Четыре ночи

Джордан Пенни

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

ПРОЛОГ

Глава Департамента Совершенных Браков, англоязычное отделение, раздраженно почесал крыло.

— Нет, вы только посмотрите, что делается, — пожаловался он своему новому сотруднику, недавно переведенному в Департамент. — Купидон провел совещание высших ангелов, где обсуждалось текущее положение. Слишком много народу увиливает от любви и брака. Если так пойдет и дальше, мы скоро останемся без работы, и поделом. Но надо же было созвать это дурацкое совещание как раз когда у меня не хватает кадров и я только что закончил сводку по перспективным парам на данный период! Слишком поздно что-то менять, да к тому же, — он мрачно посмотрел на подчиненного, — я полон решимости выполнить все стоящие перед нами задачи до последнего пункта и не допущу, чтобы этот напыщенный идиот из третьего отдела хвастался передо мной, что, мол, окрутил больше пар, чем мы. Если б еще было кому работать…

— А я? — встрепенулся новичок.

Глава Департамента окинул оценивающим взглядом восторженного юнца и тяжело вздохнул. Энтузиазм — это, конечно, хорошо и даже похвально, но уж больно он горяч, а в этой работе требуются терпение и осторожность. С другой стороны… С другой стороны, у него на руках шесть пар, которые надо довести до ума.

Оставалось подчиниться неизбежности, не смотря на нехорошие предчувствия. Глава Департамента протянул новичку листки с тщательно подобранными кандидатурами.

— Каждая из этих персон всесторонне изучена и проверена на совместимость со своим партнером. Мы не позволяем себе соединять пары, не будучи уверенными, что они останутся вместе. Тут все в порядке и не должно сорваться. Вам остается лишь позаботиться о том, чтобы они оказались в нужном месте в нужное время. Строго следуйте инструкции. Никаких экспериментов и никакой спешки. Вы все поняли?

* * *

— Эй, ты что делаешь? — Молодой сотрудник, поморщившись, обернулся — перья на его крыльях встопорщились от дуновения ветерка, одного из самых назойливых. — Я занят, — добавил он важно. — Убирайся и приставай к кому-нибудь другому.

Сотрудник сразу же сообразил, что сказал не то и не так. Все знали, что этому ветерку очень нравится его репутация хулигана, каковую он и подтвердил, подув так, что все заметки и инструкции, педантично написанные главой Департамента, а с ними и карточки кандидатов разлетелись в разные стороны.

— Убирайся, говоришь? — прошелестел ветерок и снова подул. Листки по-птичьи вспорхнули и окончательно перемешались.

На этом гнев ветерка угас, и он даже помог сотруднику собрать листки. Сотрудник поразился тому, какая сила скрывается в этом эфирном создании, потому что сам он к концу работы совсем выбился из сил и запыхался.

Однако это было ничто по сравнению с навалившимся на него страхом, когда он стал лихорадочно вспоминать, кто кому предназначен.

Ветерок, почувствовав его состояние, пришел на помощь, так что в конце концов сотруднику показалось, что вроде бы он все вспомнил и знает теперь, что делать.

— Ну так какой парой ты займешься в первую очередь? — поинтересовался ветерок.

Сотрудник глубоко вдохнул.

— Вот этой. — Он показал карточки с именами.

Ветерок задумчиво свистнул.

— Но как они встретятся? — с недоумением спросил он.

— Не знаю, — ответил сотрудник. — Что-нибудь придумаю.

— Может, я помогу? — с надеждой спросил ветерок. Это было намного интереснее, чем срывать, да и то изредка, листья с деревьев — единственное, что ему позволялось.

— Нет, нет, не надо, — быстро проговорил сотрудник, заметив, что ветерок собирается снова подуть.

Чтобы соединить двух идеально подходящих друг другу людей, в первую очередь необходимо устроить их встречу согласно имеющимся инструкциям.

Устроить встречу… Ладно…

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Не веря своим глазам, Мэгги смотрела на забарабанившие ни с того ни с сего по капоту машины крупные капли дождя. С небес полило с такой силой, что дорога сразу же превратилась в огромную лужу. Мало того, приходилось до боли в висках напрягать зрение, чтобы хоть что-то увидеть.

Мэгги решила купить дом сразу же, как только увидела объявление о его продаже. Она почему-то не сомневалась, что именно он необходим ее обожаемой бабушке, чтобы оправиться от горя. Нет, Мэгги знала, что никто и ничто не заменит бабушке ее покойного мужа, но была убеждена, что попав снова в дом, где когда-то начиналась их счастливая супружеская жизнь, дом, полный воспоминаний об их любви, бабушка отыщет хоть какой-то лучик света в окружившем ее мраке. А Мэгги была из тех женщин, которые, решив что-то, твердо идут по намеченному пути. Может быть, потому она и стала состоятельной деловой женщиной — достаточно состоятельной, чтобы участвовать в аукционе по распродаже обширного поместья в Шропшире, где дед с бабкой в первые годы своего супружества снимали дом. Этот дом, в числе прочего, был также выставлен на продажу.

Мэгги с детских лет постоянно слышала рассказы о Шропшире и его благодатных землях, но она была горожанкой: фермы, дождь, грязь, животные — все это не для нее. Ей было близко и дорого иное — компания, которой она владела и управляла уверенной рукой, собственная современная городская квартира, друзья. Особняком стояла ее любовь к бабке и деду. Это было что-то совсем другое. Когда родители Мэгги разошлись, именно в их доме она нашла любовь и заботу. Старики неустанно поддерживали ее, не давали пасть духом, наставляли и направляли, и для нее стало тяжелым потрясением видеть свою никогда не унывавшую бабушку потерянной и сломленной.

Мэгги уже впала было в отчаяние, не зная, как вывести бабулю из этого состояния. Иногда, в минуту откровения, ей даже приходила в голову убийственная мысль о том, что она может ее потерять. И вдруг такая удача: продажа поместья Шопкут — большого дома в георгианском стиле, сельскохозяйственных угодий и различных строений, включая так называемый Вдовий дом, в котором дед и бабка провели первые годы своей долгой совместной жизни. Теперь важно непременно принять участие в аукционе и приобрести этот дом. И она купит его, иного просто быть не может.

Если бы не внезапный ливень, она уже добралась бы до небольшого городка по соседству с поместьем, где должен был состояться аукцион и где она загодя заказала номер в единственной приличной гостинице.

Когда с неба, только что ясного и безоблачного, вдруг полились струи воды, Мэгги сразу же сбросила скорость до черепашьей. Небо стало почти черным, а дорога почему-то сузилась и уходила вниз под немыслимо крутым углом.

Неужели это шоссе, по которому она только что ехала? Невозможно! Она наверняка умудрилась заблудиться. Хотя нет, ерунда. Если Мэгги чем и гордилась, так это умением владеть собой, не допуская никаких случайностей.

С головы и до ног — с головы, увенчанной прекрасно подстриженными и ухоженными белокурыми волосами, и до ног, оканчивающихся аккуратно подрезанными и покрытыми лаком ногтями, — Мэгги была живым олицетворением женственного изящества и самообладания. К этому следовало добавить прекрасную фигуру, предмет зависти ее подруг, безупречно чистую кожу и столь же безупречно чистую личную жизнь, так же свободную от всякой грязи и запутанности отношений, как свободна была ее квартира от малейшего беспорядка. Да, Мэгги была женщиной, с которой нельзя не считаться, и ни один мужчина не осмелился бы выказать какое-либо неуважение и уж тем более снисходительность по отношению к ней. Наглядевшись на родителей с их эмоциональной неустроенностью и разбросанностью в сексуальных отношениях, Мэгги решила, что намного безопаснее оставаться в одиночестве. И пока что никто из многочисленных встретившихся ей мужчин не заставил ее задуматься, стоит ли отказаться от этого решения.

— Ты слишком хороша, чтобы быть одинокой, — сказал как-то один из потенциальных любовников, за что и был пригвожден к месту одним из ее самых язвительных, уничтожающих взглядов.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.