Испытание страстью

Чейс Изобел

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Испытание страстью (Чейс Изобел)

Глава 1

В Найроби уже сгустились сумерки, и как ни напрягала Френсис Уитни зрение, ничего, кроме причудливых силуэтов деревьев, ярких звезд да лунного лика в чернильно-черном небе, разглядеть не смогла. Ей почудилось, что она покинула Лондон давным-давно, хотя только этим утром ехала в отцовской машине по его улочкам, а потом в Хитроу боролась с нервным приступом малодушия, который напал на нее, как только она вошла в салон «Ви-си-10» [1] , летящего в Африку. В пути была одна посадка — в угандийской Энтеббе, — и хотя особой жары Френсис не почувствовала, воздух показался ей густым от насквозь пропитавшей его влаги. Найроби, по счастью, находился высоко над уровнем моря, и атмосфера там была не такой сырой. Кто-то уже говорил Френсис об этом, когда она впервые выразила желание приехать сюда, но ей не сказали, что воздух здесь будет восхитительно терпким и пьянящим, как вино, пахнущим солнцем и тропическими цветами.

Из аэропорта в Найроби такси доставило ее прямо к отелю. Но и во время поездки по городу она почти ничего не смогла различить в темноте. Осталось лишь смутное приятное впечатление от широких улиц и силуэтов гуляющих по тротуару людей.

Фойе было небольшим, но уютным. В глубине поблескивала витрина сувенирной лавочки, за стойкой сидели две девушки-африканки. Френсис замешкалась у входа, проверяя, внес ли швейцар ее багаж.

— Мы можем вам помочь? — обратилась к ней одна из девушек.

— У меня забронирован номер на ночь, — сказала Френсис. — Я доктор Уитни.

Дежурная явно была удивлена, но постаралась скрыть это.

— Да, доктор Уитни. Заполните, пожалуйста, этот бланк.

Френсис порылась в сумочке, ища паспорт, затем переписала в анкету паспортные данные и всю необходимую, как обычно в таких случаях, информацию.

— Завтра вы улетаете в Арушу? — уточнила дежурная.

Френсис кивнула.

— Мне хотелось побыть здесь подольше, — призналась она, — но там меня ждут безотлагательно.

Девушка улыбнулась.

— Это будет для них сюрпризом, — заметила она осторожно. — Они ожидают доктора-мужчину.

— О, но я не делала секрета из того, что я женщина, — засмеялась Френсис, — а вакансия была открыта для любого квалифицированного врача.

Дежурная вновь улыбнулась:

— Не думаю, что кто-то станет возражать, доктор Уитни. Деревни нуждаются в медиках, своих специалистов у молодых развивающихся стран нет, и мы рады, когда нам оказывают помощь, присылая врачей хотя бы на год или два. Всем нам приказано обеспечить вам самый радушный прием.

— Но это Кения, — напомнила ей Френсис, — а аэродром Аруша в Танзании.

Девушка пожала плечами.

— Мы все равно рады вашему приезду, — сказала, она и протянула руку за ключом, висевшим на доске за ее спиной. Он был отягощен большим, вырезанным из дерева львом, чтобы постояльцы не забывали сдавать его, уходя из гостиницы. — Бой покажет вам номер. Заказать вам такси на утро?

— Да, пожалуйста, — с благодарностью ответила Френсис, — рейс в одиннадцать часов, — и огляделась в поисках лифта.

Лифт скрывался за сувенирной лавочкой, и девушка не заметила бы его, если бы там не было постояльца, ожидающего кабинку, чтобы подняться на свой этаж. Высокий белый мужчина в брюках из тика и пиджаке-сафари, видавшем когда-то лучшие дни, еще раз с нетерпением надавил на кнопку вызова. Лицо его загорело под солнцем до черноты, и у него был беззаботный вид человека, у которого есть все, чего он хочет. Френсис внезапно поймала себя на том, что ее рука помимо воли тянется поправить прическу, откинуть упавшую на лоб прядку, и кисло подумала, что впервые за долгое время она смотрит на человека противоположного пола и действительно видит в нем мужчину.

Для Уитни медицина давно уже стала семейным делом. Отец и мать Френсис были врачами, и, естественно, не подвергалось сомнению, что дочка со временем тоже займется частной практикой.

Поначалу Френсис не была уверена, что действительно хочет стать врачом, но поскольку ни к чему другому душа у нее не лежала, она поступила в медицинский колледж и за несколько лет преддипломной практики в госпитале проявила себя с лучшей стороны.

Но на последнем курсе Френсис влюбилась. Она тешила себя мыслью, что об этом никто не узнает, даже мужчина, о котором шла речь (он был ведущим хирургом). Однако внезапно разразился громкий скандал. Теперь, вглядываясь назад, Френсис понимала, что ее избранник ничего особенного собой не представлял и уж точно не заслуживал того всеобщего нездорового внимания, которое ей пришлось с ним разделить.

Кое-как она сдала экзамены и еще целый год проработала в госпитале на скромной должности, но больше не делала ошибок и не открывала свое сердце никому и ничему. Затем, когда мать с отцом объявили о своем решении принять дочь в семейный бизнес, настал великий момент ее бунта. Френсис с упрямством, удивившим всех и больше других ее саму, отказалась.

— За деньгами я не гонюсь, — решительно заявила она, — и собираюсь волонтером в Африку.

— Но ты ничего не знаешь о тропической медицине! — возразили родители в один голос.

— Я вообще мало что знаю о медицине — с горечью парировала она.

Френсис принялась готовиться к поездке с ожесточенным упорством. Она выбрала Танзанию и, прежде чем кто-либо смог ее остановить, выразила желание отправиться туда на два года, чтобы поработать врачом за небольшие, «карманные», деньги и полный пансион.

Миссис Уитни скорбно заметила, что надеется на ее скорое увольнение, а мистер Уитни пролил скупую мужскую слезу по тем средствам, которые он «инвестировал» в ее карьеру. Френсис попыталась объяснить им, что ей просто необходимы небольшая передышка и смена обстановки. Но все было бесполезно.

— Можно подумать, у тебя был несчастный роман! — вздохнула мать, начисто забыв о событиях, произошедших всего год с небольшим назад. Отсутствие у Френсис тяги к замужеству она воспринимала как личную драму, особенно теперь, когда дочь благополучно обрела специальность и встала на ноги.

— Будь я мужчиной, вы решили бы, что это хорошая идея — посмотреть мир, прежде чем осесть где-то! — с обидой воскликнула Френсис.

— Но что ты там будешь делать? — запричитала мать. — Совершенно одна, в первобытной деревне, — и никого, с кем можно поговорить…

— Я должна стать врачом, — твердо сказала Девушка. — И чертовски хорошим!

Миссис Уитни нахмурилась.

— Не ругайся, дорогая! — автоматически потребовала она.

Однако после этого разговора ни отец, ни мать не пытались больше отговаривать Френсис. Они даже помогли ей упаковать вещи и довезли до аэропорта Хитроу. Френсис решила, что всегда будет им за это благодарна.

Мужчина в сафари привалился к стенке лифта и окинул Френсис оценивающим взглядом. Она попыталась притвориться, что не заметила этого, но легкий румянец выдал ее.

— Только что прибыли? — спросил незнакомец.

— Да, — ответила она.

Дверцы лифта открылись, и мужчина вышел на площадку, помахивая ключом.

— В полном одиночестве?

— Меня вполне устраивает собственное общество, — отрезала Френсис.

Его брови слегка поднялись.

— Ну, доброй охоты!

Дверцы вновь закрылись, и лифт унес ее на верхний этаж. Слова незнакомца показались Френсис оскорбительными, и она даже попыталась рассердиться, но вдруг поняла, что ей все равно. Она чувствовала себя полной жизни и немного возбужденной. И ей понравилось серьезное выражение его смуглого лица.

Френсис не потребовалось много времени, чтобы умыться и переодеться к ужину. Она выбрала черное платье с глубоким вырезом на спине и поверх него накинула болеро, украшенное блестками. Платье очень шло ей, оттеняя светлые волосы. Бросив взгляд в зеркало, девушка осталась довольна собой — симпатичная блондинка с большими ласковыми глазами и слегка вздернутым носиком над решительным изгибом красивых губ. Она не особенно беспокоилась из-за того, что ей придется есть в ресторане в одиночестве, и взяла с собой книжку, которую читала в дороге.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.