Упавший На Луну

Пронин Игорь Евгеньевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Командир полка был благородно сед, имел густые бакенбарды, также седые, и, как и положено гусарскому полковнику, отличался крупными размерами. Его высокие сапоги, несмотря на весьма быструю ходьбу, поскрипывали как-то солидно и неторопливо. Невысокий корнет почти бежал за ним, иногда оступаясь в полутьме коридора на неровном кирпичном полу. Тогда шпоры корнета громко тренькали, отмечая каждую незамеченную ямку, а заодно и неуверенность их хозяина. Полковник это чувствовал, и, кажется, ему это нравилось.

-- Вы, господин корнет, не смущайтесь так. Вы теперь гусар нашего полка и должны всегда выглядеть по-гусарски, то есть...
-- полковник ловко перепрыгнул через лужу -- лихо... смело... и так далее. Что же вы, однако, так поздно?

-- В штабе дивизии продержали..
-- пытаясь дышать ровно быстро пробормотал корнет.
-- Они там говорят, сюда всегда успеешь...

-- Так надо было их послать, корнет, послать... Крысы... Мы ведь тут почти в тылу врага, понимаете ли...

У одной из многочисленных дверей полковник неожиданно остановился и ласково положил руку на спину корнету.

-- Здесь!
-- торжественно произнес он и рывком отворил дверь.

В казарме были очень высокие потолки и оттого, несмотря на многочисленные переносные светильники, расставленные как попало, создавалось впечатление полутьмы. Почти все помещение было уставлено железными кроватями, железными тумбочками, железными шкафами и железными же табуретами. На кроватях, табуретах и просто на полу располагалось с полсотни полураздетых людей. Они спали, просто лежали, курили, играли в карты, что-то зашивали, беседовали... Никакого впечатления открывшаяся дверь на них не произвела.

На вошедших обратил внимание лишь один обитатель - рослый человек, брившийся неподалеку от двери с помощью большого острого ножа, глядясь при этом в висящий на голой стене осколок зеркала.

-- Здравия желаю, -- спокойно произнес он, отвернув от зеркала полунамыленное лицо и посмотрев на полковника.

-- Вот вам пополнение!
-- громко сказал полковник и с силой втолкнул корнета в казарму.
-- Не обижайте тут его.

Дверь позади корнета тут же хлопнула, и он понял, что полковник ушел.

Тут же все посмотрели на "пополнение", а высокий с ножом подошел к нему в упор и произнес, обтирая лезвие о рукав грязной рубахи:

-- И ты, душара такая, здесь с нами жить хочешь?

Корнет немного замялся, но постарался ответить бодро:

-- Так точно!

Однако уверенности в его голосе не было, так как за спиной высокого прочие обитатели казармы стали также подтягиваться к корнету, образуя широкий полукруг.

-- А знаешь ли ты, щенок, как ты тут жить-то будешь?
-- продолжил высокий, оглянувшись на товарищей. Послышались смешки и реплики, которых корнет от волнения не разобрал.
-- Ты тут и швейкой и прачкой будешь, и уборщицей и шлюшкой... С чего сам-то хочешь учебу начать?

-- Господа... Господа!
-- выкрикнул корнет.
-- Вы не можете! Я такой же гусар, как и ...

-- Хрясь!
-- внятно произнес кто-то, когда метко пущенная картофелина сбила с головы корнета кивер. Корнет тут же кинулся его подбирать, но от полученного пинка растянулся на полу, в нескольких шагах от двери. Полукруг новых товарищей стал превращаться в круг.

-- В очередь!
-- пропел кто-то фальцетом, но раздавшийся было смех тут же перекрыл рев полковника из громкоговорителя на стене:

-- По машинам! Боевая тревога! По машинам, гаденыши!

Корнет сидел на полу и смотрел, как рассыпается круг зрителей. Гусары все разом, толкая друг друга, откатились в глубь казармы и несколько секунд лихорадочно одевались, распихивая по карманам вещи. Потом, сперва по одному, самые быстрые, затем все остальные, снова гурьбой, бросились к выходу, в руках у многих откуда-то уже было оружие. Корнет, все еще не вставая, отполз в сторону, но высокий гусар, пробегая и вытирая рукавом мыльную пену с лица, крикнул ему:

-- В третий экипаж, бегом!

Корнет побежал за ним и увидел, что коридор теперь ярко освещен, а совсем рядом с дверью в казарму начинается огромный ангар, прежде совершенно темный и неразличимый. В ангаре он сразу увидел свою боевую машину с цифрой "3", криво намалеванной красной краской на корпусе, и исчезающих в ее люках гусар. Корнет глубоко вздохнул и побежал к ней, как был, в парадной форме, с кивером в руке. Потом опомнился, покрутился, чтобы оставить где-нибудь кивер и, не найдя другого места, положил его прямо на неровный кирпичный пол. И лишь через секунду, последним из экипажа протискиваясь в люк, он вспомнил о матушкиных деньгах, зашитых в кивере. Он остановился было, но чья-то рука тут же с силой дернула его вниз:

-- На место связиста, душара, живо!

Корнет, сразу позабыв про кивер, плюхнулся на жесткое сиденье и стал искать в темноте наушники. Неожиданно кто-то впереди громко и тоскливо затянул:

-- Я на тебе никогда не женюсь... Я лучше...

-- Корнет!
- прокричали сбоку сквозь шум заводящегося двигателя. Там у тебя сзади, в ящике для гильз, початая поллитра есть, дай ее водиле скорей, а то будет мычать всю дорогу!

Корнет со второй попытки нашел среди гильз бутылку и протянул ее вперед, где ее сразу вырвала чья-то грязная, пахнущая соляркой клешня.

Потом корнет наконец нацепил наушники и тут же услышал: "В Пермь! Третий, в Пермь!"

Когда их тарелка огибала Луну, чтобы взять курс на Северное Полушарие, корнет увидел в задний иллюминатор какую-то синюю звезду. "Красивая какая, сволочь!" - подумал он, и, по-кадетски смачно сплюнув на пол, закурил.

Major

03.12.1999 15:01:17

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.