Ария в беззвездной ночи

Кавахара Рэки

Серия: Мастера меча онлайн [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Перевод с английского языка – Ushwood

Бета-редактирование – Lady Astrel

Любое коммерческое использование данного текста или его фрагментов запрещено

Глава 1

Всего один раз в жизни я видел настоящую падающую звезду.

Не на каникулах; я увидел ее из окна моего дома. Для жителей маленьких городков, где прозрачный воздух и действительно темные ночи, падающие звезды не являются чем-то из ряда вон выходящим. Но, к сожалению, город Кавагоэ в префектуре Сайтама, где я провел все 14 лет моей жизни, ни тем, ни другим из этих достоинств не обладал. В безоблачную ночь даже звезду второй величины едва-едва можно было увидеть невооруженным глазом.

Но однажды, глубокой зимней ночью, я совершено случайно выглянул в окно и увидел. В почти беззвездной ночи на небо был словно наброшен белый полог городских огней. И вдруг этот полог пронзила стремительная вспышка света. Я, заканчивавший тогда четвертый класс начальной школы, по-детски подумал тогда: «Надо загадать желание…» Пока что все было нормально, только вот желание, возникшее в голове следом, было: «Хочу, чтобы из следующего монстра вывалился редкий предмет». Подобного желания ни один разумный человек бы не загадал. Полагаю, оно своим существованием было обязано MMORPG, в которую я тогда играл и которая мне очень нравилась.

После той ночи я еще раз увидел ее три (или четыре?) года спустя – точно такого же цвета, летящую с такой же быстротой.

Однако на этот раз смотрел я на нее не невооруженным глазом и не под темно-серым ночным небом.

Я смотрел на нее через нейрошлем, первую в мире машину с VR-интерфейсом, и было это в глубине мрачного виртуального донжона.

***

Бой можно было описать как «леденящий душу».

Монстр-гуманоид 6 уровня «Руинный кобольд-воитель» размахивал грубым одноручным топором, и противостоящий ему игрок едва успевал уворачиваться. У меня мурашки бежали по спине, пока я наблюдал за поединком. Но когда игрок увернулся от трех ударов подряд, кобольд потерял равновесие, и игрок, вместо того чтобы воспользоваться этим шансом и сбежать, применил навык мечника.

Это был самый первый навык для рапиры, который разучивают игроки: одиночный колющий удар «Прямой выпад». Чтобы активировать этот навык, необходимо главной рукой держать оружие прямо перед собой, сосредоточиться на нем и выбросить рапиру прямо вперед. Это был простой, базовый навык; однако скорость его потрясала. Игрок явно не полагался лишь на скорость, обеспечиваемую помощью системы, но подхлестывал руку своим собственным усилием воли.

Во время бета-теста я множество раз собственными глазами видел, как игроки и монстры применяют этот навык, но сейчас я даже самой рапиры не мог углядеть – лишь световой спецэффект, который она за собой оставляла. Ослепительно-белая вспышка, разорвавшая полумрак донжона, напомнила мне ту падающую звезду.

Рапирист так и продолжал: уклонялся от трехударного комбо и контратаковал «Прямым выпадом». После трех таких чередований защиты и нападения игрок прикончил одного из сильнейших монстров этого донжона, вооруженного человекозверя, не получив, на первый взгляд, ни единой царапины. И все-таки победа, похоже, далась ему нелегко. Когда смертельный удар пронзил грудь монстра, тот отвалился назад и исчез, обратившись в вихрь полигонов. Рапирист пошатнулся, словно нематериальные полигоны толкнули его, и, прислонившись к стене коридора, медленно соскользнул на пол и сел. Дышал он тяжело.

Меня, стоящего в 15 метрах от него возле перекрестка, он, похоже, не замечал.

Уйти прочь, не сказав ни слова, и поискать собственную добычу – так я поступал в подобных ситуациях обычно. Месяц назад, в тот полный событий день, я решил, что буду жить для себя, буду игроком-одиночкой. С того самого дня я не подходил к кому-либо. Исключением было – когда я видел, что сражающемуся игроку грозит явная опасность; однако полоса хит-пойнтов рапириста была почти полна. Во всяком случае, в помощи всяких назойливых он явно не нуждался.

И все же…

После пятисекундного колебания я вышел из тени перекрестка и направился к по-прежнему сидящему на полу рапиристу. Худая фигура, даже немного тощая. Темно-красная кожаная туника, поверх нее легкий медный нагрудник; на ногах опрятные кожаные штаны и сапоги до колен. Накидка с капюшоном закрывала тело от головы почти до пояса, так что лица игрока я не видел. Все одеяние, кроме накидки, вполне подходило фехтовальщику, оно было весьма похоже на мое снаряжение мечника. Мой любимый «Закаленный меч», награда за трудный квест, очень тяжел. Поэтому, чтобы применять навыки в полную силу, я почти не ношу металлических доспехов – лишь маленький нагрудник под темно-серым кожаным плащом.

Рапирист услышал мои приближающиеся шаги; его плечи дернулись, но с места он не сдвинулся. То, что я не монстр, он должен был понять по зеленому курсору в его поле зрения. Зарывшись лицом в поднятые колени, он всем видом показывал: «иди куда шел и оставь меня в покое».

В двух метрах от рапириста я остановился и раскрыл рот.

– Это был оверкилл.

Худое плечо под плотной тканью накидки вновь шевельнулось. Капюшон дернулся и приподнялся сантиметров на пять, не больше, и из-под него на меня пристально уставились два глаза. Все, что я мог разглядеть, – что глаза были светло-карими; контуры лица оставались неразличимы.

Несколько секунд рапирист сверлил меня пристальным взглядом – точно так же, как монстра только что; затем голова дернулась чуть вправо – по-видимому, этот жест обозначал «не понимаю, о чем ты».

«Вот оно что», – подумал я.

Действия рапириста выглядели как обычная игра соло, но кое-что очень сильно не соответствовало образу игрока-одиночки.

Его «Прямой выпад» был столь совершенен, что я аж поежился. Начальное и конечное движения были очень коротки, да плюс скорость, из-за которой я даже оружия не мог разглядеть. Никогда прежде я не видел столь красивого и устрашающего использования навыка мечника.

Поэтому первой моей мыслью было, что передо мной бета-тестер, такой же как я. Еще до того, как этот мир превратился в игру со смертью, рапирист немало практиковался, чтобы достичь такой быстроты.

Однако, увидев «Прямой выпад» вторично, я усомнился в своей догадке. Навык был применен идеально, но ритм боя выглядел угрожающим. Разумеется, способ защиты в виде минимального движения в сторону отличался гораздо большими возможностями в смысле быстрой контратаки, нежели парирование или блок, и при этом не страдает прочность оружия и доспехов. Но зато, если уклон не удается, риск куда больше. В худшем случае игрок может получить дополнительный урон и эффект оглушения. В сражении соло оглушение – это смерть.

Идеальное применение навыка мечника и опасная тактика защиты совершенно не вязались друг с другом. И мне страшно хотелось узнать, в чем тут дело. Вот почему я подошел и спросил. Повторяющееся применение этой тактики было явным оверкиллом.

Однако мой визави этой популярной среди онлайн-игроков фразы явно не понял. Стало быть, этот рапирист, сидящий передо мной, не был бета-тестером. Более того – возможно, он вообще в ММО-игры не играл, пока сюда не угодил.

Я коротко вздохнул и принялся объяснять с нуля.

– Оверкилл – это… когда урона наносится гораздо больше, чем у монстра остается хит-пойнтов. Тот кобольд был полумертв уже после второго «Прямого выпада»… да нет, уже почти совсем мертв. В его полосе хит-пойнтов всего две-три точки оставались. Вместо того чтобы подключать навык мечника, хватило бы простого несильного удара.

Сколько же дней прошло с тех пор, как я говорил так много в этом мире… сколько же недель. Когда это пришло мне в голову, я замолчал.

После моей речи – плода тяжких усилий и плохих коммуникативных навыков – рапирист не меньше десяти секунд сидел без какой-либо реакции. Я уже начал думать, что он, похоже, опять ничего не понял, но тут наконец тихий голос прошмыгнул из-под капюшона.

– …Оверкилл, ну и что? Какие-то проблемы?

Лишь тут я с запозданием осознал, что скорчившийся передо мной в глубине донжона рапирист принадлежал к числу крайне редко встречающихся в этом мире «игроков-женщин».

Глава 2

Прошел уже месяц с запуска первой в мире VRMMORPG «Sword Art Online».

В среднестатистических ММО к этому времени уже появляются игроки, достигшие максимально возможного уровня, а карта мира уже открыта вся. В SAO, однако, высший уровень, достигнутый игроками, равнялся всего 10 – не знаю, какой уровень здесь максимальный, но точно не десятый. И игровой мир, парящая крепость Айнкрад, был покорен на какие-то жалкие проценты.

Причина в том, что нынешняя SAO – игра, которая не игра; в определенном смысле здесь больше подходит слово «тюрьма». Разлогиниться вручную отсюда невозможно, а смерть аватара означает настоящую смерть игрока. При таких условиях немногие решаются отправиться в донжоны, полные опасных монстров и ловушек.

Кроме того, гейммастер насильственно наделил персонажей тем же полом, что и у управляющих ими игроков; после этого женщин в игре осталось крайне мало. Думаю, почти все они до сих пор сидят в Стартовом городе – даже через месяц. В первом крупном донжоне, «лабиринте первого уровня», я встречал женщин всего два или три раза, и всякий раз они были в составе крупных отрядов.

Вот почему я и представить себе не мог, что рапирист-одиночка, на которого я наткнулся в неисследованной части донжона, окажется женщиной.

***

Какое-то мгновение мне хотелось просто пробормотать слова извинения и уйти. Не сказал бы, что я из числа тех парней, кто заговаривает со всеми девушками подряд; и я совершенно искренне не хотел, чтобы обо мне так думали.

С другой стороны – если бы она сказала «как хочу, так и воюю» или «отвали», я бы ответил «понятно» и отвалил. Однако короткий ответ рапиристки был фактически вопросом. Поэтому я осторожно, но искренне ответил:

– …Оверкилл не имеет каких-то недостатков с точки зрения системы, но… он неэффективен. Навыки мечника требуют сосредоточенности; если использовать их постоянно, быстро устаешь. Тебе ведь еще обратно возвращаться, так что лучше не очень выматывать себя во время сражений.

– …Обратно возвращаться?

Вновь голос из-под капюшона звучал вопрошающе. Из-за усталости рапиристка говорила очень тихо, иногда и вовсе неслышно, но, несмотря на это, голос мне показался красивым. Разумеется, вслух я этого говорить не стал.

Я снова принялся объяснять.

– Да. Отсюда до выхода из донжона ты добираться будешь где-то час, и потом до ближайшего города еще полчаса, даже если двигаться быстро. Чем сильнее ты устанешь, тем больше будешь ошибаться. Ты вроде одиночка, а одиночке любая ошибка может стоить жизни.

Пока мои губы двигались, я мысленно спросил себя: «Зачем я так стараюсь ее убедить?» Мой собеседник – женщина, но это не может быть причиной, я ведь толкнул длинный спич, еще когда не знал этого.

Если бы мы поменялись местами и мне начал так вот лекцию читать кто-то более прокачанный, я бы просто сказал «как хочу, так играю, так что отвали» – или что-то вроде. В общем, мои действия никак не соответствовали моему характеру; я уже начал нервничать, когда рапиристка наконец ответила:

– …Тогда никаких проблем. Я… не буду возвращаться.

– Что? …Не будешь возвращаться в город? Но… пополнить запасы зелий, починить снаряжение… и спать…

Когда я произнес все это с офигевшим видом, рапиристка слегка пожала плечами.

– Зелья мне не нужны, раз я не получаю урона, клинков я купила пять штук одинаковых… а отдыхаю я в безопасной зоне поблизости.

И затихла. На какое-то время я лишился дара речи.

Безопасные зоны – это несколько комнат в донжоне, где монстры не появляются. Их можно узнать по факелам особого цвета, размещенным по углам. Для охоты и картирования это идеальное место; но пользоваться им можно лишь для короткого отдыха, не больше часа. Пол из холодного камня, никаких, разумеется, кроватей, плюс часто слышатся шаги и рычание монстров неподалеку. Каким бы храбрым ни был игрок, нормально выспаться ему не удастся.

Но, судя по тому, что я только что услышал, эта рапиристка пользуется безопасной зоной вместо постоялого двора, чтобы только оставаться в донжоне… я правильно понял ее слова?

– …Сколько часов ты тут уже провела? – со страхом в голосе поинтересовался я.

Рапиристка ответила после долгого вдоха.

– Три дня… а может, четыре… Больше нет вопросов? Монстры здесь скоро снова оживут. Я пошла.

Опершись худой левой рукой в кожаной перчатке о стену, она неуверенно встала.

Тонкий клинок, который она так и держала все это время, свисал вниз, точно она удерживала одной рукой тяжеленный двуручный меч. Рапиристка медленно двинулась прочь.

Уходящая все дальше накидка была вся в прорехах – значит, изрядная доля ее прочности уже потеряна. Нет, для тканного снаряжения, которое используется в донжоне четыре дня без перерыва, то, что оно вообще сохраняет форму, – уже чудо. Предыдущее «раз я не получаю урона», вполне возможно, было и не преувеличением…

Осознав это, я выплюнул вслед тонкой спине слова, о которых я и помыслить не мог:

– …Если и дальше будешь так сражаться – погибнешь.

Рапиристка остановилась, прислонилась плечом к правой стене и медленно развернулась. Из-под капюшона ко мне метнулся взгляд карих глаз с красноватым отливом.

– …В конце концов все погибнут.

От этого хриплого, надтреснутого голоса прохладный воздух донжона показался еще холоднее.

– Всего за месяц погибли две тысячи. И даже еще первый уровень не пройден. Эту игру пройти невозможно. Где и как ты погибнешь, раньше… или позже – вот и вся разница…

Самая длинная и эмоциональная из ее речей увяла и оборвалась на середине.

Я машинально сделал шаг вперед, а рапиристка, настигнутая невидимой парализующей атакой, медленно сползла на пол.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.