Жестокое обояние братвы

Куземко Владимир Валерьянович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Глава первая.

ДО МАФИИ

1. Знакомство.

…Итак, знакомьтесь: Альберт Леонидович Лещенко. В мае 1997 года, когда нас свела судьба, — 32 —летний красавец-мужчина, процветающий бизнесмен. Строен, черняв, смугловат… Элегантный костюм цвета кофе с молоком, ухоженные щеголеватые усики, изысканные манеры… И одновременно — ощущение внутренней силы и напористой готовности сражаться до конца…

Женщины перед такими обычно млеют, а мужчины — укорачиваются в росте…

Мы познакомились на вечеринке у приятеля, мимоходом сообщившего мне: «Учти, Алик — из братвы!.. Будь осторожней!»

Разумеется, я тут же завязал с Аликом дружескую беседу. Тем более, у нас сразу нашлась общая тема: оба увлекались историей ВВС разных стран…

Короче, сдружились.

И позднее тоже регулярно «контачили», - встречались в кабаках, под водку и пиво обсуждая политику, футбол и баб, рассказывали друг другу о пережитом…

Он много говорил о себе, о своей жизни. Разумеется, не называя конкретных имён и некоторых обстоятельств, но во всём остальном казался вполне откровенным.

Всё услышанное, с его разрешения, я записал на бумаге. И теперь эта маленькая документальная повесть — перед вами.

Небольшая вводная информация.

Не раз слышали друзья от Алика присказку: «Скоплю бабла — и куплю дом в Канаде, в лесу… Поселюсь с женой и дочкой на природе, среди деревьев, в тиши и покое!..»

Кореша посмеивались, понимая: слишком много знает Алик о всех и про всё, чтоб его так запросто — да и отпустили за бугор!.. А вдруг — «запоёт» там, «застучит» как дятел на оставшихся здесь «авторитетов»?!. Нет уж… Пусть будет всегда под рукою, чтоб в нужный момент его легче было завалить!..

Так что про спокойную жизнь в заморском лесу Альберт мог только мечтать…

И вот, значит, интересную кликуху ему дали — «Леший». От фамилии, понятно, но и — созвучно его постоянным и видимым многим метаниям по жизни, в попытках обмануть судьбу и уцелеть, как-нибудь проскочив между её жерновами.

«Оставь надежду, всяк сюда входящий!..»

… 2. Юные годы.

…Родился он в семье маленьких заводских номенклатурщиков.

Отец в своё время геройствовав на фронте, потом долго работал на производстве, а на пенсию ушёл с должности начальника отдела кадров заводоуправления. Мать всю жизнь — бухгалтер, член месткома… Оба по заводским меркам — люди заметные и уважаемые.

Алик — четвёртый, самый последний из детей… Поздний, всеми балуемый, — в детстве ему разрешалось практически всё!.. Крупный мальчик, способный постоять за себя, а потому — никого не боялся. Куча друзей в школе и во дворе. Не лидер в компаниях (не из драчунов!), но и из общего ряда не выбивался, достойный середняк, — не слабак, и не дурила.

Учителя к нему претензий не имели, а некоторые из молоденьких учительниц на него даже тихонечко и заглядывались…

В 10-м классе втюрился в одноклассницу. Первая «настоящая» любовь — с охами, вздохами, страстными признаниями и жгучими объятиями в смятых простынях…

Хотел даже ещё до армии расписаться с нею, но в итоге — не женился. Ей для отмазки объяснил: «Пока не смогу хорошо зарабатывать — не буду хорошим мужем!», но на самом деле — испугался дурной наследственности. У неё в роду женщины издавна страдали близорукостью — и бабушка, и мама, и она сама… У всех — очки с вот такенными толстенными линзами!.. Зрение у неё уже и так — паршиво, а в будущем она вообще могла почти ослепнуть. Незрячая жена — это хорошо, но лишь когда это — жена чужая…

Плюс к этому, у неё был отрицательный резус крови, при положительном у него… Знакомый врач объяснил: при таком резусе слишком высок процент смертности новорождённых…. Не хотел жалкой участи Алик для своих будущих детишек, вот поэтому с очкастой и не расписался.

Лет через десять услышал краем уха, что былая возлюбленная, окончив институт физкультуры, стала кандидатом в мастера спорта по пулевой стрельбе… Снайпер — в очках!.. Смехота… Видимо, она как жаба — хорошо различала лишь движущие цели!..

После школы Алик хотел поступить в военное училище (знакомые девушки в один голос уверяли, что форма будет ему к лицу), но — не прошёл высокий конкурс… Тогда поступил в институт (к сожалению, без военной кафедры!), и, отучившись без энтузиазма целый курс, ушёл в армию.

3. Армейские годы.

…Середина 80-х застала рядового Лещенко на должности оператора связи в расквартированной в одной из стран Варшавского договора спецБригаде. Здесь он занимался радиоэлектронной разведкой против находящегося через близкую госграницу нашего потенциального противника.

Это сейчас (писалось в 2002-м году) кто не в НАТО — тот дурак, а раньше необходимость борьбы с мировым империализмом воспитывалась советскими людьми с молоком матери, и за НАТОвскими кознями молоденькие операторы секретной техники приглядывали старательно и неутомимо…

Часами, надев наушники, Алик, в числе прочих операторов, «слушал» происходящее на сопредельной стороне. Всё необычное и интересное из услышанного — фиксировалось и докладывалось наверх, там — анализировалось и изучалось. Затем товарищи с большими звёздами на погонах делали должные выводы, и предпринимали адекватные меры, после которых мировой империализм, утирая разбитую в кровь ряшку, уползал в свою берлогу, скуля от полученных оплеух…

…Хорошее было времечко!..

Тянуть армейскую лямку в те годы было несравнимо легче, чем сейчас, но и тогда сахаром военная служба не казалась… Тут тебе — и тяготы казарменного быта, и чужая (чуждая по духу!) страна пребывания, и пресловутая «дедовщина»… Не поставил себя в части на должный уровень — и амбец, до самого «дембеля» прослужишь ковриком для вытирания ног у «дедов»… И хорошо, если не «опустят» и не искалечат, а лишь поиздеваются вволю!..

А жаловаться, слёзы лить в жилетку, звать мамочку на помощь — какой смысл?.. Чего заслужил своим поведением, то и получил сполна!.. Вот лишь на самого себя и жалуйся…

Алик был уж «помазком», отслужившим первый год, и завоевавшим определённый авторитет у своего призыва, когда к ним новым ротным назначили старшего лейтенанта Ванюшина.

Нормальный парень, сумевший попасть в престижную «загранку» без лохматой блатной лапы, — можно сказать, повезло дурику… Ну и загордился, возомнил о себе… Захотел поставить себя выше прочих, доказав всем собственную крутизну!..

Первоначально к успевшему отучиться год в вузе Алику он отнёсся практически как к равному, отношения у них были почти дружеские.

И вот как-то дымили они вместе в коридоре, у распахнутого окна, и ротный задушевно поделился с рядовым Лещенко своими планами: «Найду тут солдата покрепче, «сломаю» его, — вот все и поймут, каково со мною враждовать!.. Начнут уважать, появится авторитет в роте…»

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.