Мир без страха

Рощин Алексей

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мир без страха (Рощин Алексей)

Справка: Венкория — государство в Северной Америке. Население — около 20 миллионов чел. Преимущественно белое. Государственной религии нет, традиционно население исповедует католичество и баптизм.

Орли, Франция

"Репортаж Вашего корреспондента начну, пожалуй, прямо из аэропорта. Вы спросите — почему репортер парижского еженедельника летит в Америку через Москву? Дело в том, что большинство авиакомпаний мира после всем известных деклараций Правительства и Народа Венкории отменили рейсы в эту страну. С тех пор добраться туда из Европы почти невозможно. Поначалу я собирался перелететь в США, чтобы сделать там пересадку на столицу Венкории — Таласу. Однако знающие люди мне объяснили, что этак я себе задачу не облегчу — ибо и из США в Венкорию почти нет рейсов, да и те, что есть, того и гляди отменят!

Я поговорил с представителями «Бритиш Эйрвейз», пообщался с «Дельтой» — везде мне один ответ: «Венкория? Таласа? Фи! Мы не летаем туда, где нам не дают возможность в полной мере обеспечивать безопасность наших дорогих авиапассажиров!» Я понимаю — безопасность превыше всего!

Милая девушка у стойки «Бритиш Эйрвейз» даже оставила свою фирменную холодную вежливость и спросила: «А зачем Вам нужно в Таласу? Неужели Вы — самоубийца?» Я ответил, что я корреспондент, и помахал девушке рукой.

Впрочем, как Вы прекрасно понимаете, это было лишь мое ни на чем не основанное предположение, будто мой собеседник — девушка. Девушкой была нарисованная картинка на мониторе, с которой я, собственно, и общался. Вот уже 3 месяца, как компания «БритЭйр» под давлением Евросоюза одной из последних приняла решение полностью скрыть от пассажиров лица и любые личные данные любых сотрудников авиакомпании. Теперь с нами общаются телемониторы, у всех одинаковые металлические голоса (говорят, операторы вводят текст ответов с клавиатуры, но точно этого никто не знает).

Немудрено — ведь иначе террористы могут войти в контакт с сотрудником авиакомпании, а через него каким-то образом добраться и до святая святых — самолета!

Так что — кто знает; возможно, со мной разговаривал не в меру любопытный почтенный старец. Или, наоборот, юноша…

Я лечу в Венкорию, дорогие мои читатели, ради Вас! Не скажу, что я так уж рад этому поручению. Откровенно говоря, мы у себя в редакции тянули жребий — кто полетит… Выпало мне. Вот такой я «везунчик». Точнее сказать, сначала выпало нашему старшему лит. обозревателю месье Фернелю — но он тут же подал заявление об уходе. И вот уже во второй раз короткая спичка оказалась у меня.

Мне увольняться совсем не с руки. Я решил — рискну! Жена, правда, меня не поняла: назвала безответственным размазней и заявила, что не станет жить с человеком, которому не дорога собственная жизнь. Мол — если жизнь не дорога, то, значит, семья и подавно не дорога.

Так что билеты я искал уже, можно сказать, в ранге разведенного «члена общества». Надеюсь, редакция хотя бы оценит мою потерю дополнительной премией…

Шучу.

Итак, в Венкорию я лечу из Парижа через Москву. В «Орли» я прибыл, как обычно, за 8 часов до отлета. Чуть не опоздал, откровенно говоря. На дорогах к привычным блокпостам каждые 10 км добавили еще и передвижные. Хорошо, я догадался выехать, имея в запасе час!

В Орли всё, как обычно. Люди в непрозрачных шлемах, разговаривающие специально измененными голосами, разделили нас на три потока — женский, мужской и детский. Некоторые пары так трогательно прощались, как будто расстаются навеки. Дети плакали — ну, как же без этого…

Меня после того, как перетряхнули все вещи, допрашивали в спецкомнате часа три — уговаривая принять снотворный укол. Я отказывался, как мог — знал, что у меня после такого «сна» весь день жутко болит голова.

Устав уговаривать, мне объявили, что, поскольку я включен в группу «особо подозрительных», авиакомпания просто откажет мне в рейсе. Я вскинулся — с чего вдруг я «особо подозрительный»? Оказывается, им такие данные предоставило Министерство Безопасности. Якобы из телефонной прослушки они установили, что от меня только что ушла жена, и потому на меня автоматически повесили ярлык «потенциальный самоубийца»! Идиоты, крючкотворы проклятые, формалисты!

И главное, я точно помнил, что ни с кем по телефону свой развод не обсуждал. Остается одно — жена сама донесла, сразу после ссоры! Много она о себе понимает…

Короче, я понял, что без укола не видать мне Москвы и, следовательно, Таласы как своих ушей.

В специальной комнате мне (как и всем пассажирам) пришлось раздеться догола, после чего меня сначала обнюхала устрашающего вида собака, а затем брезгливо улыбающийся доктор сделал мне рентген, а также осмотрел все отверстия в моем теле. После этого мне выдали странного вида балахон с эмблемой «ЭйрФранс», и под конвоем двух дюжих охранников, похожих в своих шлемах на роботов, провезли на борт, в отведенный мне отсек.

— Хоть бы белье оставили, уроды! — пробормотал я вполголоса, стоя босиком на полу спецперевозчика. Хорошо, хоть ногти на ногах вчера постриг: длинные и острые ногти уже год как признаны оружием, и с ними на рейс лучше даже не соваться — ссадят без разговоров. Погрузка пассажиров осуществлялась по одному, чтобы избежать возможности массового захвата самолета — во многом из-за этого посадка и занимает столько времени.

В отсеке меня приковали наручниками к ручкам кресла, и тут же один из охранников ловко всадил иглу мне в руку. Беспамятство наступило быстро, так что ни полета, ни даже взлета я не запомнил.

Москва, Шереметьево

В Москве мужской и женский накопители оказались разделены одной тонкой перегородкой, вся одежда была свалена в кучу. И я заметил, что многие пассажиры не спешили одеваться, а стоят, припав глазом к дыркам в стене. У меня жутко раскалывалась башка, но я вспомнил свой репортерский долг и подошел к одному из «подглядывающих».

— Что интересного, старина? — спросил я.

— Ах, какая девочка! Слюнки текут! — мой почти облысевший собеседник с блуждающей улыбкой оторвался от дырки.

— На, хотите посмотреть? — щедро предложил он.

— А что там?

— Женское! Как раз переодеваются! Я специально в Москву летаю в командировку — все ради такого зрелища. Вы только посмотрите, какие ножки! А попка!

Я отошел от восторженного шалуна и принялся тупо рыться в свертках с одеждой, на каждом из которых стоял штамп СБ «ЭйрФранс». Во рту было сухо, голова трещала после чертова укола, и впереди еще предстояла полная процедура опознания на русской границе совместно с Интерполом. Опять дактилоскопирование, сканирование сетчатки глаза, детектор лжи, рентген… Часа четыре, и все это время — никаких жидкостей! Да я повешусь. Какие уж тут голые бабы…

Москва — Таласа

Но хорошо всё, что хорошо кончается. Всего через каких-то полсуток «Боинг», взлетевший из Москвы, взял курс на Аталантику. Я веду свой репортаж из особого «Боинга», дорогие читатели! Говорят, такие теперь сохранились только на этом направлении: Москва — Таласа — Москва. В отличие от современных суперлайнеров, этот внутри НЕ разделен на отсеки по числу пассажиров, запираемых на весь срок полета, с дыркой в полу для отправления «естественных надобностей».

Нет! Вы удивитесь, но здесь — ряды кресел, довольно удобных. Если бы не наручники, приковывающие к креслу, то — не поверите! — можно было бы встать и даже пройти по салону. Причем, как мне рассказал сосед, перед вхождением в воздушное пространство Венкории так и будет: стюардесса пройдет по рядам и сама отомкнет наручники у всех пассажиров. Более того — она даже снимет свой непрозрачный шлем!

Поистине, чудеса! Все эти странности объясняются, по словам того же соседа, ультимативными требованиями Правительства Венкории. Они, в соответствии со своей пресловутой «Доктриной Бесстрашия», заявили, что не потерпят, если туристы и их собственные граждане будут прилетать и покидать их страну, «как скот». Да-да, «как скот» — это прямая цитата из Заявления МИД Венкории.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.