Шерлок Холмс против Джека Потрошителя

Куин Эллери

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Шерлок Холмс против Джека Потрошителя (Куин Эллери)

Эллери Квин

«Шерлок Холмс против Джека Потрошителя»

Эллери начинает

Эллери размышлял.

И уже довольно долго.

Встав из-за пишущей машинки, он сложил десять впустую потраченных листов бумаги и разорвал их вдоль и поперек.

Он ухмыльнулся умолкнувшей пишущей машинке. Она осклабилась ему в ответ.

Зазвонил телефон, и он кинулся к нему, как к спасательному кругу.

— Только не рычи на меня, — сказал обиженный голос, в котором слышались страдальческие нотки. — Я отдыхаю. Как мне и приказано.

— Папа! В чем дело? Я по уши занят. Как там Бермуды?

— Солнце, синяя вода, а от этого чертова песка вообще спасу нет. Все время набивается в карманы. Я хочу домой.

— Нет, — твердо сказал Эллери. — Эта поездка стоила мне кучу денег, и я хочу, чтобы каждый цент был оправдан.

Инспектор Квин громко и красноречиво вздохнул:

— Сколько я помню, у тебя всегда были диктаторские замашки. Ты считаешь, у меня уже крыша поехала?

— Ты переработался.

— Может, все-таки уступишь? — попробовал поторговаться инспектор Квин.

— Тебе велено отдыхать и расслабляться. И забыть обо всем.

— О'кей, о'кей. Рядом с моим коттеджем идет отчаянная игра в бросание подков. Может, и мне поучаствовать…

— Так и сделай, папа. А я завтра позвоню, узнаю о результатах.

Повесив трубку, Эллери посмотрел на пишущую машинку. Проблема никуда не делась. Он встал и принялся расхаживать по комнате.

И тут ему улыбнулась удача — раздался звонок в дверь.

— Оставьте на столе! — крикнул Эллери. — И возьмите деньги.

Посетитель не подчинился. Шаги пересекли холл, и на сцене, где мучился великий человек, появилось новое действующее лицо. Эллери хмыкнул.

— Ты? А я думал, это посыльный с сандвичами.

Грант Эймс Третий, в безукоризненном костюме от братьев Брукс и с апломбом отпрыска привилегированной фамилии — отпрыска с миллионами, — направился прямиком к бару, где обменял принесенный с собой большой конверт на бутылку шотландского и стакан.

— Я тоже явился с доставкой, — сообщил Эймс. — И она, черт побери, куда важнее, чем какие-то сандвичи. — Он устроился на диване. — У тебя всегда классный скотч, Эллери.

— Рад, что он тебе нравится. Возьми бутылку с собой. Я работаю.

— А это, — сказал Грант, наливая себе виски, — просто невежливо. Когда узнаешь, с какой миссией я к тебе пришел, ты извинишься.

— Что за миссия?

— Доставка. Разве ты не расслышал?

— Доставка чего?

— Конверта. Того, что рядом с бутылкой джина.

Эллери повернулся в ту сторону. Грант его остановил:

— Я настаиваю, чтобы ты первым делом выпил, маэстро.

В дверь опять позвонили. На этот раз прибыли сандвичи. Эллери вышел в холл и вернулся с полным ртом.

— Почему бы тебе не заняться делом, Грант? Получить место на какой-нибудь фабрике мороженых продуктов своего отца. Или стать лущильщиком гороха. Да все, что угодно, только оставь меня в покое. Я же тебе сказал, что мне надо работать.

— Не уходи от темы, — сказал Грант Третий. — Кстати, нет ли у тебя кошерных маринованных огурчиков? Прямо схожу с ума по кошерным огурчикам.

Эллери вручил ему банку с огурчиками и рухнул в кресло:

— Ладно, черт бы тебя побрал! Покончим с этим. Выкладывай, что там у тебя.

— Репетировали. Вчера днем в Вестчестере. Я присутствовал.

— Могу себе представить, — сказал Эллери, не скрывая зависти.

— Поплавали. Немного поиграли в теннис. На сцену почти не выходили.

— У многих есть дурная привычка работать по выходным дням.

— Твои глупости не заставят меня испытывать чувство вины, — сказал плейбой. — Я оказал тебе услугу. Конверт, полученный таинственным образом, я доставил прямо к твоим дверям. Как и было указано.

— Кем указано? — Пока Эллери так и не глянул на конверт.

— Представления не имею. Когда собрался уезжать, обнаружил его на сиденье моего «яга». Кто-то написал на конверте: «Прошу передать Эллери Квину». Предполагаю, этот кто-то испытывает к тебе такое трепетное уважение, что не смеет претендовать на личную встречу. И, кроме того, знает о нашей бессмертной дружбе.

— Чушь какая-то. Слушай, Грант, а не ты ли сам все это выдумал? Будь я проклят, если в такое время возьмусь играть с тобой в эти игры. Крайний срок буквально дышит мне в затылок. Иди лучше дурачить своих подружек?

— Вот он, этот конверт.

Грант упругим спортивным движением поднялся, взял конверт и вернулся на место.

— Прошу. Передан как полагается. Из рук в руки. Делай с ним что захочешь.

— А что, по-твоему, я должен с ним делать? — мрачно спросил Эллери.

— Понятия не имею. Это манускрипт. То есть от руки. Похоже, довольно старый. Думаю, тебе стоит прочесть.

— Значит, ты уже заглядывал?

— Счел это своей обязанностью. Может, бумага пропитана ядом. Может, там даже порнография. А ты такой брезгливый, старина. Я должен был лично все проверить.

С невольным любопытством Эллери присмотрелся к надписи на конверте.

— Почерк женский.

— Тем не менее я счел содержание вполне невинным, — продолжил Грант, нежно поглаживая свой стакан. — Невинным, но любопытным.

— Конверт стандартный, — пробормотал Эллери. — Рассчитан на объем от восьми с половиной до одиннадцати листов.

— Ей-богу, Эллери, у тебя душа бухгалтера. Почему бы тебе не вскрыть его?

Эллери отклеил клапан конверта и извлек блокнот в картонной обложке, на которой большими старомодными буквами было напечатано слово «Дневник».

— М-да, — сказал он. — Вид в самом деле почтенный.

Грант хитро посмеивался, наблюдая за Эллери — как он открывает блокнот, небрежно просматривает первые строчки, вытаращивает глаза и начинает глотать страницу за страницей. Эллери вынырнул из «Дневника» с очумелым видом:

— Да это же описание одного из приключений Шерлока Холмса. Рука доктора Ватсона!

— Ты думаешь, рукопись аутентична?

У Эллери блеснули глаза.

— Ты же говоришь, что читал ее.

— Не мог устоять перед искушением.

— Но стиль Ватсона тебе знаком?

— Мне-то? — сказал Грант, любуясь игрой света в своем стакане. — Мне, поклоннику Шерлока Холмса, Эла Квина и Эдди По? Да, и я бы сказал, что рукопись подлинная.

— Ты слишком легко признал ее подлинность, друг мой. — Эллери с сомнением посмотрел на пишущую машинку: кажется, она была уже где-то далеко.

— А я-то думал, что ты придешь в восторг.

— Приду, если выяснится, что она подлинная. Но неизвестная история Холмса! — Эллери пролистал страницы. — И более того, по внешнему виду смахивает на роман. Пропавший роман! — Он покачал головой.

— Не можешь поверить.

— Я перестал верить в Санта-Клауса в трехлетнем возрасте, Грант. А ты родился на руках у Санта-Клауса.

— Значит, ты считаешь, что это подделка.

— Пока еще я ничего не считаю. Но тут астрономическое количество сомнений.

— Зачем кому-то все эти хлопоты?

— А зачем люди лезут в горы? Черт их разберет.

— Ну хотя бы первую главу ты же можешь прочитать?

— Грант, у меня нет времени!

— Даже на новый роман о Шерлоке Холмсе? Я тихонечко посижу здесь с твоим виски и подожду. — Он удобно расположился на диване и закинул ногу на ногу.

— Чтоб ты провалился. — Эллери долго пялился пустым взглядом на обложку блокнота. Потом вздохнул, разительно напомнив отца, и принялся за чтение.

Из «Дневника» Джона Ватсона, д-ра мед

Глава 1

ХИРУРГИЧЕСКИЙ НАБОР

— Вы совершенно правы, Ватсон. Очень может быть, что Потрошитель и женщина.

Стояло зябкое утро осени 1888 года. Я уже расстался со своей постоянной резиденцией на Бейкер-стрит, 221В. Женившись, я тем самым взял на себя ответственность за благополучие жены — весьма приятную ответственность — и вернулся к медицинской практике. Так что близкие отношения с моим другом Шерлоком Холмсом теперь приобрели характер случайных встреч.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.