.

На экране замелькали хоккеисты в красно-белой и сине-зеленой форме. Один другого сейчас же огрел клюшкой по спине.

- Обошел одного защитника, второго, - продолжал комментатор.
- Передача на пятачок, опасный момент. Гол!!!

- Кому гол?!
- процедил, зверея, Костя.
- Ты что, не знаешь, что я за коней болею?!

- Щас сделаем!
- заверил комментатор, и хоккеисты побежали в обратную сторону.

Но тут телевизор неожиданно погас.

- Что еще?!
- взвыл Костя.

- Все, - телевизор пожал углами.
- Кина не будет. Пора делать уроки.

- Ну, еще пять минуточек! Ну, хоть до следующего гола!

- Скоро мама придет, - телевизор был неумолим.

- Без тебя знаю!

Костя сполз с дивана и уныло поплелся к столу. Его заранее разбирала зевота.

- Ну, с чего начнем?
- спросил он, усаживаясь на стул.

Учебники помялись, гомоня, и вперед выдвинулась "Математика".

- Задача четыреста пятьдесят девять, - распахнулась она.
- Из пункта "А" в пункт "Б" вышли два лесоруба...

- Зачем?
- мрачно спросил Костя.

- Как зачем?
- обескуражено прошелестела "Математика".
- А действительно - зачем?
- она надолго задумалась.
- Ну, скажем, на заготовку яблок! От каждого дерева они получали по пять килограммов яблок и по полтора кубометра древесины! По-моему, вполне логично!

- А вопрос-то какой?
- Костя почувствовал, как в руку ему осторожно вползает карандаш, и брезгливо его оттолкнул.

- Вопрос несложный, - соврала "Математика".
- Э-э, хм... Как скоро наполнится бассейн?

- Чем наполнится?

- Водой, естественно!

- А при чем тут лесорубы?

- Какие лесорубы?
- растерялась "Математика".

- Которые из пункта "А" в пункт "Б". Зачем им целый бассейн воды?

"Математика" развела страницами.

- Ну, я не знаю...

- Яблоки мыть!
- подсказала ей "Биология".
- Немытые есть нельзя!

- Гениально!
- обрадовалась "Математика".
- Давно у меня не выходило такой стройной и логически выверенной задачи! Что же ты сидишь, Наумочкин? Приступай к решению!

Приступать к решению Косте решительно не хотелось, и он украдкой включил компьютер.

- Апчхи!
- сказал тот, шмыгая дисководом.

- Что с тобой?

- Де здаю. Даверное, что-то вирусное. Ерунда, пройдет! Другие всю жизнь с вирусами живут, и дичего!

- Ну, хватит трещать!
- оборвал его Костя.
- Загрузился? Слушай задачу.

Выслушав условие, компьютер неопределенно загудел:

- Ну-у-у-у... если применить дифференциальное исчисление... или, например, интегральное... выразить древесно-яблочную массу как функцию мнимой переменной наполняемости бассейна лесорубами...

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.