Быть или не быть?

Воробей Вера и Марина

Серия: Романы для девочек [17]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Быть или не быть? (Воробей Вера)

БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ

(Романы для девочек - 17)

Сестры Воробей

Аннотация

Жизнь постоянно искушает нас и ставит перед выбором: быть или не быть? Поначалу двоюродный дядя Марины двадцатилетний студент Николай, даже не сомневался в том, что дешевая слава участника телешоу вроде программы “За стеклом” поможет ему решить все проблемы. Марина разделяла его точку зрения и всячески поддерживала его. И только Юля понимала, что, для того чтобы чего-то добиться в жизни или доказать себе и другим, что ты чего-то стоишь, совершенно не обязательно выставлять напоказ свою частную жизнь. Юле стоило немалых усилий переубедить Николая. Она задалась вопросом: “А стоит ли отговаривать его, если он принял решение?” Проблема нравственного выбора всегда стоит перед человеком, и Юля была убеждена, что нужно до последнего бороться за свое мнение и найти такие аргументы, против которых возражать бессмысленно.

1

– А почему я раньше ничего не слышала о твоем двоюродном дяде? – спросила Юля, поспешно приводя себя в порядок.

– Мы о нем говорили, – возразила Марина, просто ты внимания не обращала.

Юля пожала плечами. Она-то была уверена, что никогда раньше не слышала ни о каком двоюродном дяде из Челябинска, но спорить с Мариной не имело смысла.

Из беседки в саду, где стоял стол, доносились оживленные голоса: Генриетта Амаровна – бабушка Марины – добродушно распекала кого-то, а этот кто-то со смехом оправдывался.

– Ну, где вы там? – позвала Генриетта Амаровна, встав из-за стола.

– Сейчас идем! – в один голос откликнулись девочки и сами рассмеялись тому, что ответили одновременно.

Они вторую неделю жили на даче и уже начали скучать от однообразия дачной жизни. Юля подумывала вернуться в город и подбивала на это Марину, но та пока не соглашалась. А сегодня вдруг Марина с заговорщическим видом сообщила подруге, что приготовила для нее сюрприз. Они с мокрыми волосами возвращались с пруда, и, только войдя в калитку, Марина призналась, что к ним в гости должен приехать ее дальний родственник по имени Николай.

– Что же ты мне раньше не сказала! – прошипела Юля. – Я в таком виде, да и ты не лучше.

– Ничего, сейчас быстренько приведем себя в порядок, – успокоила ее Марина.

Девочки проскользнули в дом так, чтобы их не видела бабушка, сидевшая в саду. В комнате они наткнулись на чью-то спортивную сумку.

– Приехал! – констатировала Марина и, схватив расческу, кинулась к зеркалу.

Юля не отставала от подруги.

– Особенно стараться не стоит, – заметила Марина, весело поглядывая на Юлю. – Николай, кажется, в кавалеры не очень подходит.

– То-то я смотрю, ты что-то усердно прихорашиваешься, – съязвила Юля.

– Мне положено, – не моргнув глазом ответила Марина. – Я его уже года четыре не видела. В последний раз мы приезжали к ним в гости, когда мне было одиннадцать. Колька тогда еще сам в школе учился. Ходил таким гоголем-щеголем, – усмехнулась Марина.

– А сколько ему сейчас лет? – расспрашивала Юля.

– Кажется, восемнадцать или девятнадцать. Он поступил в институт и уже год как живет в Москве.

– А как получилось, что теперь он здесь?

– Он сам позвонил бабушке, рассказал, что удачно сдал сессию, перевелся на второй курс и собирается домой. Бабушка с мамой настояли, чтобы он приехал погостить к нам на дачу хотя бы на недельку. Вот он и объявился, – объяснила Марина.

Девочки уже привели себя в порядок, но все еще не спешили выйти в сад. Генриетта Амаровна уже несколько раз звала их, и, когда она пригрозила прислать за ними Николая, Марина и Юля наконец пошли в беседку.

Обе девочки были заинтересованы гостем. Марина помнила его подростком, который почти не показывался дома и не желал общаться с дальней родственницей – у него, как видно, были дела поважнее. Да и сама Марина, тогда еще совсем ребенок, не горела желанием общаться со своим двоюродным дядей. Но так было раньше. Теперь Николай повзрослел, стал студентом, а она привлекательной пятнадцатилетней девушкой. Юле же было просто интересно познакомиться с новым родственником Марины.

– Привет! – снова в один голос сказали девочки, входя в беседку. За столом Генриетта Амаровна поила гостя чаем.

– Привет! – ответил Николай, приподнимаясь со стула.

Это был молодой человек лет около двадцати, белобрысый, голубоглазый, совсем некрасивый, но ужасно обаятельный, как сразу отметили девочки. Из-за высокого роста ему приходилось пригибаться в низкой беседке, и от этого он выглядел чуть-чуть неуклюжим. Но зато Николай так открыто и дружелюбно улыбался, переводя веселый взгляд с одной девушки на другую, что они не могли не улыбнуться в ответ.

– Наконец-то появились, красны девицы! – добродушно проворчала Генриетта Амаровна. – Садитесь к столу, чай совсем остыл.

Когда Юля и Марина уже пили чай, Генриетта Амаровна спросила у Николая:

– Ты хоть помнишь, какая из них твоя племянница?

– Брюнетка, – ответил он, не слишком уверенно.

– Вот тебе раз! – Глаза Генриетты Амаровны лукаво заискрились.

Девочки догадались, что бабушка решила разыграть гостя.

– Надо же, кровную родню не узнал! – Она укоризненно покачала головой и даже поцокала языком для пущей важности. – Разве ты не помнишь, что Марина всегда была беленькая, почти как ты, но только без веснушек?

Юля и Марина с трудом сдерживали смех.

Генриетта Амаровна беззастенчиво обманывала вконец растерявшегося Николая. На самом деле он угадал совершенно верно: Марина была черноволосой, Юля же – белокурой. Но дядя Николай, похоже, так смутно помнил свою двоюродную племянницу, что готов был поверить Генриетте Амаровне. Он даже слегка покраснел от смущения.

– Значит, это ты Марина? – Николай обратился к Юле.

Марина прыснула. Вся сцена казалась ей очень веселой. Да и вообще, как выяснилось дальше, вокруг Николая всегда возникала какая-то удивительная атмосфера. Казалось, от него исходила добрая, светлая и веселая энергетика.

Юля же, едва взглянув на гостя, поняла, что не стоило особенно прихорашиваться: в качестве кавалера он ей не подходит, слишком уж неказистый был у него вид. Но зато она почувствовала, что могла бы подружиться с этим улыбчивым пареньком. Ей стало немного жаль Николая, и она решила разоблачить Марину и Генриетту Амаровну.

– Нет, я – Юля, – сказала она.

– Ага! – засмеялся гость, его смущение как рукой сняло. – Хотели обмануть меня?

Марина была в восторге от своего двоюродного дяди. Совсем не таким она его помнила. Николаю, судя по всему, двоюродная племянница тоже понравилась. Да и на Юлю он поглядывал с удовольствием.

– Значит, вот ты какой, дядя Коля! – со смехом сказала Марина.

– Давай договоримся, – предложил он, – не называть друг друга дядей и племянницей – это самая настоящая глупость. – Мы ведь почти ровесники. И вообще, все зовут меня Ником.

– Договорились! – с готовностью ответила Марина. – Я уже привыкла считать тебя двоюродным братом – кузеном.

– Отлично! Тогда давай поцелуемся, сестренка! Николай привстал и чмокнул Марину в щеку, а потом неожиданно потянулся к Юле и поцеловал и ее.

– Ты же мне тоже почти родственница, объяснил он.

– Скажи лучше, что тебе просто нравится целовать симпатичных девочек, – усмехнулась Генриетта Амаровна.

– Да, я очень рад, что у меня такие красивые сестренки, – прямо ответил Николай.

– Расскажи, как тебе живется в Москве? – спросила Марина.

– Замечательно! Я сразу привык к этому большому городу и полюбил его, будто родился здесь.

– В общежитии жизнь-то, наверное, не сахар, – сказала бабушка.

– А по-моему, наоборот, очень весело, – возразил Ник.

– Тебе, как я погляжу, все весело, – добродушно пробурчала Генриетта Амаровна. – Так весело, что за целый год ты даже не соизволил к нам заглянуть.

– Ну вот… – развел руками Николай. – Опять вы меня ругаете. Я же говорил вам, что у меня не было времени. Первый курс, как-никак, нужно было вливаться в учебный процесс.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.