Ангел от Кутюр

Тохтахунов Алимжан

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ангел от Кутюр (Тохтахунов Алимжан)

Спасибо женщинам, прекрасным и неверным,

за то, что это было всё мгновенным,

за то, что их «прощай!» – не «до свиданья!»,

за то, что, в лживости так царственно горды,

даруют нам блаженные страданья

и одиночества прекрасные плоды.

Евгений Евтушенко « Одиночество»

В то, что казалось минутным увлечением,

вмешалась телесная страсть,

непредсказуемая и неумолимая,

и теперь она превратит их встречу в историю любви.

Франсуаза Саган «Сигнал к капитуляции»

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Жан-Пьер де Бельмонт обвёл взглядом тихое кафе и протянул руку остановившемуся перед ним Роже Лефаржу. Негромко шипел кофейный аппарат, из приоткрытой двери подсобного помещения доносился звук расставляемой посуды.

– Ждёшь кого-нибудь? – спросил Лефарж и провёл ладонью по прилизанным волосам.

– Разве по мне заметно? – удивился Жан-Пьер.

– Поглядываешь на часы, – объяснил Роже и, усевшись напротив, вальяжно откинулся на стуле. – Не возражаешь, если я присяду?

– Пожалуйста, – кивнул Жан-Пьер. Ему никогда не нравился Лефарж, и прежде всего не нравилась его манера причёсываться и стричь усы под чикагского гангстера бурных тридцатых годов двадцатого века. Жан-Пьер предпочитал классический стиль – строгий, но не вычурный. Любой мужчина, одевавшийся с претензией на «особенность», раздражал де Бельмонта.

– Похоже, рандеву уже не состоится, – добавил Жан-Пьер и жестом подозвал официанта.

– Кто-то опаздывает?

– Тридцать минут жду, – тень досады скользнула по лицу де Бельмонта.

– Девушка?

– Разве мужчина может позволить себе такое?

– Сегодня мужчины позволяют себе что угодно, – ответил Роже и заказал подошедшему официанту чашку кофе с молоком.

– Подогреть? – уточнил гарсон про молоко, чуть заметно наклонившись.

Роже кивнул.

Близилось обеденное время. Посетителей в кафе становилось всё больше.

– Мужчины меняются, – продолжил Роже. – Некоторые не утруждают себя пунктуальностью. Вчера мне пришлось ждать одного сукиного сына целых пятнадцать минут! И представь себе, он даже не извинился! Что поделать – новое поколение считает почему-то, что окружающий мир обязан служить им, а себя считают свободными от каких бы то ни было обязательств… Так с кем ты встречаешься?

– Фамилия Шереметьева говорит что-нибудь тебе?

– Шереметьева? – Роже свёл брови, пытаясь вытащить из вороха кишевших в голове имён прозвучавшую фамилию.

– Модель, – подсказал Жан-Пьер.

– Ну конечно! Анастасия Шереметьева! Ведущая русская модель в Париже! Как же, как же, видел. Хороша девчонка… И давно ты её подцепил?

– Роже, я же сказал, что это интервью.

– Модель из России… Ну да, разумеется. Русская тема нынче в моде.

– Русская тема никогда не переставала быть модной, – ответил Жан-Пьер. – Когда русские не удивляли французов? Сначала они заставили Наполеона бежать и взяли Париж. Потом к нам приехал Дягилев со своими «Русскими сезонами». Не успели мы успокоиться, как в России сковырнули царя, и Францию захлестнула волна русской эмиграции. Затем на нашу голову свалился Гитлер, и взоры опять обратились к русским в надежде, что их варварское упрямство остановят и его. А потом русские оглушили нас своей «перестройкой», в одночасье отреклись от социалистических идей и бросились в гангстерский капитализм. Нет, русские никогда не давали нам забыть о себе.

– А теперь нас завоёвывают русские красавицы, – подвёл итог Роже. – Значит, Анастасия Шереметьева… Вчера видел её на обложке журнала. Великолепная фигура! И глаза, Жан-Пьер! Какие у неё глаза!

– На фотографиях они все без изъяна. Высокое искусство обмана.

– Ты произнёс это с осуждением.

– Никакого осуждения, мой друг, – возразил де Бельмонт, – только констатация.

– Люди любят обманываться. Действительность слишком уныла, нам нужна сказка.

Жан-Пьер кивнул.

– Знаешь, у меня никогда не было знакомой фотомодели, – мечтательно улыбнулся Роже. – С удовольствием погляжу на твою Шереметьеву.

– Не могу встретиться с ней уже больше месяца. То у неё срочная фотосессия, то умчалась на показ в Бразилию и задержалась там дольше положенного, то потеряла свой телефон…

– Молодость! – со значением кивнул Роже. – Как бы я хотел вернуться в годы моей юности.

– Терпеть не могу необязательность. – Жан-Пьер перевернул лежавший перед ним телефон.

– Самые обязательные из женщин – это проститутки. Все остальные только дурят нам голову. Может, позвонишь ей, полюбопытствуешь, далеко ли она?

– Нет, хватит. Пора заканчивать…

– Послушай, Жан-Пьер, а это не она? – Роже указал на дверь.

Жан-Пьер оторвал взгляд от своего телефона. Высокая длинноволосая блондинка в лёгком бежевом платье, едва прикрывавшем бёдра, обводила глазами зал. На плече висела большая тёмная сумка.

Жан-Пьер поднялся и шагнул ей навстречу. Привстал и Роже. Увидев Жан-Пьера, Настя мягко двинулась к нему, красиво ставя длинные ноги, обутые в босоножки без каблука.

– Простите меня за опоздание, Жан-Пьер, – виновато улыбнулась она. – Я чертовски несобранна. Всю жизнь получала за это взбучку от мамы.

– Ничего страшного, – улыбнулся в ответ он и мысленно выругал себя за то, что не выдержал и смягчился.

Поджидавший у стола Роже восхищённо развёл руками.

– Вы обворожительны, мадмуазель! Позвольте… – Он подхватил её тонкую руку и коснулся губами длинных девичьих пальцев. – Всегда завидовал Жан-Пьеру: профессия позволяет ему знакомиться с самыми красивыми женщинами.

– Я вовсе не красива, – мотнула головой Настя и аккуратно опустилась на стул. – Меня просто умело раскрашивают. А вообще-то для подиума красота не имеет значения. Я знаю нескольких девушек, которым просто нельзя лицо показывать, настолько они ужасны. Но стать! Фигура! Походка! И забываешь про их лица!

Жан-Пьер и Роже смотрели на Анастасию неотрывно.

– Вы говорите, что вас умело раскрашивают. Но сейчас-то вы без макияжа, – заметил Жан-Пьер. – Или я ничего не понимаю?

– Устаю от краски. Думаете, легко всё время в гриме? Кожа болит, – просто, без тени кокетства ответила девушка.

– Настя, вы восхитительны! – воскликнул Роже. – Я начинаю влюбляться в вас! Может, позволите позвонить вам как-нибудь?

– Если угодно, – согласилась девушка и продиктовала номер мобильного телефона.

Жан-Пьер ухмыльнулся, увидев загоревшиеся глаза Роже.

– Теперь пора оставить вас наедине. Жан-Пьер не любит чужих ушей во время интервью.

Роже поднялся и быстрым шагом направился к выходу. В двери он оглянулся, помахал рукой и проговорил одними губами: «Ангелочек», но Жан-Пьер никак не прореагировал.

– Наконец-то мы встретились, – проговорил он.

Настя решила, что он имел в виду её опоздание, и снова попросила прощения.

– Я никогда не прихожу вовремя. Это какая-то напасть.

– Мы целый месяц не могли договориться.

– Меня рвут на части.

– Главное, чтобы не разорвали.

Она засмеялась.

– Скажите, Настя, вы осознанно пришли в модельный бизнес?

– В пятнадцать лет я вдруг сильно выросла, стала самой высокой в классе. Когда мне исполнилось шестнадцать, подруга предложила пойти в модельную школу. А куда ещё с таким ростом?

– Подруга?

– Маша. Она тоже высокая. Мы приехали на конкурс, но Машу не взяли, а меня приняли сразу. Маша обиделась на меня, сказала, что я перешла ей дорогу. С тех пор мы не общаемся. Я звонила ей, но она бросала трубку.

– Глупо.

– Не то слово, – согласилась девушка.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.