Пешки - сборник рассказов

Макарова Ольга

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Пешки - сборник рассказов (Макарова Ольга)

ОЛЬГА МАКАРОВА

Мы – пешки на кровавых клетках. Исход игры – слепая тайна. Жизнь суетлива и случайна, Как глупый шарик на рулетке.

П Е Ш К И

РАССКАЗЫ

Москва 2007

Автор заверяет читателей, что не ставит своей целью осуждать или воспитывать своих героев, а также не пытается давать оценку событиям, происходящим на страницах книги. Кроме того, автор напоминает, что все совпадения имен, названий и событий, упоминающихся в рассказах, являются случайными, так как все происходящее – лишь плод его фантазии.

СОДЕРЖАНИЕ

1. БАБОЧКА, ЛЕТЯЩАЯ НА СВЕТ

2. ЗАБЫТЫЕ БОГОМ

3. В МОСКВЕ ДОЖДЬ

4. РЕЙС № 208

5. ГРИБНИК

6. КАВКАЗСКАЯ ГАДЮКА

7. ЗАПИСКИ СТРИПТИЗЕРШИ

8. АДЕЛИНА И ПСИХОЛОГ

9. СТРАШНАЯ СКАЗКА

Бабочка, летящая на свет

1.

- Пять трупов за полгода. Молодые девушки без документов. Почему их никто не ищет? – молодой оперативник бросил папку на стол.

- Не знаю. Наверно у них нет родственников. Их некому искать, - тяжело вздохнул его собеседник. – Детдомовские или лимитчицы, которые давно порвали с родными. А как еще это объяснить?

- Не знаю, не знаю. Все молодые, симпатичные. Убивают, денег не берут, драгоценности не снимают. У всех одинаковые признаки и причины смерти - след от удара электрошоком и кухонный нож в шее. Я так понимаю, что их вырубают шокером, а потом, когда они падают, втыкают нож и уходят. По-моему, чисто женский способ убийства. Что это, месть отвергнутой невесты или мамочка убирает потенциальных охотниц за сыном?

- Ну, ты намудрил, дорогой. Ты хочешь сказать, что неизвестный герой-любовник пять раз за полгода собирался жениться, каждый раз на сироте. Причем их по очереди убивают, а он не заявляет в милицию, ничего не замечает и продолжает спокойно жить дальше?

- Ну или он сам их убивает, - оперативник с сомнением развел руками, - Не знаю. Ведь чтобы получать разряд от удара шокером, надо подпустить убийцу достаточно близко к себе. Получается, что все жертвы его знали.

- Получается так. Странно, что ими никто не интересуется. Я не понимаю, где искать концы – пять трупов, явная серия, а мы даже не можем их опознать. Я такого не помню.

- Да уж, ситуация тупиковая.

- Ладно, господин старший оперуполномоченный, пойдем, пообедаем. Одной работой сыт не будешь. Я сегодня без денег. Покормишь начальство в долг?

- Конечно, товарищ майор, о чем речь?

2.

Его звали Дима Вершинин, а ее Лена Давыдова. Он учился в одиннадцатом классе, она – в девятом. Она любила его, а он любил развлечения. Она страдала, а он не знал об этом. Или знал, но не придавал этому значения. У нее были ухажеры и воздыхатели, а у него – партнерши для секса. Они были очень разными. В жизни все непросто…

осень 1998

Она поймала его в раздевалке и, задыхаясь от животного страха, выпалила, что любит его и не может жить без него больше ни одного дня. Истерическим тоном она кричала о том, что покончит с собой, если он не заметит ее любви и страданий. Он молча стоял и смотрел на нее с неподдельным удивлением и чисто мужским выражением брезгливого равнодушия на лице, но она этого не замечала. Она все говорила и говорила ему о своей горячей четырнадцатилетней любви. Он выслушал ее, не произнеся ни слова, и когда она замолчала, стало так тихо, что слышно было, как потрескивают тусклые лампы дневного света на облупившемся потолке школьной раздевалки. Тишину прервал его негромкий, не до конца еще изменившийся, не то мужской, не то мальчишеский голос: «Если ты так любишь меня, я не заставлю тебя страдать. Конечно, ты мне нравишься, но я не буду встречаться с тобой. Просто потому я что слишком занят. Ты же знаешь, я хожу на теннис, на английский. Но я могу подарить тебе то, что ты так хочешь – если ты не девственница, я могу переспать с тобой. Извини, но делать из тебя женщину – не мой профиль. Так что решай сама». Он произнес это, и снова повисло тяжелое молчание. Он сказал, все, что хотел и не собирался больше напрягаться, а она не могла произнести ни слова, потому что у нее перехватило дыхание, и сердце билось часто-часто, казалось, что оно сейчас выпрыгнет. «Когда?», - только и смогла произнести она. «Да, когда угодно. Хочешь, в пятницу, у меня дома. Предки уедут на дачу. Приходи часов в семь. Где я живу-то, ты хоть знаешь?» - он спросил это таким тоном, что было ясно – ему все равно, кто именно придет к нему завтра в семь, когда предки уедут на дачу. Ему абсолютно не важно, будет это Лена или кто угодно другой, главное, чтобы не девственница. «Я приду», - она произнесла это каким-то чужим, глухим низким голосом. Она даже сама не поняла, сказала она это или только подумала. «О кей», - он подхватил свою спортивную сумку и легко выбежал из раздевалки. А Лена осталась стоять среди вешалок с вещами, пакетами, шапками и прочими шмотками, хранящими тайну их откровенного разговора.

3.

Очнувшись, она поняла, что простояла вот так около получаса. Урок вот-вот закончится. Не хотелось бы, чтобы кто-то видел ее в таком состоянии. Она схватила портфель и выбежала из раздевалки. Дверь в школу оказалась закрытой. Обычно до конца четвертого урока ее не открывали. Сейчас заканчивался второй. Выйти из школы нереально. Лена понимала, что если сейчас не уйдет отсюда, то просто сойдет с ума. Она вспомнила, что в мужском туалете всегда открыто окно. Мальчишки уже давно сломали все замки и ручки, чтобы беспрепятственно курить на переменах. Окно уже несколько раз забивали гвоздями, но это не помогало. Если окно не могли открыть, его просто выбивали. Администрация школы уже давно прекратила эту бесполезную борьбу и пустила этот вопрос на самотек. Кроме того, через него всегда лазили на школьные дискотеки. Тот, кто стоял на стреме, получал с тех, кто залезал десятку с носа. Бизнес был выгоден всем – нелегальные любители дискотек экономили двадцать рублей, а впускающий – получал процент за помощь и за риск. Через это окно сбегали с уроков, через него лазили за сигаретами и пивом, через него передавали друг другу дежурную «сменку» или сданную уже раз пятнадцать пачку макулатуры. Лена только однажды вылезала из этого окна. В прошлом году. Тогда она еще училась в восьмом, на дискотеку пускали только с девятого, но она просочилась, незамеченная в толпе подвыпивших старшеклассников. Минут через сорок ее, раскрашенную, как на маскараде, с бутылкой пива и сигаретой в руках увидела завуч школы – седовласая Валентина Георгиевна, в простонародии, Вагера. Ее боялась вся школа. Она была непредсказуема, неподкупна и неустрашима. Разжалобить, обмануть, провести или запугать ее было невозможно. Те, кто пытались подступиться к ней любым из перечисленных способов, по-разному, но вдвойне отвечали за все содеянное. Тогда Лена успела, она пулей влетела в туалет и заорала: «Вагера. Вагера». Все, кто там оказался в тот момент, свалили через окно. Не пойманный – не вор. Тогда Лену пронесло. На следующий день она «заболела». Высокая температура была быстренько состряпана старым способом – градусник над чайником, затем дежурное посещение участкового врача, стандартный диагноз «ОРЗ», (а разве участковые врачи знают другие названия болезней?), и Лена на законных основаниях провалялась неделю дома. Затем подвернулись осенние каникулы, и когда она пришла наконец-то в школу, Вагера уже и думать забыла о проблеме размалеванной малолетки месячной давности.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.