Просто Наташа, или Любовь в коммерческой палатке

Новиков Николай Михайлович

Серия: Баттерфляй [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Просто Наташа, или Любовь в коммерческой палатке (Новиков Николай)

Николай Михайлович Новиков

Просто Наташа, или Любовь в коммерческой палатке

ORC : Niagara

Новиков, Николай Михайлович. Просто Наташа, или Любовь в коммерческой палатке : [Роман].
- М.: ЭКСМО, 1995.
- 382 с.
- (серия «Счастливая любовь»).

ISBN 5-85585-380-2

Аннотация

Не поступив в экономический институт, главная героиня романа Наташа Колесникова устраивается на работу в коммерческую палатку, где встречает свою первую любовь. Однако суровая московская жизнь внесла свои коррективы в планы возлюбленных. Обидевшись, Наташа скоропалительно связывает свою жизнь с преуспевающим бизнесменом. Но замужество не приносит счастья, и Наташа не может забыть человека, подарившего минуты радости.

Николай Михайлович Новиков

Просто Наташа, или Любовь в коммерческой палатке

Часть первая

ЛЮБОВЬ

1

Улица — молочная река с кисельными берегами: проезжая часть была усыпана лепестками с отцветающих абрикосовых деревьев, а по бокам, закрывая дома и заборы, яростно цвели вишни и алыча, лопались почки на яблонях. Сладкий запах заливал поселок Гирей, раскинувшийся на левом берегу Кубани. И тихо было на ароматных улицах: неслышно ходили люди, неслышно ездили машины и мотоциклы. Беззвучно и — как в замедленной киносъемке — все, казалось, не двигалось, а плыло. Деловитое жужжание пчел лишь подтверждало эти ощущения.

Черная «волга» аккуратно подъехала к железнодорожной станции. Водитель, пожилой, солидный мужчина в сером костюме, при галстуке и шляпе, явно не был «лихачом» и машину свою берег.

— Приехали, — Владимир Иванович повернулся к пассажиркам.

— Приехали, — вздохнула Клавдия Ивановна. — И зачем это нужно? Кругом такая красотища… — сердито добавила она, неловко выбираясь из машины.

— Это вы приехали, — с улыбкой объявила Наташа. — А я — уезжаю!

Владимир Иванович открыл багажник и неторопливо, не теряя солидности, принялся вынимать чемоданы и сумки. Составив их на землю у старого тополя, повернулся к Наташе:

— Ну, Наталья, желаю тебе успешной учебы. Возвращайся к нам, как это говорится, дипломированным специалистом. Нам таких как раз и не хватает сейчас. Ну, а ежели не поступишь или какие сложности появятся, возвращайся, и все тут. Место секретаря директора спиртзавода тебе всегда обеспечено. По крайней мере, пока директор — я.

— Спасибо вам, Владимир Иванович, — улыбнулась Наташа, открыв красивый ряд ослепительно-белых зубов. — И за то, что на работе относились ко мне хорошо, и за то, что проводили.

— Красивая, красивая, — покачал головой Владимир Иванович. — Да нет, это тебе спасибо, что согласилась передать Ирине банки-склянки всякие, соленья, понимаешь, варенья. А то мы с матерью чувствуем, дочке там, в Москве, по нынешним временам несладко живется.

— Конечно, я все передам Ирине, не беспокойтесь, — заверила его Наташа.

— И чего удумала? — в который уж раз вздохнула Клавдия Ивановна. — Куда, зачем? Ничего не понимаю.

— Чего, чего! — передразнил ее Владимир Иванович. — Учиться Наталья задумала, вот чего. И правильно делает, не век же ей сидеть у меня в приемной, грязных, злых слесарей сдерживать, чтоб не мешали совещание проводить. Глядишь, скоро сама начальником станет, нынче время такое — молодым всего достичь можно.

— Может, у вас, на спиртзаводе, и хорошо, — раздраженно сказала Клавдия Ивановна, — а у нас, на железобетонном, одна беда. Цены на арматуру, на цемент, на песок стали такие, что хоть вешайся. Мы тоже цены поднимаем, а люди не покупают наши плиты, столбы, перекрытия. Говорят, дорого. И что делать?

— Мама, вот я выучусь, приеду и соображу, что делать, — сказала Наташа. — И все будет замечательно.

Настроение у нее было отличное. Наконец-то решилась — и уезжает в Москву, поступать в Народную экономическую академию. Ни разу не была она в Москве. В Краснодаре была в прошлом году, поступала в Кубанский университет, да полбалла недобрала, в Армавире была, в Ростове-на-Дону. А в Москве… Но вот уже скоро, очень скоро окажется она в Москве. Не просто приедет поглазеть на город, а будет жить в нем. Учиться. В самой Москве!

— Ну, дорогие, я не стану ждать поезда, — покосился на часы Владимир Иванович. — Еще раз желаю тебе, Наташа, успехов. Учись. Грызи, понимаешь, гранит науки.

— Глядишь, и зубы повыпадают, — проворчала Клавдия Ивановна.

— Зубы выпадают от безделья, — с назидательным видом Владимир Иванович снова повернулся к Наташе. — Ирине привет передавай, скажи, скучаем тут без нашей артистки. А ты, Клава, перестань охать, лучше поддержи дочь, так сказать, морально.

— Боюсь я за нее.

— Спасибо, мама, поддержала! — засмеялась Наташа. — До свидания, Владимир Иванович, не скучайте тут без меня.

— А вот этого не обещаю, — усмехнулся он. — Второй такой красивой и умной секретарши во всем Гирее не сыскать, это уж точно. Ну, ладно. Поехал я.

Директор посигналил на прощанье, и «волга», плавно развернувшись, поплыла по молочной реке меж кисельных берегов. Наташа и Клавдия Ивановна, подхватив чемоданы и сумки, вышли на перрон.

— Адлерский идет следом за пригородным. Так что, приедешь в Кропоткин, с платформы не уходи. Дождись объявления, дождись поезда и садись в свой вагон. Досадно, что не могу тебя до Кропоткина проводить, обратно-то ехать не на чем. И как ты умудрилась взять билеты на вечерний поезд?

— На утренние поезда не было купейных мест, мама. А в плацкартном я не хочу ехать. Будет всякая шпана приставать.

— Я ж тебе вроде растолковала: в плацкартном как раз и не так опасно ехать, все на виду. А ну, как шпана окажется в твоем купе, закроют дверь и… Тогда что?

— Они в купе не ездят.

— Много ты знаешь. Билеты не забыла?

— Здесь они. — Наташа хлопнула рукой по сумочке, висевшей на плече.

— Деньги, документы взяла? — не унималась Клавдия Ивановна.

— Да взяла, взяла! Ну, мама, ты уже в сотый раз спрашиваешь об этом, — взмолилась Наташа.

— Так потому, что беспокоюсь за тебя, дочка. Одна ты у меня ведь. И чего удумала — в какую-то Москву ехать, в чертову даль? Жила бы дома, вышла бы замуж, внуков мне нарожала, как хорошо было бы! Вместе мы всякие проклятые перестройки переживем. А одна — как ты там будешь?

— А как Ирка живет в Москве одна? Учится в Щепкинском, скоро настоящей артисткой станет. А мне, значит, — сиди в Гирее, секретаршей у ее отца? Нет, мама, надо и мне самой на ноги становиться. — Ну, так поступила бы куда поближе, в Армавир, например, — стояла на своем Клавдия Ивановна.

— Ага, Ирка в Москве, а мне, выходит, дальше Армавира нельзя? Так, что ли, мама?

— Так, не так! — огорченно махнула рукой мать. — Живут же люди и здесь, и хорошо живут, у кого голова на плечах имеется. И никакая Москва им не нужна.

— Им не нужна, а мне нужна. Ты же читала, что в газете было написано: Народная экономическая академия, обучение бесплатное, стажировка в Европе, общежитие предоставляется. Где еще такое найдешь? Да нигде!

— Заладили, как попугай: Европа, Европа! А что там, в Европе, хорошего? Немцы живут, турки, так они и у нас есть. Вон, у Магмута два сына: один женатый, дом у него, дети, а другой — бандит. А немец Иван Шефер дом себе двухэтажный отгрохал, парники у него, зверьков разводит, нутрий, песцов. Заставь его в Германию ехать — не поедет. Потому что человек с умом может жить везде, а не только в Европе.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.