Туман. Квест «Похититель Душ» 1

Демин Ник К.

Жанр: Фэнтези  Фантастика    Автор: Демин Ник К.   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Пролог

Съел то я всего ничего, ну что такое парочка жареных кабачков и стакан молока с малиной, да и лег нормально. Но часа в два утра меня настолько скрутило, что терпеть не было абсолютно никакой возможности. Попробовав известные народные средства, навроде того что два пальца в рот и не получив желаемого результата, я был поставлен перед необходимостью вызова скорой. Врач, спокойный молодой человек в синем костюмчике пощупал мой живот и вынес диагноз:

— Панкреатит, — после чего внимательно посмотрел мне в глаза и спросил:

— Укольчик сделаем или лечится будем?

Приняв мое невнятное мычание за согласие, меня споро погрузили в машину, задвинули в кресло и скорая неторопясь попылила в сторону нашей городской больницы. Отчаявшись принять более менее удобное положение, при котором боль не так сильно мучила бы меня, я дотерпел до приемного покоя. Невыспавшаяся медсестра, заполнила положенные документы и отправила делать экспресс анализы. Найти подходящее положение все не удавалось, и я, скрючившись, дрейфовал вдоль стены, потихоньку постанывая. Прошедшая мимо меня с готовыми анализами медсестра пробурчала себе под нос, но так отчетливо, чтобы мне тоже было слышно:

— Да что за день такой, одних здоровых возят.

Скрывшись в смотровой она забренчала инструментами и крикнула:

— Больной! На укол подойдите.

Поскольку других больных не было, то я боком в полуприседе ввалился в кабинет.

— Вставайте сюда, — она указала мне место около кушетки.

Я встал. В зад загоняют укол, медсестра раздражена и поэтому невольно старается дать это почувствовать, а мне наплевать. Мне так хреново, что даже если она будет делать укол старым советским шприцом, с тупой до невозможности иглой, то я и тогда буду стоять смирно и совершенно не дергаясь — лишь бы полегчало.

— Ну все, больной. Через десять минут полегчает и отправляйтесь домой.

Я выхожу из кабинета, и снова слоняюсь по коридору, пока не проходят десять минут.

Еще немного подождав я всовываю голову в кабинет:

— Девушка! А когда полегчает?

Она поднимает голову со сложенных рук, на щеке большой красный рубец, от лежания на журнале. Недоуменно смотрит на меня, словно пытаясь понять кто я такой, потом видимо вспомнив говорит:

— А что?

— Плохо мне, девушка, — говорю я с полустоном.

— Ну минут через двадцать полегчает, — снова смотрит она на часы.

Время тянется медленно, я гуляю вдоль коридора, а мне так же все паршиво. Проходит двадцать минут и я снова заглядываю.

— Вы разве все еще здесь, немного недоуменно спрашивает на этот раз ради разнообразия не спящая медсестра.

Я качаю головой.

— Счас, — говорит она, и цокот ее каблучков скрывается где-то в темных коридорах.

Появляется дежурный врач, долго щупает, мнет руками, и потом говорит:

— Берем. Наверно камни — и меня уводят наверх. Обколотый с ног до головы, я вырубаюсь.

Утро следующего дня. Я чувствую себя очень неплохо, понимая, что погорячился вызвав скорую, что все наверняка прошло бы само собой, что надо бы валить с этой богадельни. В общем обосновывал свое будущее отступление, мол я не трус, а просто здоровый человек и нечего мне у больных хавчик отнимать. Не прокатывает. Меня в течении нескольких дней тягают на разные анализы, узи, глотание кишки, сдача крови и в конце — концов предлагают платно сделать операцию на удаление желчного пузыря, угрожая раком, операцией в чужом городе во время командировки, у полуграмотных хирургов-ветеринаров. Наверное последнее меня и добило. Поскольку у меня всегда было хорошее воображение, то я очень явственно представил себе операционную, в которой меня будут пользовать наряду с коровами, кошками и собаками. Я согласился, сумма небольшая, а здоровье дороже. Вот ведь парадокс: в молодости мы тратим здоровье, чтобы заработать денег, а ближе к старости тратим деньги, чтобы вернуть утраченное здоровье.

Как я жил в больнице — отдельный разговор, хватит того, что я похудел на восемь килограмм, питаясь насколько правильно, настолько же и невкусно. Какие-то овсяные и манные каши, которые невозможно запихнуть в рот, поскольку они склизкие настолько, что одинаково идут в обе стороны. Скажу, что одно это сильно поколебало мою решимость сделать операцию. Особенно напряжно мне накануне. Сначала ко мне подошел мужчина в докторском белом халате, долго и нудно выспрашивал о том, чем я болел в детстве, в молодости, в зрелости и так далее. Потом царапал мне чем то руку, смотрел, спрашивал на какие лекарства у меня аллергии и в конце разговора сунул мне бумажку-расписку. Я начал читать, не обращая внимание на недовольство врача. Бумажка сообщала всем и каждому, что при анестезии могут быть осложнения, вплоть до смерти, что я это знаю, но все равно согласный на операцию, в чем и расписываюсь. Нельзя сказать, что такая бумага повысила мое настроение, но деваться было некуда и я подписал. Без этого операцию не сделают, как объяснил мне анестезиолог.

И вот настал день, меня забрали вместе с группой «счастливчиков», которым сегодня предстоит отдохнуть на операционном столе. Медсестра сказала нам номерки, нам с девушкой оказалось в один операционный блок, замученный боец медицинского фронта еще раз повторила:

— Значит не забываем, Вам девушка номер три, а Вам мужчина — номер четыре. И смотрите не перепутайте, а то вам девушка желчный вырежут, а вам мужчина варикоз на ногах.

Немного напуганный я зашел в операционную и с порога проорал:

— Номер четыре прибыл.

И поежился сам, вспомнив слышанное и виденное в фильмах про войну: Mutzen ab! и полосатые пижамы.

Меня положили на стол, ловко ткнули в вену и анестезиолог начал заговаривать мне зубы, но только я начал ему что-то отвечать, как моментально провалился.

* * *

Туман. Белый туман. И я что-то ищу в этом тумане…

Глава 1. Обо мне любимом, и как я докатился до такой жизни

1

Очнулся я моментально, словно я, это вовсе и не я. Еще только что я лежал на операционном столе, готовясь считать и вырубиться, или операция уже прошла? Паника затопила все существо, как только я осознал происходящее. Хорошо, что тело какое-то время жило без моего участия, доделывая начатую работу. Сообразив, что происходит я отпустил руки и передо мной шлепнулось тело. Острый запах мочи перебивал запах прелых листьев и дождя. Высунутый язык и руки царапающие горло были видны даже при том скудном свете, который давал… давала…

Я быстро оглянулся, увиденное не повергло меня в шок, как ожидалось, просто в уголочке памяти отложился очередной факт с ярлычком «несуразица». Такое ощущение, что все так, как и должно быть. Я лежал в грязи, около меня продолжало корчиться чье-то тело. Не поверите, но первая мысль у меня была: «Человеку плохо, надо вызвать скорую». Я привстал на колени и даже заозирался, пытаясь крикнуть и попутно стараясь нащупать в карманах сотовый телефон. Вот первая странность — у меня не было карманов, ни в штанах, ни в куртке. Я застыл, уже не обращая на подыхающего, ощупывая себя. Мало того, что я прямо с операционного стола попал в какой-то толи лес, толи парк. Мало того, что мое попадание началось с чьего-то удушения, так и еще одежда моя слабо напоминала нормальную человеческую одежду. Какая-то шерстяная куртка, короткие шорты и ноги в плотных чулках, ботинки, очень неудобные. Хлопнув себя по голове обнаруживаю приплюснутый берет. Я начинаю истерически подхихикивать, оглядываясь по сторонам. Любой наряд милиции, или как они здесь называются, и все. Можно слать слезливые письма с местного аналога тюрьмы или писать некролог, если местные порядки, хотя бы немного перекликаются с нашим средневековьем. Вряд ли здесь слышали о таких вещах как гуманизм и права человека, даже Гаагскому трибуналу будет глубоко наплевать на проблемы маленького человека, к тому же застигнутого на месте преступления.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.