Чрезмерная доверчивость персидского шаха

д'Экзиль Антуан Франсуа Прево

Серия: Короткие новеллы [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Один персидский шах – времен недавних – воспылал страстью к черкешенке по имени Алида, он сделал ее полновластной госпожою своей, связав себя клятвой никогда и ни в чем ей не отказывать. Та не замедлила воспользоваться сердечной слабостью возлюбленного, извлекая выгоды всевозможные; каждый день измышляла она новые потворства своей алчности, честолюбию и многочисленным капризам.

Как-то к влиятельной черкешенке явился ее знакомый торговец драгоценностями из Европы. Теперь же этот хитроумный человек вынашивал новые, далеко идущие планы, требующие протекции при дворе, и, задабривая черкешенку, преподнес ей в дар собачку невиданной красоты, наученную танцам и сотне невероятных оборотов. Это маленькое существо вызвало в душе Алиды привязанность не менее пылкую, нежели страсть шаха Софи к ней самой; она гладила свою любимицу, нежно приговаривая, и горько печалилась, что та не в силах ответным словом выразить ей взаимность. Один из евнухов пожалел Алиду, посоветовав обратиться к живущему в окрестностях Испахана философу по имени Хали, известному в народе своими талантами – у такого наставника заговорит по-персидски кто угодно, хоть собака, хоть человек. Хали тотчас приводят во дворец и, не удостоверившись в правдоподобности приписываемых философу заслуг, приказывают с завтрашнего дня приступить к урокам. Тщетно он противится, называя подобную затею нелепой и неосуществимой. На все его возражения отповедь одна: таков приказ шаха. На обучение отпущено тридцать дней, в случае успеха – щедрое вознаграждение, собачка не заговорит – смерть. Хали потрясен, усматривая в распоряжении властителя происки своих врагов, заманивающих его в опасную ловушку. Тревогами своими он делится со старшим сыном, двадцатилетним юношей, наделенным умом незаурядным и изысканностью манер, чье грациозное сложение под стать чувствительности его нрава. Понимая, что жизнь отца висит на волоске, Мирза – так зовут юношу – заливается слезами, но ненадолго – оправившись, он тотчас изыскивает способ преодолеть злосчастие.

Мирза спрашивает у отца позволения предстать назавтра перед главным евнухом, назвавшись его дочерью, совершенно обученной всем премудростям философии и готовой подвергнуть себя риску ради угождения прихотям государя. С изумлением глядя на сына, чьими устами, похоже, вещает сам пророк, Хали не заставляет себя долго уговаривать.

На следующий же день Мирзу, переодетого в девушку, представили евнуху, и тот провел его в покои Алиды. Юноша настолько ловко усвоил роль, что не прошло и месяца, как в серале стали поговаривать: дочка философа выучила собачку человеческому языку, и та теперь не просто говорит, а мудрствует, давая нужные ответы на любые вопросы. Шаху захотелось взглянуть на это чудо. Он отправился к возлюбленной, которая, не колеблясь, подтвердила истинность этих домыслов. И в его присутствии приказала собачонке явить свои необычайные таланты, а именно, со всем подобающим почтением ответствовать шаху.

Расположившись на софе, монарх взял собачку на колени и, погладив ее, спросил: «Скажи, малютка, кто я такой?» Воцарилось молчание, после чего Алида поинтересовалась, тронут ли шах ответом этого милого создания и верит ли своим ушам. Шах признался, что не уловил ни слова. Его заявление, казалось, необычайно удивило Алиду; глядя на шаха в упор, она не моргнув глазом, переспросила, неужели до слуха его величества не донеслись хвалы собачки: «Вы – потомок Солнца, наместник пророков и владыка владык. Вы – гроза своих недругов, кумир своих подданных и предмет страстной любви моей прекрасной хозяйки».

Персидский шах в замешательстве поднялся, он явно смущен; хотя по-прежнему настаивал на своем – он не разобрал речей собачки, и тогда Алида воздела руки к небесам и воззвала к Магомету: «О посланник Всевышнего, спаси и защити шаха, приумножь его славу, продли его дни, сохрани его рассудок и раскрой ему уши! И пусть никогда не ощутит он на себе примет старческой немощи». После чего, приказав собачке говорить погромче, упросила шаха дозволить еще одну попытку – на сей раз увенчавшуюся успехом; тот поторопился заявить, что теперь отчетливо расслышал именно те слова, которые недавно, вслед за маленьким созданием, повторила Алида.

История эта вызвала веселое оживление в серале. Несколько дней все только и судачили о «говорящей собачке». Ее ответ шаху, начертанный золотыми буквами, по сю пору запечатлен в архивах империи. Мнимую дочь Хали отпустили, жаловав щедрым вознаграждением, а отца ее удостоили высших государственных чинов.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.