Спасатель-2. Гиблое место

Романченко Вячеслав

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Сначала мне показалось, что я слышу сигнал детектора на поясе. Сквозь сон тихий писк будильника воспринимался мозгом как знакомый сигнал тревоги. Пока я просыпался, руки уже вовсю шарили вокруг в поисках оружия…

Открыв глаза и справившись с головокружением, я понял, где нахожусь. Чертыхнувшись, нащупал у изголовья маленькую коробочку и нажал на кнопку. Будильник умолк.

Такое пробуждение было для меня не впервые. В очередной раз дав самому себе твердое обещание купить другой будильник с нормальным сигналом, я встал и пошел в ванную. На часах было без четверти восемь. Полковник ожидал меня к девяти.

Закончив обычные утренние процедуры, я натянул темно-зеленый комбинезон, и спустился в столовую завтракать.

Гостиница располагалась на территории военного городка. Небольшое здание имело собственный кафетерий, работавший круглосуточно — существенный плюс для знающих толк в армейской жизни. В своем комбинезоне без знаков различия я ничем не отличался от нескольких десятков гражданских специалистов, которые жили здесь, выполняя различные работы для армии.

После возвращения из Зоны, и положенных трех дней госпитального обследования, я оказался перед выбором — либо возвращение к своей привычной жизни сталкера, либо…

…Запыхавшийся солдатик-посыльный передал мне приглашение от Полковника зайти к нему. Когда я вошел в кабинет, тот как раз разговаривал по телефону. Кивнув мне, и сделав приглашающий жест в сторону стула, он еще несколько минут внимательно слушал своего собеседника, а затем, попрощавшись, положил трубку.

— Здравствуйте, Константин.

— Здравствуйте, Владимир Николаевич.

— Вы уже прошли спецкарантин? Все нормально?

Я кивнул.

— Да.

— Хорошо. Давайте по порядку. Во-первых, я не успел отдать кое-что принадлежащее вам. — Полковник вытащил из стопки бумаг на столе знакомый конверт, и протянул мне. — Откройте, пожалуйста.

Когда я доставал из конверта амнистию, на стол выпала небольшая пластиковая карточка. В луче утреннего солнца блеснул известный во всем мире логотип.

— Что это?

— Ваши премиальные. Об этом ведь тоже шла речь, разве не припоминаете? — Полковник улыбнулся, но тут же посерьезнел — Мы держим слово. И спасибо вам еще раз… за моих ребят.

Впервые я испытывал такое странное чувство. Мне тоже хотелось что-то сказать ему, поблагодарить, но почему-то я никак не мог найти нужных слов…

Чтобы хоть как-то выйти из ситуации, я полез в карман, вытащил лежавшие там ответчик и удостоверение, и аккуратно положил их на стол. Полковник, чуть прищурившись, посмотрел мне в глаза, потом кивнул на удостоверение.

— Жалко расставаться?

Я пожал плечами:

— Если честно — то да.

— Тогда не спешите возвращать его мне. Давайте поговорим о вашем будущем.

Я ждал этого разговора. За три дня, проведенных в секторе спецкарантина, времени на размышления было достаточно, но я так и не пришел к какому-то решению. Теперь, когда в кармане лежала амнистия и кое-какие деньги на первое время, я мог идти куда угодно. Но только там, в огромном мире за воротами КПП, меня никто не ждал. Уже никто… Мне совсем не хотелось возвращаться в Зону, и в то же время я знал, что никуда от нее не денусь. Впрочем, как и она от меня… Сталкер — это на всю жизнь, долгую или короткую. Справедливости ради нужно заметить, что второй вариант встречается намного чаще первого…

Я догадывался, что полковник не захочет так просто расстаться со мной. В конце концов — организовать амнистию для меня наверняка было непросто. И вряд ли Верховный Суд так уж раздаётся амнистиями для сталкеров направо и налево. Но вот зачем я ему? Неужели так и буду ходить за колючку, пока костьми не лягу?.. Хотя… Даже если случится невероятное, и меня отпустят на все четыре стороны… Кроме сталкерства, я толком и делать ничего не умею. Да честно признаться, не особенно и хочу.

Так и не определившись, я решил подождать разговора с полковником. И вот сейчас наступил именно это момент.

— Что вы собираетесь делать дальше, Константин?

— Еще не знаю.

— В Зону возвращаться не очень хочется?

— Не особенно. Но только… надо ведь чем-то заниматься.

Полковник покивал головой.

— Разумеется. Ничуть не ставя под сомнение ваши сталкерские качества, хочу заметить, что при этом риск заработать пулю или еще что-то похуже весьма велик.

Я промолчал. Полковник внимательно посмотрел мне в глаза.

— Константин, я хочу предложить вам работу. Работу в своей команде.

— Но ведь я…

— …гражданский, вы хотите сказать?

— В общем да. И не только это.

— Что касается первого — непреодолимых препятствий не существует. Мы — военная разведка, а не пехотный полк. Мне нужно ваше принципиальное согласие, чтобы я мог говорить о вас с генералом. А что касается второго… Вы подумали о своей судимости?

Я снова молча кивнул.

— Константин, похоже, вы недостаточно внимательно прочитали один из пунктов этого документа. — Полковник указал на конверт, — А он весьма важный. Там говорится, что дело в отношении вас прекращено, и все — он сделал ударение на этом слове, — предыдущие судимости тоже с вас сняты… Впрочем, учитывая спешку, с которой вы четыре дня назад собирались в Зону, обвинять вас в невнимательности по меньшей мере несправедливо. В общем, можете не беспокоиться. На сегодняшний день у вас нет никаких конфликтов с законом. Что будет дальше — зависит от вас.

Это был вежливый, но достаточно откровенный намек. Пока я раздумывал над услышанным, полковник снова опередил меня:

— Хотите спросить о характере предлагаемой работы?

Я снова кивнул.

— Мои парни, с которыми вы ходили в Зону, рассказывают интересные вещи… В частности о том, как вам удалось обнаружить оставшихся в живых. Кроме того, в вашей биографии есть еще один весьма интересный эпизод, о котором время от времени вспоминают в сталкерском баре…

— Вы о Малыше?

— Да. — полковник взглянул на часы. — Константин, сейчас у меня мало времени. Впрочем, как всегда… Вызывают в управление. Поэтому давайте обсуждение деталей отложим на самое ближайшее будущее. Скажу только одно: если вы подумали, что нужны мне исключительно в качестве суперсталкера, способного пройти где угодно, и вытащить из Зоны нечто, недоступное другим — вы ошиблись. Я хочу использовать ваши способности на полную катушку, это правда. Но только для того, чтобы уменьшить число жертв Зоны. Да, работа рисковая. Но попавших в беду людей надо вытаскивать, а эффективность спецназа оставляет желать лучшего. Да вы и сами знаете… Поэтому предлагаю сделать так. Меня здесь не будет дня три-четыре. Поживите пока в гостинице и подумайте. Хорошо подумайте… Когда я вернусь, вы дадите окончательный ответ. А пока, чтобы не слоняться без дела, может поработаете с нашей группой новичков? Проведите у них несколько теоретических занятий. Расскажите о Зоне.

Я согласился. Полковник тут же вызвал старлея, представил меня, и поручил все организовать. Так я начал новую и необычную для себя карьеру преподавателя, продолжавшуюся уже пятый день.

Едва я взял со стойки поднос с завтраком, земля слегка вздрогнула. Раз, другой… Все сильнее. Завибрировали посуда на столах и оконные стекла. Несколько тарелок и стаканов упав, разбились со звоном. Отголосок очередного выброса Зоны… До нее отсюда было десять километров. Я представил, что творится сейчас ТАМ, и поежился. Попасть под выброс в Зоне — это не шутки. В большинстве случаев такая оплошность может стоить сталкеру жизни. Или наградить его каким-то уродством, непонятным всем остальным людям… Правда, в моем случае, сверхчувствительность было трудно так назвать. Но все же ненормальность, как ни крути…

Я оставил поднос на столе, и вышел на улицу. Зона бесновалась еще минут пять-семь, потом толчки прекратились. На крыльце стояли несколько человек — явно новички здесь. Они не отрываясь смотрели на север, туда, где далеко, у самого горизонта, виднелась огромная темно-серая масса. Облака. Небо Зоны. Каждые несколько секунд их прорезали молнии, крошечные на таком расстоянии, но гигантские там. Посмотрев немного, я вернулся в столовую и принялся за слегка остывший завтрак.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.