Боль милосердия

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Глава 1

"Безобразие жизни в том, что выходя и рыдая из кинотеатра, на первом же шагу шарахаемся от истинного Квазимодо".

Ишхан Геворгян

— Блин!

Я снова наступила в лужу. Тяжелые армейские ботинки из черной кожи смачно чавкнули, целуясь с грязью на дне. Всплыли нехорошие ассоциации.

— Поторопись! Где ты там застряла?!

— Да вот, в лужу наступила.

— И? Твои говнодавы бессмертны! Если выжили после встречи с той челюстью…

Посёлок Любинский в Омской области никогда не изобиловал ночными фонарями, посему разглядеть ущерб от челюсти подвыпившего байкера или той же грязи в луже мне не светило эдак до самого дома, куда мы с моей соседкой и направлялись. Почти каждое воскресенье в этой забытой цивилизацией дыре открывались двери молодежного центра. Своего рода пародии на городской клуб, с танцплом, выпивкой и музыкой. Екатерина, двадцати двухлетняя, владелица соседнего деревянного домика, часто посещала подобные заведения и брала меня с собой в качестве охраны. Пока она заправлялась "Балтикой" и выводила развратные виражи бедрами, я глушила квас и оглядывалась по сторонам. Атмосфера шумной вечеринки мне нравилась. Было здорово ощутить себя частью целого, зная, что реальной отдачи никто не потребует. Единственная проблема, которая могла удержать меня от частых походов в клуб — это совершенно никакая дорога и полное отсутствие транспорта после одиннадцати.

— Ядрени-фени, в туалет хочу! — как по сценарию взвыла Катька. — Слушай, пошли крюк дадим, посрамим пятиэтажку Ваньки!

— Опять? — я все еще пыталась разглядеть лужи в темноте.

— Я так душу отпускаю, что ты хочешь!

Свернув с шоссе, мы зашли во двор пятиэтажных панельных домов — настоящая редкость для поселка, где преобладали деревянные постройки. В прошлом году кто-то понаставил домофоны и отпускать душу в подъездах для Екатерины стало задачей непосильной.

— Сек, ща буду.

В свете ещё не потушенных окон я увидела, как Катька перепрыгнула железное ограждение и нырнула на лестницу, ведущую в подвал. Говорила же ей, меньше надо пить. Сложная задача, когда все парни вокруг только и делали, что угощали. Моя соседка была весьма симпатичной девой. Возможно даже одной из самых "популярных" особей женского пола на районе. Её грудью можно было серьезно покалечить.

Присев на ограждение, я закурила.

— Кира! — пискнула Катька над ухом. — Кирка!

Со страху я чуть фильтр не перекусила.

— Что? — выдохнула.

— Там человек!

— Где?

— В подвале!

Сенсация.

— Тоже душу отпускает? Иди на другой вход…

— Да нет! — она дёрнула меня за руку. — Он лежит там!

Я нехотя перелезла через ограду:

— Кать, бомжи везде есть, просто найди себе другое ме…

— Смотри!

Надо признать, сначала картина мне показалась довольно обыденной. На лестнице, ведущей в подвал, из которого веяло жаром и сыростью, лежал человек. Лежал невнятно, на груди, с руками на верхних ступеньках будто хотел вылезти, но отключился на полпути. На нем была темного цвета кофта, джинсовая жилетка и грязные штаны. На голове что-то непонятное

— И? — спросила. — Ты перехотела в туалет идти?

Катька толкнула меня к лежавшему:

— Ты на лицо посмотри! Ужас же!

Я достала мобильный телефон и посветила мужику на голову. В такие моменты всегда хотелось отступить подальше, помня, как неожиданно накидывались, казалось бы, статичные объекты на людей в фильмах ужасов. Но тут любопытство взяло вверх.

— Ого.

У мужика всю физиономию скрывала кровь. Слой был настолько толстым и объемным, что откуда текло, понять было сложно. Даже черты лица читались с трудом. Одна большая рана.

— Он мертвый, да? — пискнула Катька сзади.

Я подсунула палец мужику под нос:

— Нет, дышит. Слабо, правда. Иди уже отпускай душу.

Пока Катька отсутствовала, я успела докурить сигарету. Избавившись от лишней ноши, Екатерина буквально парила над землей. Домой мы доковыляли до рассвета. Разошлись и надо полагать, синхронно завалились спать.

Дома в нашем районе уже семь лет находились в аварийном состоянии, это были обычные избы с худой крышей, сгнившими крылечками и ободранной краской. Раз в три года нас затапливали дожди. Скрипел пол, ломались доски. Екатерине такое хозяйство досталось от родителей. Она переехала к нам когда её, куда более цивильно отстроенный дом в соседнем поселке, подожгли хулиганы. Много лет она жила у меня, а несколько месяцев назад съехала, когда удалось провести хоть какой-то косметический ремонт в своих стенах. Теперь домик соседки выглядел вполне презентабельно. По крайне мере с моим сравниться не мог точно.

— Слушай, Кир.

— Да?

Окончив школу, я довольно долгое время сидела без дела. Заезжающий из Калачинска двоюродный дядя, дал понять, что больше никаких обязательств передо мной не имеет. А рабочих мест в Любинском было критически мало. Чудом поставив себе интернет, я перебивалась фрилансом, пока один парень по рекомендациям знакомых о "девушке твердого характера и сильного хука справа" не позвал на временную замену в наш единственный компьютерный клуб. С этого и началась моя карьера.

— Я сегодня, когда к Ваньке заходила, — Катька выложила мне на рабочий стол два пакета с корейской морковкой. — Снова его видела.

Я спокойно приняла дары и рассчиталась. В мой обеденный перерыв соседка уже шла домой из магазина, в котором работала в первую смену. Я же вкалывала полный день и не то чтобы получала больше. Наверное, в этом было что-то от кармы.

— Кого? Ивана?

— Да нет, мужика того.

За дальними столиками парни дружно заорали матом. Катька сделала попытку слиться с окружением, но ещё один вопль геймера за спиной добил её окончательно. Я открыла бутылку с колой и отпила, по-прежнему не понимая о чем речь.

— Ну, того, что в подвале, — выражение лица соседки напоминало страдальческое. — Ну…

— И что с ним? — растерялась.

— До сих пор лежит!

Любопытно. Суть поселков всегда была такова, что все жители знали друг друга едва ли не с пеленок. Бабками обсуждался каждый новый приезжий. Парни имели точное досье на всех девушек, девушки — на парней. Здесь были свои звёзды, короли и королевы, неудачники и отбросы. Причем срок полномочий каждого из них был крайне продолжительным. Информационный застой! Узнай хоть какая-то из этих категорий о пропаже человека или что на лестнице подвала, одной из самых презентабельных пятиэтажек, лежит кто-то с окровавленный лицом… это была бы сенсация.

Но нет. Никто не знал. И соответственно, не оказал никакую медицинскую помощь.

— Приезжий, значит, — я открыла пакет с морковкой.

— Угу. Как бы никто из наших бандюков не узнал.

Бандюками моя соседка называла группу молодых людей подросткового и не очень возраста, отсиживающуюся в кустах с бутылками пива. Такое же название получили некоторые завсегдатаи компьютерного клуба — возможно потому, что постоянно кричали "гранату кидай".

Пожелав мне хорошо провести день, Катька умотала домой. А я, не спеша пообедала и закрыла клуб раньше. Пришлось выгнать трех любителей покатать в Counter Strike после уроков — к счастью, те были ещё слишком молоды, чтобы протестовать. Но в след мне пообещали нажаловаться старшим братьям.

— Лады, пусть завтра приходят!

Напялив куртку, я двинула к пятиэтажке. Екатерина была права. Если на беззащитного городского наткнется наша молодежь — мужик не жилец. Обдерут как белку и бросят мерзнуть — это ещё полбеды. Особо отчаянные детишки из неблагоприятных семей, такие как тот же Иван, вполне могли попрыгать на теле незнакомца или подвесить его вниз головой на каком-нибудь дереве за поселком. Прецеденты уже были, только вот людьми без сознания маленькие монстры ещё не лакомились. Такой не то, что милицию не вызовет, петлю с ног не снимет.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.