Как спасти принцессу

Крафт Александр Александрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

1

"Интересно, сколько же я вчера выпил..." - появившаяся в голове мысль не радовала ни новизной, ни ответами на вопросы, которых у меня возникло несколько. И первый из них был - где я нахожусь?

Я стоял посреди небольшой квадратной комнаты, оклеенной мутными коричневыми обоями. Мебель в помещении отсутствовала напрочь, зато прямо передо мной находилась обычная деревянная дверь, со стеклянной ручкой. Такие ручки любят ставить в больницах или санаториях.

Поскольку на этом и заканчивалось изучение окружающей меня действительности, я осмотрел себя. Одет я был весьма необычно. На мне красовался костюм армейского покроя и цвета "хаки". Приталенный китель с накладными плечиками дополнялся обтягивающими брюками и завершался черными мягкими мокасинами совсем не армейского вида. Такой наряд мог бы украсить народную армию какого-нибудь африканского государства на параде, ибо для боя он был явно не приспособлен. Вот только пуговицы на кителе были не золотые, а зеленые - видимо форма все-таки предназначалась для полевых условий.

Слева на груди располагалась небольшая матерчатая планка, на которой красовались три маленьких желтых звездочки.

"Бред" - подумал я, и потыкал в звездочки пальцем.

Они были плоскими и какими-то - нематериальными. Палец ощущал ткань, и не мог найти границу самой звезды. Создавалось впечатление, что это был обычный рисунок на ткани, вот только они светились. Совсем немного. И еще они были теплыми.

"Как живые" - Откуда-то я знал, что звездочки в каком-то роде действительно живые.

И еще у меня был широкий ремень. Кожа - не кожа, пластик - не пластик. Очень гибкий в длину, но совершенно не гнущийся поперек. Такой элемент одежды врежется под ребра при любой попытке согнуться. Чтобы все выяснить до конца, я попробовал присесть на корточки. Странно, но ремень не создавал проблем. Более того, я понял, что и глупый покрой костюма тоже не стесняет движений. В такой одежде можно было прыгать, ползать, наверно даже плавать. Он позволял телу двигаться так, как будто человек был одет в дорогой спортивный костюм "Адидас".

И еще, у меня было оружие. Небольшой кинжальчик, с размерами которого ассоциировались скорее портняжные работы, нежели поединок. Кроме того, в небольшом чехле на поясе находился тонкий металлический цилиндр, напоминающий короткий карандаш с ременной петлей закрепленной по концам. Вместо грифеля это устройство заканчивалось красным кристаллом.

Я просунул ладонь в петлю, так что бы цилиндрик был у меня в кулаке. Оказалось очень удобно. Карандаш держался сам, а рука оставалась свободной. Тоже оружие? Но на цилиндре не было никакой кнопки или курка.

Обмундирование дополнял браслет с часами. Тридцать три минуты двенадцатого - показывали стрелки. Ночи? Дня?

- Бред, - на этот раз я сказал это вслух, - так, сколько же я вчера выпил?

Возлияние было спровоцировано встречей со старым приятелем, Владом Бабичем. Влад был прибалтом, и фразу "мне уже достаточно" осознал спустя две бутылки. Мой организм не согласился с прибалтийской неторопливостью, и в такси я отключился. Во всяком случае, последним что я помню был Влад говорящий водителю: "Отвэзьите йего томой. Ко мне." и закрывший дверь машины так и не назвав адреса. Интересно, куда же отвез меня таксист? Я что, спьяну завербовался в какую-то иностранную армию?

Самое интересное было то, что у меня не болела голова, желудок не просился на прогулку, и вообще ничего не напоминало о нашем мальчишнике. Сознание было кристальным, настроение бодрым, а тело переполнено энергией.

Торчать посреди пустой комнаты мне надоело и я шагнул к двери.

Минут десять я ходил по странному большому зданию, напоминавшему гостиничный комплекс. Длинные коридоры с дверьми через каждые пять метров сменялись небольшими холлами в которых были широкие лестницы и огромные окна. За окнами был сосновый лес необычайной красоты.

По моим наблюдениям здание было квадратным с двором внутри и двумя флигелями, а коридоры проходили по периметру с ответвлениями в тупики. Посередине каждой стороны располагалась лестница, одна из которых была больше и как бы, наряднее. Спустившись по ней, я попал в огромный холл с застекленной передней стеной.

Распахнутые стеклянные двери вели на залитое солнцем крыльцо. Передо мной располагалась небольшая лужайка с разбросанными по ней маленькими столбиками оканчивающимися белыми шарами, видимо выполняющими функции светильников по ночам. Через море травы проходила дорожка из бетонных плиток к кованой ограде.

Весь дом, лужайка и лес, начинающийся за оградой, искрились красками, светом и праздничным настроением. Было очень спокойно и хотелось находиться в этом месте как можно дольше.

Размякший на солнышке, я вернулся в здание, и решил обследовать верхний этаж. Всего этажей было четыре, но второй и третий не баловали разнообразием. Я заглянул в несколько комнат: почти все они были похожи на продолговатые гостиничные номера с одним окном выходящим на лес, или во внутренний двор и с дверью на маленький балкончик. Вот только по всему зданию не было никакой мебели. Создавалось полное впечатление, что это действительно санаторий уже построенный, но еще не обставленный.

Четвертый этаж разительно отличался от всего увиденного. Поднявшись по лестнице я уткнулся в стену с единственной дверью. Вернее сказать, стена располагалась метрах в пяти, ограничивая небольшой коридор оканчивающийся с двух сторон проемами ведущими на крышу. За дверью меня ожидал огромный зал, ограниченный, видимо только размерами здания.

Я протер глаза. Этого не могло быть. Я сам видел из окон третьего этажа, что внутренний двор не имел крыши. Но теперь, я обнаружил, что зал должен был закрывать собой всю верхнюю часть главного корпуса.

За моей спиной по-прежнему находилась стена, а вдали громоздилось что-то, отдаленно напоминающее эстраду. Небольшое полукруглое возвышение к которому вели ступеньки. Две другие стены заменялись небольшими колоннами, и по сути, представляли из себя большие, но узкие балконы.

И снова никакой мебели, только стены, колонны, окна и лестницы. Еще в здании были часы. Они висели в коридорах, на лестничных пролетах, и даже над эстрадой возвышался большой циферблат.

Часы показывали без одной минуты двенадцать.

- Чертовщина какая-то, - ругнулся я. Мне захотелось еще раз убедиться в том, что с третьего этажа видно небо.

Я успел спуститься только на один пролет, когда часы ударили полдень. Впрочем, "ударили" не правильно сказано. Звук был негромкий, и шел отовсюду. Наверно так и должен звучать легендарный "Колокол Судьбы".

Что-то незримо изменилось. Казалось сонное умиротворение покинуло этот райский уголок. Теперь в воздухе повисло напряженное ожидание стадиона перед вбрасыванием мяча. Мое тело отреагировало на это изрядной дозой адреналина. В висках застучало, предметы вокруг потеряли резкость, что бы через миг обрести еще более четкие границы. А усилившийся слух сказал мне, что возле здания КТО-ТО ИДЕТ.

Подбежав к окну я увидел высокого мужчину неторопливо направляющегося от ограды к дому.

Как же я был рад его увидеть. Кажется только теперь, я полностью оценил всю абсурдность происходящего. Я не знал, как здесь оказался, не понимал, почему был одет таким образом, а главное: меня что, похитили? Кому нужен инженер текстильной фабрики? И вот появился тот, кто сможет мне объяснить, что происходит. Почему-то я был в этом уверен.

Я сбежал по лестнице в холл, еще до того, как незнакомец преодолел половину пути. Уже на крыльце я смог лучше рассмотреть мужчину.

Он был необычайно красив, той холодной красотой, которая ассоциируется с понятием "высший свет". Черные ниспадающие одежды напоминающие нечто среднее между сутаной, плащом и фехтовальным костюмом выглядели изящно. Я не понимаю, как это могло совмещаться, но это совмещалось. Черные волосы незнакомца обрамляли его бледное лицо и двумя волнами спадали на плечи. Наверно таким нужно изображать графа Дракулу.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.