Ошибка

Афанасьев Сергей

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Начало

Был обыкновенный зимний вечер. Народ устало возвращался домой после работы, равнодушно

Эта девушка, в короткой узкой дубленке и на высоких каблучках, сразу же привлекла внимание Максима.

Но, по всей видимости, этот интерес был ей явно не по душе. И когда они стали вместе выходить на

предпоследней остановке, она только демонстративно поморщилась, кинув на Максима жесткий взгляд

своих красивых глаз, явно подозревая его в попытке познакомиться с ней на улице под до тошноты

надоевшим предлогом 'проводить'.

Догадавшись о ее мыслях Максим только хмыкнул про себя. Это была и его остановка, и он совсем не

собирался проезжать мимо. К тому же им оказалось по пути и, выйдя на улицу, он галантно пропустил

девушку вперед и, выждав немного для приличия, пошел за ней следом. Правда, у него мелькнули смутные

сомнения, что в данной ситуации так себя вести несколько некрасиво, но Максим быстро успокоил свою

совесть, буквально за две-три секунды убедив себя, что он ну нисколечко не пугает эту девушку, идя

позади нее по темной и пустынной улице. Да и свернуть-то было, честно говоря, некуда - сплошные

сугробы по краям. И обогнать уже поздно - услышав за собой вдруг ускорившиеся шаги она уж точно

испугается. И поэтому Максим, с совершенно чистой душой, неторопливо шел за девушкой, тщательно

соблюдая дистанцию.

Этот мужчина возник казалось из ниоткуда. Вот вроде бы они были вдвоем - Максим и неприступная, и

поэтому еще более притягательная, незнакомка, и вдруг сбоку кто-то уже засопел. Это оказался один из

многочисленной когорты добровольных агитаторов то ли христианства, то ли сатанизма, то ли вообще

какой-то новой секты. Месячник у них что ли?, внутренне поморщился Максим - все эти уличные

приставалы порядком уже надоели. Какое-то время мужчина хорошо поставленным баритоном активно

разглагольствовал на божественные темы, но Максим пропускал все слова мимо ушей и его навязчивый

собеседник незаметно притих. Минут пять они шли молча, похрустывая свежевыпавшим снегом, и только

восхищенное сопение соседа мешало Максиму любоваться своей загадочной незнакомкой. Но тут агитатор

вдруг резко подпрыгнул и уставился на темное зимнее небо. Ангела, наверное, увидел, усмехнулся про

себя Максим, внутренне радуясь, что мужчина наконец-то от него отстанет.

- А что?
- донеслось до Максима - бывший попутчик явно разговаривал сам с собой.
- Это может

оказаться забавным!

И неожиданно и довольно прытко выскочив из-за спины Максима мужчина вдруг в два прыжка догнал

девушку и, цепко схватив ее за руку, молча потащил в кромешную темноту, ловко лавируя между

сугробами.

- Помогите, - ошарашено выдавила она из себя, растерявшись от неожиданности. И это позволило

нападавшему оттащить ее от дороги к каким-то заброшенным полузасыпанным гаражам.

Здесь-то Максим их и догнал.

- Помогите!!!
- еще громче закричала девушка и со всего размаху огрела Максима сумочкой прямо по

голове.

- Да я помогать!?
- растерялся Максим, прикрываясь руками - сумочка оказалась довольно тяжелой и

было ощутимо больно. Но она его не слушала, ошалело лупя своим орудием направо и налево. А агитатор-

насильник почему-то только весело смеялся, как ни в чем не бывало стоя в сторонке и нетерпеливо

переминаясь с ноги на ногу.

И тут вокруг них посветлело. Словно кто-то прямо над ними резко включил фонарик, очертив ровный

небольшой круг. Девушка от неожиданности замерла. И Максим тоже осторожно поднял голову. Прямо над

ними в воздухе висел маленький сухонький мужичок в белом одеянии.

- Господи!
- трагично воскликнул он словно выступал в театре.
- Опять хулиганите! Вот напасть-то! Ну как

же вы мне надоели!
- И с этими словами мужичок резко взмахнул посохом, из которого тут же вылетела

маленькая синяя молния, несильно ударившая Максима в грудь.

- Мазила, - беззлобно высказался насильник, и вторая молния ударила уже в пустое место.

Снег тихонько зашипел и поднялся тонкой струйкой замерзающего пара. И Максим медленно присел в

сугроб. А потом и лег. По-стариковски охая, мужичок в белом опустился пониже и заглянул в мутнеющие

глаза Максима.

- Видать судьба у тебя такая, милок, - сказал он необычайно участливым, добрым голосом.
- Не обессудь

уж.
- И тоже исчез. И Максим остался совсем один - девушка убежала еще раньше.

Мягкие белые пушинки осторожно ложились на его лицо, нежно пощипывая и щекоча кожу, но быстро

нарастающее головокружение и слабость в ногах и руках не позволяли Максиму смахнуть их. Так он и

лежал, не шевелясь. Мыслей никаких не было.

Некоторое время было очень тихо и как-то даже спокойно и умиротворенно. А потом были чьи-то голоса

и скрип снега вокруг. Кто-то заглядывал Максиму в лицо, что-то говорил, о чем-то спрашивал.

Последнее, что он еще смог различить, это яркий свет операционной и властный голос хирурга -

Скальпель.

Дорога

Когда Максим наконец-то открыл глаза, он еще не мог как следует соображать, и просто тупо смотрел

вперед, не понимая того, что перед ним покачивается чья-то спина, и что ее хозяин идет вперед, а он,

соответственно, идет за ним, след в след, и идет, кстати, явно уже давно.

Он шел по огромному пустырю. Багрово-зловещий закат, казалось, навечно застыл на пустом, кроваво-

красном небе с угольно-черными пятнами рыхлых туч, окрасив безжизненную землю в мрачный пурпур с

чернотой пригорков и редких блеклых кустарников.

Минут через пятнадцать однообразной ходьбы Максим понял, что их, бредущих, на самом деле гораздо

больше. По крайней мере он спиной чувствовал чей-то такой же тупой, как и у него самого, взгляд. Изредка,

на поворотах, он видел впереди нескончаемую длинную цепочку людей, покорно бредущих след в след. И

эта живая змейка терялась внутри гигантского строения, такого же, как и весь этот мир, мрачно-кровавого

цвета.

"Как крематорий" - подумал то ли сам Максим, то ли сказал ему кто-то по-дружески прямо в мозг. "Все

там будем" - опять же помимо его воли возникла следующая мысль. "Разумеется" - так же независимо от

Максима прозвучало в ответ. Без всякого любопытства он более внимательно посмотрел краем глаза на

дом впереди и уже вполне самостоятельно подумал - "Надо же - крематорий… Забавно…". "Вот болван-

то…" - тут же отозвался первый внутренний голос. "Не-а, ты не прав", - с готовностью подхватил второй. И

Максима стал раздражать этот разговор невидимых собеседников, примостившихся внутри его головы, но

как заставить их замолчать он не знал. "Что за ерунда ко мне привязалась!" - разозлился он с силой мотнув

головой - "Вот зараза-то!". "Сам ты зараза!" - тут же оскорбились в ответ - "И совсем мы не ерунда". И

голоса обиженно притихли. А Максим продолжил свой однообразный бессмысленный путь.

Они шли молча, в полной тишине, и даже звука шагов не было слышно. Казалось, мир вокруг них застыл.

Или уснул. На многие тысячелетия. И только изредка, справа или слева, из темноты заката, вдруг

появлялись молчаливые фигуры людей. Стариков и совсем еще детей. Мужчин и женщин. Группами и

поодиночке. Словно сомнамбулы, они подходили к движущейся колонне и вливались в нее, ни кого не

сбивая с печального ритма.

Увлекшись разглядыванием новеньких Максим не сразу заметил, что в небе творится что-то странное.

Приглядевшись, он смог различить в легкой дымке розовых перистых облаков неясные очертания

огромного человеческого глаза. Это видение оказалась головой какого-то врача - судя по шапочке и

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.