АББА или Чай с молоком

Воробей Вера и Марина

Серия: Романы для девочек [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

АББА ИЛИ ЧАЙ С МОЛОКОМ

(Романы для девочек - 2)

Сестры Воробей

Аннотация

Это книга о первой любви и крепкой дружбе, о непростых отношениях с родителями и еще более сложных отношениях с одноклассниками. Марина привыкла к тому, что ее окружают самые добрые и любящие люди: родители, бабушка, лучшая подруга Юля. Внезапно ее мир, казавшийся таким устойчивым, рушится - отец уходит из семьи к другой женщине. Марине кажется, что жизнь остановилась, но происходящие вокруг события не дают ей замкнуться в себе. У Юли украден велосипед, и в результате подруги оказываются вовлеченными в опасные события.

1

Стоял чудесный летний день. Учебный год закончился, а вместе с ним закончилась история Лизы и Максима. Но вскоре началась новая история и завязался еще один роман.

Лиза и Максим сидели на лавочки, ели мороженое и разглядывали прохожих.

– Смотри. – Она потянула Максима за рукав: по аллее шли Юля и Марина.

– Что? – не понял Максим.

Юля и Марина всегда и повсюду были вместе.

Марина была брюнеткой, а у Юля – блондинкой. Ее волосы были настоящего соломенного цвета – просто чудо. Туся называла их АББА, а Максим – Чай с Молоком.

– Чай с Молоком, – улыбнулся Максим.

– АББА, – подтвердила Лиза.

Юля и Марина жили в одном подъезде: Марина – на пятом этаже, а Юля – на втором. Они с отличием закончили этот учебный год и перешли в восьмой класс.

– Они нас не заметили, – сказала Лиза.

Девочки были увлечены разговором и правда ничего вокруг не замечали.

– Юля, – строго сказала Марина, – Ежов – хулиган и двоечник!

– Ерунда, – ответила Юля, – в каждом человеке есть что-то хорошее. – Он избил Петрова!

Юля была человеком рассудительным и уравновешенным, но редкое упорство, которое так помогало в учебе, в жизни иногда мешало.

– Юля, ты сошла с ума!

Но доводы разума не действуют, когда тебе четырнадцать и ты влюблен.

– Марина, он меня поцеловал.

– Юля, – всплеснула руками Марина, – тише!

Так началась эта история.

А теперь посмотрим, что произошло накануне.

2

Тридцать первого мая в ночном клубе «Кашалот» должна была состояться дискотека для выпускников школы. К этому событию готовились заранее. Для многих это была первая ночная дискотека. «Кашалот» пригасил на праздник известных диджеев. Обо всем этом говорили по радио и писали в журналах.

– Здорово, – как-то сказал Юля. – Вот бы пойти.

– Даже не мечтая, – ответила Марина. – У нас нет приглашения.

Но в переходе раздавали флаеры.

– «Ночной клуб «Кашалот»… – пробурчала Юля, разглядывая разноцветный флаэр. – Бесплатный вход для Вас и Вашего друга». Вот это да!

– Меня не отпустят, – сказала Марина. – Бабушка с ума сойдет.

До того как выйти на пенсию Генриетта Амаровна преподавала английский язык. Студенты всегда ее боялись, но внучку Генриетта Амаровна баловала. Баловать – это не значит многое позволять. Бабушка покупала Марине подарки и кормила пирожными – на этом баловство заканчивалось.

Как это обычно бывает с теми, кого в детстве кормит пирожными, Марина часто плакала, обижалась на маму и ссорилась с Юлей. Если Юля пойдет одна, Марина обидится. Это ясно.

Юля, как она сама говорила, плакала раз в год – и то, когда нельзя не плакать. И это был как раз тот самый случай. Если она пойдет, Марина никогда ей этого не простит. Выходит, она не идет. Глупо и обидно.

– Может, разрешат? – спросила Юля.

– Нет. Ты же их знаешь.

Юле страшно захотелось сладкого, и на углу у выхода из метро она купила мороженое.

– С кем ты пойдешь? – спросила Марина так, как будто Юля действительно решила идти.

В се голосе было столько обиды, столько тоски и презрения...

– Марина, пожалуйста...

Юля развернула обертку, но передумала и бросила мороженое в урну – не то чтобы со злости, а просто у нее пропал аппетит.

– Я только спросила, с кем ты идешь, – сказала Марина, глотая слезы.

Юля улыбнулась той небрежной, милой улыбкой, которая призвана очаровывать, и грациозным движением откинула со лба волосы.

– С кем я иду? А что?

Она тоже человек. Хватит. Сегодня она идет на дискотеку. А с кем – это ее дело.

3

Как мы уже сказали, волосы у Юли были соломенного цвета, настоящего соломенного цвета. Ей никогда не приходило в голову отправиться в парикмахерскую и сделать модную стрижку. Она всегда носила длинные волосы, и это ей шло.

Сдержанная и аккуратная, в свои неполные четырнадцать лет Юля выглядела немного старше. У нее было бледное, слегка вытянутое лицо, а серые глаза всегда смотрели на собеседника с оттенком недоумения.

Когда умерла ее мама, Юле было всего три года. Папа, Александр Иванович, был хирургом, работал в больнице и приходил поздно. Он, как умел, окружал Юлю заботой, но заменить ей мать он, конечно, не мог.

Понимая это, Генриетта Амаровна, бабушка Марины, и Елена Викторовна, Маринина мама, помогали Юле по хозяйству.

Евгений Николаевич, Маринин папа, был физиком, доктором технических наук. Больше физики и шахмат он любил только Марину, но это была не единственная его страсть. Евгений Николаевич был не прочь выпить и подолгу пропадал неизвестно где, а потому ему часто влетало от Елены Викторовны и Генриетты Амаровны. Нельзя сказать, что Александр Иванович ему сочувствовал, но из мужской солидарности иногда за него заступался. Если ему и было по-настоящему жалко, то скорее Елену Викторовну. Он говорил, что она умная, добрая, красавица. А Елена Викторовна только смеялась в ответ и махала рукой.

«Папа у меня что надо», -любила говорить Юля. Александр Иванович оберегал ее, как редкий цветок. Однако чрезмерная забота казалась ему худшим из зол. Предоставив Юле свободу, он тем самым уберег ее от многих опасностей. У них были простые, доверительные отношения. И Юля умела это ценить. Если Александр Иванович говорил «нет», она уже не могла сказать: «Папа, пожалуйста...»

– Пожалуйста, папа, – сказала Юля. – Это совсршенно безопасно.

– С кем ты идешь? – спросил Александр Иванович.

Юля загадочно улыбнулась.

– С мальчиком?

Юля молчала. Коля Ежов, фантазер и выдумщик, единственный в мире Коля Ежов, только Коля Ежов и никто другой – достоин такого подарка. Но было уже пять, а Юля так ему и не позвонила.

«Вот сейчас пообедаю, – думала она, – а потом позвоню... Вот сейчас поглажу платье, выпью чаю, посмотрю телевизор, а уже потом позвоню».

– Если с мальчиком, – сказал Александр Иванович, – тогда ничего, можно.

4

Коля Ежов, хулиган и двоечник, с трудом перешел в восьмой класс. Незадолго до окончания учебного года его поведение обсуждали на педсовете.

– Что делать, – начал Кахобер Иванович, самый лучший на свете классный руководитель, русский язык ему не дается.

– Как же так? – не выдержала Нина Викторовна.

Кахобер Иванович поднял на нее черные, сияющие добротой глаза.

– Русский язык – наш родной. Мы не можем этого допустить, – сказала Нина Викторовна и не много смутилась.

Для Кахобера Ивановича русский язык не был родным. Но, в отличие от Коли, он знал русский язык в совершенстве. И только едва заметный акцент и пышные усы, за которыми, как солнце в зарослях бамбука, пряталась белозубая улыбка, выдавали в нем грузина.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.