Начальник Тишины

Автор неизвестен

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Начальник Тишины (Автор неизвестен)

НАЧАЛЬНИК ТИШИНЫ

Инок Всеволод

"Напрасно ставят капканы на пути тех, у кого есть крылья...".

Рукопись "Начальник тишины".

"Звезды, сиявшие в Вифлеемскую ночь, и ныне над нами".

Святитель Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский.

Глава первая.

Влас

Заключенный Филимонов Влас уже третью неделю находился в тюрьме закрытого типа, в камере смертников. Сюда его привезли после окончания следствия и вынесения смертного приговора. Нельзя сказать, чтобы Влас очень уж мучился душой. Он тупо и обреченно смотрел на приближающуюся смерть, как затравленный бык смотрит на тореадора. Больше всего теперь Влас мучился от казни временем. Всякий раз, когда надзиратель подходил к двери его камеры, Влас внутренне напрягался, ожидая команды: "На выход без вещей", - и всякий раз, не услышав этой команды, нервно улыбался...

Родился Влас в Москве в конце шестидесятых и был из тех, кто с детства мечтает о счастье всего человечества. Мама вместо колыбельной песни читала ему нараспев горьковскую сказку о соколе из "Старухи Изергиль", а дедушка на памятных фотографиях делал надписи вроде "Желаю тебе стать настоящим советским человеком".

Однако в юношеском возрасте Влас разуверился в советских идеалах, хотя еще продолжал верить в возможность некоего индивидуального честного пути. Но и эта вера была уничтожена при столкновении с действительностью, особенно когда Влас поступил в Высшее Военно-политическое училище. Там он увидел действие только одного закона - закона силы.

Тем временем перестройка, начавшаяся в стране, свергала один за другим все идеологические кумиры, взамен не предлагая ничего определенного. Это "определенное" Влас нашел для себя сам, прочитав вновь переизданные труды Фридриха Ницше. Учение о сверхчеловеке пришлось ему по душе. Убежденным ницшеанцем вернулся Влас к гражданской жизни, уйдя из училища по собственному желанию.

Но жизнь не спешила встать на колени перед новоявленным сверхчеловеком, хотя Влас и был настроен решительно. Он так и заявил однажды другу: "К своей цели я пойду по трупам". Правда, он затруднился бы ответить на вопрос, о какой именно цели идет речь.

Возможность идти по трупам Власу вскоре представилась. Но он оказался плохим сверхчеловеком: срезался на первом же серьезном деле. И вот на это он больше всего злился, сидя в камере смертников. Злился он и на заказчиков, и на жертву, но больше всего он злился на девчонку. "Ну почему, почему я тогда ее не прикончил? Ведь она же наверняка и сдала", - думал Влас.

День тянулся за днем. С утра до вечера Влас бесцельно слонялся по прямоугольной одиночной камере, время от времени присаживаясь на единственный табурет. В 10 часов вечера надзиратель выдавал так называемый "вертолет", то есть переносную деревянную койку без ножек. Влас устанавливал "вертолет" на бетонный пол, кутался в телогрейку, ложился и подолгу не мог заснуть. В шесть утра "вертолет" отбирали, и начинался новый бессмысленный день его жизни.

Однажды вечером, уже после отбоя, когда Влас вертелся на своем жестком ложе, тщетно пытаясь устроиться поудобнее, дверь камеры отворили.

"Что еще за ночные гости?", - подумал Влас. Надзиратель ввел в камеру какого-то человека. Влас безуспешно пытался рассмотреть вошедшего, но не мог по причине слабого освещения, а также потому, что нежданного гостя закрывал собой надзиратель. Тем временем последний объявил:

- Заключенный Филимонов, к тебе подселенец до утра. Его только что привезли, а у нас свободных одиночек больше нет, вот и приказано к тебе.

К сказанному надзиратель обиженно добавил:

- Только "вертолетов" лишних у меня нет.

В голове Власа пронеслось: "Так. Если привели авторитета, то мне светит остаться без "вертолета" и всю ночь, сидя, кимарить".

Надзиратель вышел, оставив Власа один на один с новым соседом. Нет, это был не авторитет, скорее доходяга, и Влас перевел дух: "Буду спать нормально. А этот пусть устраивается, как знает".

Тут новый сосед озадачил Власа.

- Мир дому сему, - сказал он негромко и мягко улыбнулся.

- Слушай, братан, - резко ответил Влас, - спать тебе негде. Вот садись, если хочешь, - он указал жестом на табурет.

Ночной гость тихо и даже как-то изящно прошел мимо Власа и мимо табурета в угол камеры и опустился на корточки, при этом как бы сам себе говоря:

- Птицы имеют гнезда, и звери имеют норы, а Сын человеческий не имеет, где преклонить главу.

"Ну и странный сосед мне попался, - думал Влас.
- Какими-то присказками говорит. Уж не свихнулся ли?.. А может, он актер бывший? То-то он мне кого-то напоминает. Слушай, а может это подсадная утка, стукач? Может из меня хотят дополнительные данные выжать?".

- Эй, как тебя там?
- обратился Влас к соседу.
- А это что за маскарад? Что они тебя в крашеную простыню завернули, что ли?

- В простыню?
- сосед улыбнулся.
- У меня одежда была такая, в которой здесь не положено, а робу ночью искать не стали, вот и выдали мне эту багряницу. Мне ведь до утра только.

"Какую багряницу? Что он мелет?
- недоумевал Влас.
- Нет, на стукача этот доходяга не похож. Не стали бы менты такой спектакль закатывать. Смотри-ка, да он - босой".

- А обувь-то, обувь они зачем с тебя сняли?

- Это не они. Это раньше. Меня и привезли сюда без обуви.

- А почему тебя не обрили?

- Не успели еще. Меня ведь недавно арестовали.

- Недавно арестовали и сразу в камеру смертников. Странно все это. Ну, да ладно, - смягчился Влас, - давай знакомиться.

Манерно раскланявшись, Влас представился:

- Убийца Влас, собственной персоной. Приговор - вышка. А как Вас величать, сударь?

Гость, подняв свои большие печальные глаза на Власа, молчал. Тут Влас впервые заметил, что исхудавшее лицо гостя все в ссадинах и кровоподтеках.

"Здорово они его били", - подумал Влас и с иронией в голосе обратился к гостю:

- Ты что оглох? Культурные люди при встрече знакомятся. Чего молчишь?

- Я, - медленно и спокойно проговорил гость, - судия.

- Это что, кликуха такая?

- Нет. Я - твой судия, - так же спокойно и рассудительно ответил гость.

"Ну, все ясно, - мысленно подвел итог Влас, - этот парень - точно сумасшедший. Теперь понятно, почему его менты не хотят здесь на постоянку прописывать. Наверно, утром в закрытую дурку отвезут. А сюда он, видно, случайно попал или с пересылкой. Ну, о спокойном сне можно и не помышлять. Может, он маньяк какой, кто его знает. Нет, уж лучше совсем не спать".

В какой-то момент Власу стало жалко сокамерника, ведь больной человек. Но он сразу же осек себя. Ницше учил презирать таких недочеловеков. И все-таки Влас, то ли из жалости, то ли из приличия, то ли потому, что все равно спать не хотелось, немного смущенно сказал гостю:

- Ну ладно, иди сюда, садись на мой "вертолет", а то ноги-то застудишь.

При этом Влас подвинулся на край "вертолета", освобождая место. Гость подошел и послушно сел, поджав ступни босых ног под себя.

На Власа напало игривое настроение.

- Ну, так что ж, ты меня судить будешь?

После некоторой паузы гость кротко ответил:

- Буду.

- Прекрасно. Начнем-с. Суд открывается, господа присяжные заседатели. Задавайте вопросы подсудимому.

Влас был уверен, что своим игривым тоном собьет гостя. Но тот поднял печальные глаза на Власа и попросил:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.