Катя и Крокодил

Ягдфельд Григорий Борисович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Н. Гернет и Г. Ягдфельд

Катя и Крокодил

Киноповесть

1

Катя Пастушкова шла по бульвару. Почти не глядя, она хлопала по мячу. Мячик прыгал между Катиной рукой и землей будто на невидимой резинке. Но главное - мяч каждый раз падал только на солнечные пятна и ни разу на тень. А это было очень трудно, потому что ветер шевелил листья и пятна на дорожке двигались. Это считалось высоким классом "школы мячиков". - Триста пять, триста шесть, триста семь...
- шептала Катя при каждом ударе. И по этому можно было судить, как много она прошла, как хорошо умела считать и как прекрасно играла в "школу мячиков". Никто из девочек не мог победить Катю - ни во дворе, ни на их улице. И, победив всех, Катя вышла на другую улицу, где ее еще не знали. У дерева Катя остановилась. - Через спинку!
- строго сказала она себе, но так, чтобы слышали няньки на скамейках. И семь раз поймала мяч через спинку от дерева, и не просто так, а с поворотами. Конечно, на нее с восхищением смотрели все: и дворник, который поливал дорожки, и старушка на скамейке, и дети, которые возились в песке. Она пошла дальше, отбивая мяч то правой, то левой рукой. На Кате было новое синее платье, занятия в школе кончились, в кармане лежали две тянучки, она шла по бульвару, самая ловкая и самая нарядная. И вдруг какой-то мальчишка (что она ему сделала?) подскочил и поддал ногой Катин мячик. Мяч взвился, перелетел через улицу, ворвался в стаю воробьев и, ударившись о стенку дома, откатился к каменной тумбе. - Вот как дам!
- крикнула Катя и бросилась к мальчишке. Но он спрятался за свою бабушку и оттуда показал Кате кулак. - Трус!
- сказала Катя.
- Трус, трус, трус!
- И отправилась за мячиком. Она нагнулась за мячом, и... - Ах!..
- сказала Катя и прижала руки к груди. Прямо на нее глядел белоснежный кролик. Его красные глазки уставились на Катю, а рот беспрестанно шевелился, будто кролик шептал ей что-то. А позади этого кролика сидел второй, разостлав по спине длинные уши. Клетка с кроликами стояла на нижней ступеньке парадной. На второй ступеньке была еще одна клетка. В ней прыгала черная птица с белыми пестринками, с любопытством косясь на Катю. А на самой верхней ступеньке сидел хмурый мальчик и неподвижно глядел вперед. У него на коленях лежала лиловая коробка из-под ботинок. В крышке, под надписью "Скороход", было прорезано отверстие. Что-то живое тихо скреблось в коробке. А в ногах у этого странного мальчика стоял длинный ящик, и на нем красной краской было написано "Крокет". Катя с опаской поглядела на сердитого мальчика. Конечно, лучше всего было бы взять мяч и идти своей дорогой. Но кролики были так прекрасны!.. И кто еще прячется в коробке "Скороход" и в ящике "Крокет"? Неизвестно. И почему все эти звери стоят прямо на улице? Интересно до невозможности! Уйти Катя не могла. Она немножко постояла, глядя на мальчика. Тот не шевелился и все так же горестно смотрел перед собой. Катя на цыпочках подошла к клетке и тихонько тронула пальцем розовый кроличий носик. - Не тронь!
- хрипло сказал мальчик, не поворачивая головы. - Только погладить...
- умоляюще сказала Катя. - Отстань!
- сказал мальчик. Катя хотела обидеться, но не успела: из отверстия коробки "Скороход" высунулась плоская змеиная головка. Повернулась туда-сюда и скрылась. - Ах!
- сказала Катя.
- Ах, какая змейка! - Сама змея!
- хмыкнул мальчик. И хотя слова были грубые, но голос у мальчика был уже не сердитый. Видимо, Катино восхищение ему понравилось Он даже приоткрыл коробку, и Катя увидела... черепаху. Черепаха вытянула змеиную головку и беспомощно царапала лапами картонные Стенки, пытаясь выбраться из тесной коробки. Маленький острый хвостик смешно торчал из-под панциря. - Ой!
- воскликнула Катя и потянулась к черепахе. Но споткнулась об ящик, взмахнула руками и села на него. Мальчик схватил Катю за руку, сдернул с ящика и крикнул: - Куда падаешь? Жизнь надоела? Уходи откуда пришла! Но уж теперь Катя и совсем не могла уйти. Оказывается, в ящике от крокета сидело еще что-то, и очень страшное! Она впилась глазами в ящик, закрытый выдвижной крышкой. Сквозь узенькую щелочку, оставленную для воздуха, рассмотреть что-нибудь было невозможно. Спросить у мальчика - кто там? Нет. Во-первых, он не ответит, а во-вторых, Катя на него обиделась. Она терпеть не могла, чтобы на нее кричали. Она подумала, потом отступила на шаг и сказала сама себе, но так, чтобы мальчишка слышал: - Думает, кто-то ему поверил! Хм... Думает, не видно, что он просто задается, и всё. А у самого ничего страшного и нет. Просто еще какой-нибудь скороход вроде черепахи! Ха-ха! Катя старалась придумать самое обидное, чтобы раздразнить мальчишку. Но мальчишка только презрительно хмыкнул и дернул плечом. "Ага, - подумала Катя, - задело". Она набрала воздуху и начала еще обиднее: - Ой-ой-ой, как я испугалась!.. Ах, там, наверно, акула сидит! Или тигр! Или крокодил!

- Крокодил, - мрачно сказал мальчик. Катя захохотала так презрительно, как только могла: - Неужели? А может быть, лев? - Крокодил, - повторил мальчик. - Прямо противно, как врет!
- рассердилась Катя. - Вру?.. Смотри!
- сказал мальчик и отодвинул крышку ящика. В ящике лежал живой крокодил.

2

Лет пять назад, когда Митя еще только поступал в школу, его отец, капитан дальнего плавания, привез из Африки странное яйцо. Никто, даже сам папа, не знал, чье это яйцо и живое ли оно. Но, на всякий случай, папа с Митей положили яйцо в коробку с ватой и поставили возле парового отопления. Долго оно там лежало, и нянька не раз собиралась его выбросить. Но однажды Митя, войдя в комнату, увидел в коробке пустую скорлупу, а в темном уголке под батареей - странное маленькое существо, похожее сразу и на ящерицу, и на сказочного дракона Это был крокодиленок. Митя стал самым знаменитым первоклассником в школе. Не только его товарищи, но даже взрослые люди из седьмых и восьмых классов прибегали взглянуть на домашнего крокодила. В "Пионерской правде" была статья "Гость из Африки" и фотография: Митя с крокодиленком. Мама долго носила в сумочке эту газету и показывала ее всем. Один мальчик предложил Мите за крокодила фотоаппарат "Пионер" и собрание сочинений Михалкова Но Митя отказался. Маме также очень нравился крокодиленок, и особенно то, что все ему удивлялись. Показывая крокодила знакомым, она говорила: - Пусть живет. Все-таки своя амфибия в доме. Не нравился крокодил только няньке Аннушке. Она почему-то боялась его даже больше, чем мышей, и говорила, что он похож на нечистую силу. А когда Митя спрашивал ее, как же выглядит нечистая сила, нянька отвечала: - А вот так и выглядит, как эта гадина... Постепенно к крокодилу привыкли, и любопытные перестали приходить. Крокодил жил в доме как обыкновенное домашнее животное, ползал где хотел, плавал сперва в корыте, а потом в ванне. Крокодил рос и с каждым днем нравился маме все меньше и меньше. А у Мити было все больше и больше неприятностей: почему-то именно Митя был виноват в том, что крокодил откусил половину маминого нового чулка "капрон", и в том, что с контролершей электротока сделалась истерика, когда из темного коридора выползло к ней чудовище почти в метр длиной. А в прошлом году крокодил укусил за пятку няню Аннушку, когда она подметала пол. Вообще, было много такого, о чем долго и неприятно рассказывать. Но настоящие несчастья начались с этой осени. Папа подарил Мите по случаю перехода в пятый класс "Жизнь животных" Брема. Митя, понятно, прочитал все, что там сообщалось о крокодилах, и имел неосторожность сказать маме, что их крокодил относится к виду нильских крокодилов, а скорей всего - это исполинский мадагаскарский и водится к югу от Лимпопо. Лимпопо на маму не подействовало. Но, услыхав "исполинский", она переменилась в лице. В тот же вечер, как только Митя заснул, она схватила Брема и стала читать отдел "Панцирные ящеры" И сразу же наткнулась на то, что ее интересовало. - "Нередки случаи, что люди с плоскодонных челноков были схватываемы крокодилами..." Так я и думала!
- прошептала мама и продолжала читать: "...людей он поедает спокойно, вечером или ночью, для чего уносит их на берег в уединенное место .." Какой ужас!
- сказала мама.
- Заснуть в постели, а проснуться в уединенном месте, в какой-то пасти! Когда же она дошла до нильского крокодила и узнала, что "встречаются экземпляры, достигающие десяти метров", она захлопнула книжку. С нее было довольно. Тут же ночью она схватила сантиметр и нервно измерила длину комнаты. Ей пришлось выйти в коридор и уткнуться в его противоположную стенку, и то оказалось всего шесть метров семьдесят сантиметров. - Значит, кончится тем, что он сломает стенку и всунет хвост в чужую квартиру! Согрели змею на своей груди...
- горько сказала мама. Всю ночь она не спала, а на утро потребовала, чтобы крокодила не было. И хотя Митя с Бремом в руках доказывал, что сам ученый считает эту цифру десять метров - преувеличенной, мама утверждала, что, если бы это была неправда, Брем об этом не писал бы. Когда же Митя прочел вслух, что крокодил достигает таких размеров только через сто лет, мама заявила, что это дореволюционное издание и что Брем устарел. С тех пор мама то и дело подходила к крокодилу и измеряла его сантиметром. Это продолжалось до тех пор, пока крокодил чуть не откусил ей палец. Тогда она стала прикидывать длину на глаз, и это было еще хуже, потому что каждый раз оказывалось, что крокодил вырос еще чуть не на полметра. Совсем плохо стало весной. Когда кончились занятия, школу начали ремонтировать и нужно было куда-то пристроить на лето живой уголок. Школьники, которые оставались в городе, разобрали животных по домам. Митя тоже взял двух кроликов, скворца, который умел говорить "здравствуйте" и "шагом марш", и черепаху. Но из-за крокодила атмосфера в доме была уже накалена, и мама с нянькой встретили новых животных без энтузиазма. Нянька немедленно причислила говорящего скворца к нечистой силе, а мама сказала, что она не какое-нибудь травоядное и не обязана жить в зверинце. Она схватила шляпу и сумочку, чтобы идти к директору школы. Мите удалось добиться мира на очень тяжелых условиях: он поклялся сдать осенью в школу вместе с остальными животными и крокодила - это во-первых; а во-вторых, обязался следить, чтобы крокодил не испортил больше ни одной вещи. Взамен мама согласилась терпеть в доме животных до 31 августа. А сегодня утром случилось вот что: мама, Аннушка и Митя пили чай. Аннушка взяла молочник и наклонила над своей чашкой. И вдруг чашка поехала в сторону, а струйка молока полилась на скатерть. - Это еще что?
- грозно спросила нянька Митю.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.