Красивая жизнь

Воробей Вера и Марина

Серия: Романы для девочек [8]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Красивая жизнь (Воробей Вера)

КРАСИВАЯ ЖИЗНЬ

(Романы для девочек - 8)

Сестры Воробей

Аннотация

Красивая жизнь… Она кажется такой манящей. Ира была счастлива, когда оказалась в кругу модно одетых, раскованных парней и девушек. Клубы, дискотеки, автомобили, дачи - все это слепило и очаровывало. Ира казалась самой себе принцессой, а своих новых знакомых она считала настоящими друзьями. До тех пор, пока не случилась беда…

1

Если идти и не отрываясь смотреть на луну, то кажется, что она движется вместе с тобой. И еще, если приглядеться повнимательнее, можно заметить, что у нее совсем человеческое лицо – острый нос, удивленно приподнятая бровь, ласковая улыбка… Такую луну может увидеть всякий, у кого чиста совесть.

Но когда Ира Дмитриева возвращалась домой темной ночью, боясь взглянуть на часы, эта улыбка не казалась ей ласковой. Совсем наоборот – луна издевательски ухмылялась, как будто говорила: «Представляю, что теперь будет! Вот увидишь, как тебя встретят дома! Чем так поздно, лучше вообще не возвращаться!»

Ире стало неприятно, и она опустила глаза. «Только бы на этот раз ничего не было, – думала она. – Только бы они уже спали».

Но она обманывала себя. Конечно, ни мама, ни папа не могли лечь спать, не дождавшись, пока их единственная дочь вернется домой.

«А все эта Светка, – с обидой думала Ира. – Говорит: «Сейчас, сейчас», а сама и не думает уходить… »

Ире хотелось обвинить кого-то в том, что случилось, но в глубине души она понимала, что некого винить, если сам сплоховал.

«И что же мне теперь делать? Что сказать дома, чтобы не так ругали»

Ира, уже подходя к своему подъезду, бросила быстрый взгляд на окна пятого этажа.

Окна лихорадочно горели.

«Так что же сказать? Может, правду? Говорить правду – легко. Можно спокойно смотреть в глаза и не бояться что-нибудь перепутать…»

Она вспомнила, как звенит в ушах мамин голос, когда она сердится, вспомнила гневную складку у папы на лбу, и ее решимости быть правдивой как не бывало. «Нет, невозможно. – Она покачала головой. Этого они никак не поймут… А я? Разве я понимаю, как это получилось?»

У Иры колени подгибались от страха, она осторожно поворачивала ключ в замочной скважине, все еще не зная, что сказать родителям, как ответить на их вопросы и упреки.

2

А начиналось все совсем безобидно.

Как-то вечером к ней зашла Света Красовская, и они разговаривали о пустяках.

– На улице хорошо, – говорила Света. – Холодно, но хорошо.

Она только что пришла с мороза, ее щеки раскраснелись, а глаза блестели. Ира задумчиво смотрела в окно и ничего не отвечала.

– Малышева, наверное, со своим Волковым сегодня встречается?

Ира вздохнула и молча кивнула головой. Аня Малышева была ее лучшей подругой. Она и продолжала ей оставаться, но в ее жизни появился Ваня Волков, а любовь всегда важнее дружбы.

– Наверное, пойдут в кино или просто будут гулять… А мы с тобой сидим, как последние дуры. Никто нас никуда не приглашает.

– Ну и не надо, – ответила Ира. – Мне и дома не скучно.

Света устало посмотрела на подругу и сказала:

– Врешь ты все. Не может такого быть.

– Может, – упрямо сказала Ира. – Скучно только глупым. А я могу порисовать, могу помечтать или еще что-нибудь…

– Еще что-нибудь, – передразнила ее Света. А пока ты мечтаешь, жизнь проходит мимо. Разве не обидно?

«И правда, – подумала Ира, – ведь со мной уже давным-давно ничего не происходит».

– Что же делать? – спросила она, уверенная, что ничего здесь не поделаешь.

– Я знаю, – многозначительно сказала Света. Только вряд ли тебе это понравится…

Ира перестала смотреть в окно и удивленно подняла брови.

– Ты говоришь загадками, – сказала она. – и мне это нравится.

– Нравится? Ну, тогда слушай…

И Света рассказала о том, что с ней случилось два дня назад.

Она возвращалась домой с компьютерных курсов, на которые ее устроили родители, и ждала троллейбуса, от холода переминаясь с ноги на ногу. Но троллейбус, все, не шел и не шел. Было часов восемь, но в декабре в это время уже с трудом различаешь носки собственных ботинок, поэтому Свете хотелось как можно скорее попасть домой, туда, где светло и тепло.

Она прохаживалась около остановки, чтобы хоть как-то согреться, когда прямо около нее затормозила машина с тонированными стеклами. Кто-кто, а Света знала толк в машинах.

«Шкода», – подумала она. – Простые люди на таких машинах не ездят».

Дверь со стороны водителя открылась, и из машины вышел парень, чуть постарше самой Светы, решительно направился к ней.

– Тепло ли тебе, девица? – без всякого вступления спросил он.

Оттого что парень сказал фразу из детского фильма ей стало смешно. Она улыбнулась и посмотрела на него с интересом.

– Может быть я могу вас подвезти?

У него были коротко стриженные светлые волосы мясистый нос и большие, чуть навыкате глаза – такими в кино изображают бандитов. Но когда он улыбался, в его лице появлялось что-то милое, обаятельное и слегка беззащитное. Не улыбнуться в ответ было невозможно.

– Нет, спасибо, – улыбаясь, сказала Света. – Не нужно.

Конечно, ей было нелегко отказаться от соблазна прокатиться в теплом салоне, вместо того чтобы отбивать зубами дробь на остановке, но она хорошо помнила о том, что ни в коем случае нельзя садиться в машину к незнакомым людям. Даже к обаятельным.

– Вот вы наверное, думаете, что я маньяк, который охотится за молодыми девушками, или серийный убийца? – какбудто читая ее мысли, сказал парень. –Ведь так?

– Может, и так, – сказала – Света, невольно отступая от него на шаг.

– Ну, посмотрите на меня внимательно, – предложил парень, поворачиваясь к ней то в фас, то в профиль. – Разве я похож на преступника?

При тусклом свете фонаря Света стала всматриваться в его лицо.

«Такие лица показывают по телевизору в криминальной хронике», – пронеслось у нее в голове.

– Не похож, – сказала она вслух. – но многие преступники – очень обаятельные люди.

– Ага, – обрадовался парень. – Значит, вы считаете меня обаятельным, а это уже кое-что!

Вдалеке показался троллейбус, и Свете вдруг стало жаль, что сейчас ей придется – попрощаться с незнакомцем.

– Вы далеко отсюда живете? – спросил он.

– Нет, – рассеянно отвечала Света, пытаясь разглядеть номер троллейбуса. – Совсем рядом.

– Ну, тогда тем более нечего опасаться, – сказал он. – Садитесь. – И он приоткрыл дверцу.

– Я не могу, – не очень уверенно отказалась Света. – Я не сажусь в машины к незнакомым людям.

– Меня зовут Женя, – представился он. – Друзья зовут меня Жэка. А тебя?

– Меня – Света, – ответила она, не замечая, как плавно он перешел на «ты».

– Вот мы и познакомились. Теперь, на правах знакомого человека, я могу отвезти тебя домой?

– Не знаю, – сказала Света. Она нерешительно переводила взгляд с троллейбуса на машину и ежилась от сложности этого выбора.

Женя тоже заметил подъезжающий троллейбус и забеспокоился.

– Но ведь в троллейбусе все тоже незнакомые! продолжал упрашивать он. –И их гораздо больше!

Вдруг Света услышала громкий смех, тонированное стекло медленно опустилось, и она увидела Егора Тарасова из одиннадцатого и Алену Истерину, сидящих на заднем сиденье машины.

– Ой, умора. – Алена смеялась так, что у нее выступили слезы. – Ну ты, Красовская, даешь! Надо же, какая принципиальная!

Света вспыхнула от мысли, что Егор и Алена слышали весь ее разговор, и хотела сказать что-нибудь резкое, но Егор примирительно попросил:

– Света, садись. Ведь нас-то ты знаешь? А это наш друг, Жэка.

В машине оказалось еще лучше, чем Света предполагала, – тепло, играет тихая музыка, в кресле можно откинуться так, как удобно.

– Будешь? – спросила ее Алена, протягивая тонкую сигарету с ментолом.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.