Несостоявшееся знакомство

Манро Гектор Хью

Серия: Животные и не только они [14]
Жанр: Классическая проза  Проза    2005 год   Автор: Манро Гектор Хью   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Несостоявшееся знакомство (Манро Гектор)

Мэрион Эгглби беседовала с Кловисом на единственную тему, которую она всегда охотно обсуждала, – о своих отпрысках, их разнообразных недостатках и достоинствах. Кловис не был в настроении слушать. Молодое поколение Эгглби, изображаемое невероятно яркими красками в стиле родительского импрессионизма, не возбуждало в нем энтузиазма. Зато у миссис Эгглби энтузиазма хватало на двоих.

– Эрик вам понравится, – говорила она скорее с целью вызвать его на разговор, чем в надежде на то, что сказанное ею случится.

Кловис уже успел прозрачно намекнуть, что едва ли воспылает симпатией по отношению к Эми или Уилли.

– Да-да, я уверена, что Эрик вам понравится. Он всем нравится, кто с ним знакомится. Знаете, он мне напоминает эту известную картину, изображающую юного Давида, – не помню, кто ее написал, но она очень хорошо известна.

– Уже одного этого достаточно, чтобы восстановить меня против него, случись нам много видеться, – сказал Кловис. – Только вообразите себе, как, к примеру, за партией в бридж «аукцион», когда сосредоточенно пытаешься вспомнить, какую карту первоначально объявил твой партнер и какую масть сбросил соперник, мешает то, что кто-то настойчиво напоминает портрет юного Давида. Да это кого угодно с ума сведет. Повстречайся мне Эрик в подобной ситуации, я бы его возненавидел.

– Эрик не играет в бридж, – с достоинством произнесла миссис Эгглби.

– Не играет? – спросил Кловис. – Это отчего же?

– Воспитание не позволяет моим детям играть в карты, – сказала миссис Эгглби. – Вот игру в шашки я поощряю. Эрика считают замечательным игроком в шашки.

– Поощряя игру в шашки, вы подвергаете свое семейство большому риску, – заметил Кловис – Один мой знакомый, тюремный священник, рассказывал, что среди самых страшных преступников, с которыми ему приходилось встречаться, то есть людей, приговоренных к смертной казни или к продолжительным срокам тюремного заключения, не было ни одного игрока в бридж. Напротив, среди них он знает по меньшей мере двух квалифицированных шашистов.

– Не понимаю, что общего у моих мальчиков с преступниками! – с негодованием произнесла миссис Эгглби. – Они воспитаны самым тщательным образом, уверяю вас.

– Значит, вы беспокоились насчет того, что же все-таки из них получится, – сказал Кловис. – Вот моя мать никогда не тревожилась насчет моего воспитания. Она лишь следила за тем, чтобы меня поколачивали через подобающие промежутки времени и учили тому, какая разница между добром и злом. Разница какая-то есть, но я, видите ли, позабыл, в чем она состоит.

– Забыть, в чем разница между добром и злом! – воскликнула миссис Эгглби.

– Понимаете, я одновременно изучал естественную историю и множество других предметов, а ведь все не упомнишь, не правда ли? Когда-то я знал, какая разница между сардинской соней и соней обыкновенной, и что дубонос появляется на наших берегах раньше кукушки, или наоборот, и во сколько лет морж становится взрослым. Полагаю, и вы когда-то знали всякое такое, но готов биться об заклад, вы все это позабыли.

– А это и не нужно помнить, – возразила миссис Эгглби. – Однако…

– Тот факт, что мы оба все это позабыли, доказывает, что это важные вещи, – прервал ее Кловис. – Вы, должно быть, замечали, что забываешь всегда нечто важное, тогда как малозначительные, ненужные подробности надолго остаются в памяти. Взять, к примеру, мою родственницу Эдит Клабберли. Ни за что не смогу забыть, что ее день рождения приходится на двенадцатое октября. Мне совершенно все равно, какого числа у нее день рождения и родилась ли она вообще. И тот и другой факт кажутся мне абсолютно ничего не значащими или, скажем, ненужными – у меня куча других родственников. С другой стороны, когда я нахожусь в гостях у Хильдегард Шрабли, то никак не могу вспомнить одно важное обстоятельство – заслужил ли ее первый муж свою незавидную репутацию на ипподроме или на бирже, и вследствие этой неуверенности спорт и денежные отношения с самого начала исключаются из разговора. О путешествиях тоже нельзя говорить, потому что ее второй муж вынужден был навсегда поселиться за границей.

– Мы с миссис Шрабли вращаемся в совершенно разных кругах, – сухо заметила миссис Эгглби.

– Ни один человек из числа тех, кто знаком с Хильдегард, не может поставить ей в вину то, что она вращается в каком-либо кругу, – сказал Кловис. – Жизнь представляется ей безостановочным движением с неисчерпаемым запасом горючего. Если ей удается кого-то заставить заплатить за горючее, то тем лучше. Не могу не признаться, что она научила меня многому такому, в чем с ней не сравнится ни одна другая женщина.

– Чему, например? – спросила миссис Эгглби, напустив на себя вид, который сообща принимают присяжные заседатели, вынося коллективный приговор.

– Ну, среди прочего она обучила меня по меньшей мере четырем способам приготовления омара, – с благодарностью вспомнил Кловис. – Все это, конечно, не впечатляет. Люди, воздерживающиеся от радости общения с карточным столом, ни за что не способны оценить более изысканные удовольствия, которые предлагает стол обеденный. Полагаю, что способности обоих столов дарить удовольствия атрофируются потому, что ими не так часто пользуются.

– Одна из моих тетушек серьезно заболела, съев омара, – сказала миссис Эгглби.

– Доведись нам получше знать историю ее жизни, мы бы обнаружили, что она часто болела еще до того, как съела омара. Не станете же вы скрывать, что у нее были корь, грипп, головные боли от расстройства нервов, истерия и прочие вещи, которые бывают у тетушек, и всем этим она переболела задолго до того, как съела омара? Тетушки, которые хотя бы один день чем-то не болели, встречаются крайне редко. Лично я ни одной не знаю. Конечно же, если бы она съела его, когда ей было две недели от роду, это могло бы быть ее первой болезнью и последней. Но если бы такое случилось, думаю, вы бы так и сказали.

– Мне пора, – сказала миссис Эгглби тоном, в котором не прозвучало и намека на сожаление.

Кловис неохотно поднялся и изысканно поклонился.

– Я с таким удовольствием побеседовал с вами об Эрике, – произнес он. – С нетерпением жду, когда я с ним смогу познакомиться.

– Прощайте, – ледяным тоном сказала миссис Эгглби.

И добавила про себя:

«Уж я позабочусь о том, чтобы этого не случилось!»

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.